Меню Рубрики
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Познавательные сказки

Познавательные сказки

Познавательные сказки

Познавательные сказки – это увлекательные рассказы-истории, дающие представление и знания об окружающем мире. Основой познавательных сказок служат различные ситуации из реальной жизни, требующие изучения и проверки разных путей решений.

Познавательные сказки для малышей от 1 года дают детям первое представление о мире природы, жизни в социуме и правильных привычках.

Увлекательные истории для детей 2-3 лет в игровой, легкой форме дают начальную базу знаний малышам, на основе которой будет расти и развиваться личность.

Откуда взялась крапива

Давно это было. Жила в одной деревне девочка по имени Крапивка. Была эта девочка злой и капризной, и люди не любили ее. Никто не хотел дружить с Крапивкой и это еще больше злило и сердило девочку. Она всегда появлялась неожиданно и затевала ссоры. Крапивка радовалась, когда кто-то плакал, ссорился или дрался. Люди старались пореже встречаться со злой девочкой. И тогда она так разозлилась, что позеленела от злости и превратилась в жгучую траву. И стала эта трава расти везде и жечь людей. Люди эту траву стороной обходят и с тех давних пор зовут ее крапивой.

Отчего попугай разноцветный

В некотором царстве, в некотором государстве жил -был попугай. он был серый и неприглядный, как, впрочем, и все другие попугаи этого царства. И вот однажды пригласили попугая на королевский бал. Попугай отправился к портному заказать себе парадный фрак. Портной Дрозд огорчил попугая и сам расстроился — у него не было ткани, одни обрезки остались. Но попугай был упрям и упросил Дрозда сшить ему фрак из кусочков ткани.

Замечательный получился фрак! Рукава зеленые, как трава, грудка малиновая, бархатная, а воротник красный. Новый наряд попугая понравился даже портному. А уж о других птицах и говорить не приходится. Отовсюду только и слышалось: «Ох! Ах! Какое чудо! Какая прелесть! Восхитительно! Очаровательно!» Попугай был вне себя от счастья. До сих пор он не снял с себя парадный фрак. И другие попугаи заказали себе такие же красивые фраки. Теперь весе попугаи щеголяют в ярких разноцветных фраках.

Сказка о крылатках

Крылатки — семена-детки клена. Все лето мама-клен бережно растила своих деток,грела их на солнышке и прикрывала листочками от дождя. К концу лета детки-крылатки стали большими, и у каждого выросло тонкое нежное крылышко. Крылатки весели на маме-клене и тихо переговаривались. Они мечтали и строили планы на будущее.
«Я полечу вон к той веранде, — говорила одна крылатка, — где нет ни одного дерева. Там я буду жить, расти и всем радость нести».
«А я, — мечтала другая крылатка, — хочу жить около скамейки. Вырасту большим кленом, люди будут сидеть на скамейке и любоваться мной. А в жару я их от солнца укрою своими пышными листочками...».
Наступила осень. Мама-клен говорит своим деткам-крылаткам: «Детки мои милые. Скоро наступят для нас тяжелые, холодные дни. Летите вы скорее на землю с братцами-листочками. Лягте вы на землю плотнее. Прикройтесь опавшими листочками. А придет зима, накроет вас снегом пушистым. Будет вам еще теплее. Так вы зиму и перезимуете. А весной солнышко пригреет, снежок растает. Вот тут вы время зря не теряйте, а скорее прорастайте. И вырастут из вас новые клены».
Послушные у мамы-клена были детки-крылатки. Дунул ветер, и полетели они в разные стороны... Замахали на прощание маме-клену своими нежными крылышками.

В народе семена клена называют «вертолетиками», потому что, когда они летят, то вращаются, как винт вертолета.

Одежда для почек

Кончилось теплое лето. Пришла осень с холодными дождями и сильными ветрами. и мама-дерево обратилась к своим семенам: «Милые мои, семена-детки, вы уже выросли большими и пора вам на землю спускаться, от зимы суровой прятаться». Семена-детки послушались свою маму, разлетелись в разные стороны и легли на землю. Посмотрела мама-дерево на свои семена, видит — холодно им на голой земле неукрытыми лежать. Тогда обратилась мама-дерево к другим своим деткам-листочкам: «Милые мои детки-листочки, вашим братьям-семенам помощь нужна. Холодно им на голой земле лежать. Их укрыть надо, согреть, а то придут морозы и погубят семена. Летите, листочки, скорее на землю. Укройте семена. А о малышах-почках я сама позабочусь».
«Мы с огромной радостью поможем братьям-семенам», — ответили листочки. Они упали на землю и покрыли ее ярким ковром. Теперь семена не замерзнут зимой, они будут жить и прорастут весной молоденькими деревцами.
Пришла пора позаботиться и о малышах-почках. Мама-дерево сказала им: «Милые мои, малыши-почки, настало время зимнюю одежду надевать, чтобы зимой вам тепло было, чтобы вы смогли распуститься весной листьями».
«Мы готовы», — ответили малыши-почки. И мама-дерево дала им теплую зимнюю одежду.
Только это были не шапочки, не шубки, не валенки и не рукавички. Это были прочные чешуйки, которые защищали почки от воды, и от ветра, и от трескучего мороза. Одевшись в новую зимнюю одежде, малыши-почки поблагодарили маму-дерево: «Спасибо, дорогая мамочка, нам теперь очень тепло, и мы обязательно доживем до весны».

Как Лис весну встречал

Автор Гусарова Н. Н.

Вот и весной запахло. Первой заприметила весну верба: нарядилась, золотые сережки надела. А за ней все живое в лесу засуетилось.

Сорока на березе крутится, на весь лес трещит. Смотрит старый Лис на Сороку и спрашивает:
— Что ты там вертишься?
— Наряжаюсь! Сережки примеряю. Весну встречать буду!
— Я тоже хочу весну встречать, — говорит Лис, — да где она сейчас?
— Говорят, по реке идет. Ну, я полетела.
Старый Лис встрепенулся, шерсть залежалую прилезал – пригладил, помчался на реку. Прибежал к реке, а там большие льдины плывут. По льдинам Трясогузка бегает, с льдины на льдину перелетает, хвостом трясет, во весь голос хвастается:
— Я молодец – я первая весну встретила. Речку разбудила, весь лед хвостом расколола, с весной поздоровалась-расцеловалась!
Видит Лис, что опоздал весну встречать, и спрашивает Трясогузку:
— Скажи, любезная, куда сейчас весна пошла?
— На поле, поле, поле! Сейчас и я туда.
Вспорхнула, только Лис ее и видел. Поспешил он на поле, чтобы там с весной поздороваться. Видит – по полю трактор ездит туда-сюда, тарахтит. За трактором грач ходит, носом водит. Спрашивает их Лис:
Не видели весну?
— Крак же? Крак же? Видели! Видели! Она тут по полям, лугам проходила, в лес спешила.
Бросился лис в лес. Остановился у можжевелового куста отдышаться, а Сорока ему с елки:
Ну что, рыжий, встретил весну? Она только что тут проходила, вон сколько следов оставила. Посмотри!
Смотрит Лис, а кругом то тут, то там кустиками цветы расцвели: голубенькие, беленькие. А между ними трава пробивается. На деревьях из почек зеленые листочки выглядывают.
Понял тут Лис, что не догнать ему весну. Нашел он солнечную полянку, разлегся среди подснежников, их красотой любуется, песню Зяблика слушает, старые бока греет.
Хорошо, что весна пришла!

Правда или ложь

Пошли три мальчика в лес. В лесу грибы, ягоды, птицы. Загулялись мальчики. Не заметили, как день прошёл. Идут домой — боятся: «Попадет нам дома!» Вот остановились они на дороге и думают, что лучше: соврать или правду сказать?
— Я скажу, — говорит первый, — будто волк на меня напал в лесу. Испугается отец, и не будет браниться.
— Я скажу, — говорит второй, — что дедушку встретил. Обрадуется мать, и не будет бранить меня.

— А я правду скажу, — говорит третий. — Правду всегда легче сказать, потому что она, правда и придумывать ничего не надо.
Вот разошлись они все по домам. Только сказал первый мальчик отцу про волка, глядь — лесник идёт.
— Нет, — говорит, — в этих местах волков.
Рассердился отец. За первую вину рассердился, а за ложь — вдвое.
Второй про деда рассказал, а дед тут как тут — в гости идёт. Узнала мать правду. За первую вину рассердилась, а за ложь — вдвое.
А третий мальчик как пришел, так с порога во всем повинился. Поворчала на него мама, да и простила.

Подорожник

Хотел подорожник расти на пригорке.
Да вытеснили его оттуда самые высокие травы.
Пришлось ему сойти пониже. Но и тут ему не позволили жить красивые цветы.
Так спускался, спускался он вниз.
И осталось ему место только на проезжей дороге.
Хорошее место – солнечное, просторное, потому что мало желающих жить тут.
Одна беда: топчут здесь его все, кому не лень, ездят по нему машины.
А он только безропотно распрямляется и смиренно терпит все.
И все эти неудобства. И то, что не такой красивый, как другие цветы и травы. Ни красоты у него, ни аромата.
Но зато, когда кому-нибудь из прохожих случается вдруг порезать руку или ногу, – первым делом ищут подорожник и кладут на рану его листы.
Вот какова сила смирения даже у простых трав!

Сказка про весенние месяцы

(Автор сказки Ирис Ревю)
Весенние месяцы Март, Апрель и Май встретились на опушке.
— Я больше всего для Красавицы-Весны делаю, — сказал братец Март, — Снега с мест сдвигаю, перелётных птиц домой созываю, первоцветы пробуждаю, капель начинаю, с ручейками разговариваю, прошу Солнце прогреть пригорки, проталины делаю.
— Неверен ты, братец Март, — промолвил Апрель, — То плачешь, то смеёшься. Любишь ты покуролесить. То морозец в гости позовёшь, то весеннюю песню затянешь. Вот я, например, для Красавицы-Весны, делаю гораздо больше, — отрапортовал месяц Апрель.
— День существенно удлиняю, снеговой покров снимаю, для сокодвижения берёзку тормошу, вербу, ольху, мать-и-мачеху, лютики зацвести убеждаю, начинаю сев ранних яровых хлебов, чибисов и журавлей встречаю, дождь пробуждаю.
— Хоть ты, братец Апрель, и много делаешь, — заметил Май, — но уж больно ты переменчив. — При снеге приходишь, при зелени уходишь.
Я – главный труженик Весны, — убеждал Май. — Всё цветёт и поёт, лишь только я вступаю в свои права. И начинается настоящая зелёная Весна. Разворачиваются листья на деревьях, цветут ландыши, незабудки, фиалки. Просыпаются от зимней спячки животные. Соловей веселит всех своей незабвенной песней. Звери и птицы радуются появлению потомства.
Подслушало Солнышко эти разговоры. — Вы все делаете для Красавицы-Весны одинаково много. Каждый из вас по-своему важен и нужен. Не было бы Весны, если бы кто-то из вас заблудился и не пришёл вовремя, — рассудило мудрое Солнышко.

Весёлая Сосулька

(Автор сказки Ирис Ревю)
Подружилась Синица с Сосулькой. Каждое утро весело переговаривались подружки.
— Кап-кап, — вещала Сосулька.
— Пинь-пинь, — толковала Синица.
— Кап-кап-кап! – утверждала Сосулька.
— Пинь — чи, пинь — чи! – заявляла Синица.
Но однажды Синица не увидела свою подругу. На все лады зазывала Синица Сосульку:
— Ци — фи, ци – фи, пинь — пинь, пинь — чи, пинь – чи, фи-фи, — вещала она.
Но Сосулька не отзывалась. А Золотое Солнышко сказало Синице:
— Сосулька капала, капала и растаяла. Прилетай, Синица, на следующий год. И не вздумай расстраиваться. Сосульки – они такие, они любят таять и появляться вновь следующей весной.

КТО СКАЗАЛ «МЯУ»?

Познавательные сказки

Щенок спал на коврике около дивана. Вдруг сквозь сон он услышал, как кто-то сказал: — Мяу! Щенок поднял голову, посмотрел — никого нет. И тут кто-то опять сказал: — Мяу! — Кто там? Вскочил щенок, обежал всю комнату, заглянул под кровать, под стол никого нет! Влез на подоконник, увидел: во дворе гуляет Петух. «Вот кто не дал мне спать!» — подумал Щенок и побежал во двор к Петуху. — Это ты сказал «мяу»? — спросил Щенок Петуха. — Нет, я говорю... — Петух захлопал крыльями и закричал: Ку-ка-ре-ку-у-у! — А больше ты ничего не умеешь говорить? — спросил Щенок. — Нет, только «кукареку», — сказал Петух. Щенок почесал задней лапой за ухом и пошёл домой... Вдруг у самого крыльца кто-то сказал: — Мяу! «Это тут!» — сказал себе Щенок и быстро начал рыть под крыльцом всеми четырьмя лапами.

Когда он вырыл большую яму, оттуда выскочил серый Мышонок. — Ты сказал «мяу»? — строго спросил его Щенок. — Пи-пи-пи, — запищал Мышонок, — а кто так сказал? — Кто-то сказал «мяу»... — Близко? — заволновался Мышонок. — Вот здесь, совсем рядом, — сказал Щенок. — Мне страшно! Пи-пи-пи! — запищал Мышонок и юркнул под крыльцо. Щенок задумался. Вдруг около собачьей конуры кто-то громко сказал: — Мяу! Щенок обежал вокруг конуры три раза, но никого не нашёл. В конуре кто-то зашевелился... «Вот он! — сказал себе Щенок. — Сейчас я его поймаю...» Он подкрался поближе... Навстречу ему выскочил огромный лохматый Пёс. — Р-р-р-р... — зарычал Пёс. — Я... я хотел узнать... — Р-р-р-р! — Это вы сказали... «мяу»? — прошептал Щенок, поджимая хвостик. — Я?! Ты смеёшься, Щенок! Со всех ног бросился Щенок в сад и спрятался там под кустом. И тут, прямо над его ухом, кто-то сказал: — Мяу! Щенок выглянул из-под куста.

Прямо перед ним на цветке сидела мохнатая Пчела. «Вот кто сказал „мяу“!» — подумал Щенок и хотел схватить её зубами. — З-з-з-з! — прожужжала обиженная Пчела и больно ужалила Щенка в кончик носа. Завизжал Щенок, побежал. Пчела за ним! Летит и жужжит: — Уж-ж-жалю! Уж-ж-жалю! Подбежал Щенок к пруду — и в воду! Когда он вынырнул, Пчелы уже не было. И тут опять кто-то сказал: — Мяу! — Это ты сказал «мяу»? — спросил мокрый Щенок Рыбу, которая проплывала мимо него. Рыба ничего не ответила, махнула хвостом и исчезла в глубине пруда. — Ква-ква-ква! — засмеялась Лягушка, сидевшая на листе лилии. — Разве ты не знаешь, что рыбы не говорят? — А может быть, это ты сказала «мяу»? — спросил Щенок Лягушку. — Ква-ква-ква! — засмеялась Лягушка. — Какой ты глупый! Лягушки только квакают. И прыгнула в воду... Пришёл Щенок домой, мокрый, с распухшим носом. Грустный, улёгся он на своём коврике.

И вдруг услышал: — Мяу!!! Щенок вскочил — перед ним сидела пушистая полосатая Кошка. — Мяу! — сказал Кошка. — Ав-ав-ав! — залаял Щенок, потом вспомнил, как рычал лохматый Пёс, и зарычал: — Р-р-р-р! Кошка изогнулась, зашипела: «Ш-ш-ш!», зафыркала: «Фыр-фыр!» — и выпрыгнула в окно. Вернулся Щенок на свой коврик и улёгся спать. Он теперь знал, кто сказал «мяу».

ПОД ГРИБОМ

Как-то раз застал Муравья сильный дождь. Куда спрятаться? Увидел Муравей на полянке маленький грибок, добежал до него и спрятался под его шляпкой. Сидит под грибом — дождь пережидает. А дождь идёт всё сильнее и сильнее... Ползёт к грибу мокрая Бабочка: — Муравей, Муравей, пусти меня под грибок! Промокла я — лететь не могу! — Куда же я пущу тебя? — говорит Муравей. — Я один тут кое-как уместился. — Ничего! В тесноте, да не в обиде. Пустил Муравей Бабочку под грибок. А дождь ещё сильнее идёт... Бежит мимо Мышка: — Пустите меня под грибок! Вода с меня ручьём течёт. — Куда же мы тебя пустим? Тут и места нет. — Потеснитесь немножко! Потеснились — пустили Мышку под грибок. А дождь всё льёт и не перестаёт... Мимо гриба Воробей скачет и плачет: — Намокли пёрышки, устали крылышки!

Пустите меня под грибок обсохнуть, отдохнуть, дождик переждать! — Тут места нет. — Подвиньтесь, пожалуйста! — Ладно. Подвинулись — нашлось Воробью место. А тут Заяц на полянку выскочил, увидел гриб. — Спрячьте, — кричит, — спасите! За мной Лиса гонится!.. — Жалко Зайца, — говорит Муравей. — Давайте ещё потеснимся. Только спрятали Зайца — Лиса прибежала. — Зайца не видели? — спрашивает. — Не видели. Подошла Лиса поближе, понюхала: — Не тут ли он спрятался? — Где ему тут спрятаться? Махнула Лиса хвостом и ушла. К тому времени дождик прошёл — солнышко выглянуло.

Вылезли все из-под гриба — радуются. Муравей задумался и говорит: — Как же так? Раньше мне одному под грибом тесно было, а теперь всем пятерым место нашлось! — Ква-ха-ха! Ква-ха-ха! — засмеялся кто-то. Все посмотрели: на шляпке гриба сидит Лягушка и хохочет: — Эх, вы! Гриб-то... Не досказала и ускакала. Посмотрели все на гриб и тут догадались, почему сначала одному под грибом тесно было, а потом и пятерым место нашлось. А вы догадались?

ЦЫПЛЁНОК И УТЁНОК

Вылупился из яйца Утёнок. — Я вылупился! — сказал он. — Я тоже, — сказал Цыплёнок. — Я хочу с тобой дружить, — сказал Утёнок. — Я тоже, — сказал Цыплёнок. — Я иду гулять, — сказал Утёнок. — Я тоже, — сказал Цыплёнок. Я рою ямку, — сказал Утёнок. Я тоже, — сказал Цыплёнок. — Я нашёл червяка, — сказал Утёнок. — Я тоже, — сказал Цыплёнок. — Я поймал бабочку, — сказал Утёнок. — Я тоже, — сказал Цыплёнок. — Я не боюсь лягушку, — сказал Утёнок. — Я то... тоже... — прошептал Цыплёнок. — Я хочу купаться, — сказал Утёнок. — Я тоже, — сказал Цыплёнок. — Я плаваю, — сказал Утёнок. — Я тоже! — крикнул Цыплёнок. — Спасите!.. — Держись! — крикнул Утёнок. — Буль-буль-буль... — сказал Цыплёнок. Вытащил Утёнок Цыплёнка. — Я иду ещё купаться, — сказал Утёнок. — А я — нет, — сказал Цыплёнок.

РАЗНЫЕ КОЛЁСА

Стоит пенёк, на пеньке — теремок. А в теремке живут Мушка, Лягушка, Ёжик да Петушок Золотой Гребешок. Вот как-то пошли они в лес за цветами, за грибами, за дровами, за ягодами. Ходили-ходили по лесу и на поляну вышли. Смотрят — а там пустая телега стоит. Телега-то пустая, да не простая — все колёса разные: одно совсем маленькое колёсико, другое — побольше, третье — среднее, а четвёртое — большое-пребольшое колесище. Телега, видно, давно стоит: грибы под ней растут. Стоят Мушка, Лягушка, Ёжик да Петушок, смотрят и удивляются. Тут Заяц на дорогу из кустов выскочил, тоже смотрит, смеётся. — Это твоя телега? — спрашивают Зайца. — Нет, это Медведя телега.

Он её делал-делал, не доделал да и бросил. Вот она и стоит. — Давайте возьмём телегу домой, — сказал Ёжик. — В хозяйстве пригодится. — Давайте, — сказали остальные. Стали все телегу толкать, а она не идёт: у неё все колёса разные. Толкали-толкали — толку никакого! Телега то направо завернёт, то налево упадёт. И дорога плохая — то яма, то кочка. А Заяц хохочет, от смеху надрывается: — Кому нужна такая негодная телега! Устали все, а бросить жалко — в хозяйстве пригодится. Опять Ёжик догадался: — Давайте все по колесу возьмём. — Давайте! Сняли с телеги колёса и домой покатили: Мушка — маленькое колёсико, Ёжик — побольше, Лягушка — среднее...

А Петушок вскочил на самое большое колесище, ногами перебирает, крыльями хлопает и кричит: Ку-ка-ре-ку-у! Заяц смеётся: — Вот чудаки, домой разные колёса покатили! Тем временем Мушка, Ёжик, Лягушка и Петушок прикатили колёса домой и задумались: что с ними делать? — Я знаю, — сказала Мушка, взяла самое маленькое колёсико — прялочку сделала. Ёжик догадался: к своему колесу две палки приладил — тачка вышла. — Я тоже придумала, — сказала Лягушка и колесо побольше к колодцу пристроила, чтобы лучше было воду брать. А Петушок большое колесище в ручей опустил, жернова поставил и мельницу построил.

Все колёса в хозяйстве пригодились: Мушка на прялочке нитки прядёт, Лягушка с колодца воду носит — огород поливает, Ёжик из лесу на тачке грибы, ягоды, дрова возит. А Петушок на мельнице муку мелет. Пришёл как-то к ним Заяц на их житьё посмотреть. А его как дорогого гостя приняли: Мушка ему варежки связала, Лягушка морковкой с огорода угостила, Ёжик — грибами да ягодами, а Петушок — пирогами да ватрушками. Стыдно стало Зайцу. — Простите меня, — говорит. — Я смеялся над вами, а теперь вижу — в умелых руках и разные колёса могут пригодиться.

ЯБЛОКО

Стояла поздняя осень. С деревьев давно облетели листья, и только на верхушке дикой яблони ещё висело одно-единственное яблоко. В эту осеннюю пору бежал по лесу Заяц и увидел яблоко. Но как его достать? Яблоко высоко висит — не допрыгнешь! — Крра-крра! Смотрит Заяц — на ёлке сидит Ворона и смеётся. — Эй, Ворона! — крикнул Заяц. — Сорви-ка мне яблоко. Ворона перелетела с ёлки на яблоню и сорвала яблоко. Только в клюве его не удержала — упало оно вниз. — Спасибо тебе, Ворона! — сказал Заяц и хотел было яблоко поднять, а оно, как живое, вдруг зашипело... и побежало. — Что такое? Испугался Заяц, потом понял: яблоко упало прямо на Ежа, который, свернувшись клубочком, спал под яблоней.

Ёж спросонок вскочил и бросился бежать, а яблоко на колючки нацепилось. — Стой, стой! — кричит Заяц. — Куда моё яблоко потащил? Остановился Ёжик и говорит: — Это моё яблоко. Оно упало, а я его поймал. Заяц подскочил к Ежу: — Сейчас же отдай моё яблоко! Я его нашёл! К ним Ворона подлетела. — Напрасно спорите, — говорит, — это моё яблоко, я его себе сорвала. Никто друг с другом согласиться не может, каждый кричит: — Моё яблоко! Крик, шум на весь лес. И уже драка начинается: Ворона Ежа в нос клюнула, Ёж Зайца иголками уколол, а Заяц Ворону ногой лягнул... Вот тут-то Медведь и появился. Да как рявкнет: — Что такое? Что за шум? Все к нему: — Ты, Михаил Иванович, в лесу самый большой, самый умный. Рассуди нас по справедливости. Кому это яблоко присудишь, так тому и быть.

И рассказали Медведю всё, как было. Медведь подумал, подумал, почесал за ухом и спросил: — Кто яблоко нашёл? — Я! — сказал Заяц. — А кто яблоко сорвал? — Как р-раз я! — каркнула Ворона. — Хорошо. А кто его поймал? — Я поймал! — пискнул Ёж. — Вот что, — рассудил Медведь, — все вы правы, и потому каждый из вас должен яблоко получить... — Но тут только одно яблоко! — сказали Ёж, Заяц и Ворона. — Разделите это яблоко на равные части, и пусть каждый возьмёт себе по кусочку. И все хором воскликнули: — Как же мы раньше не догадались!

Ёжик взял яблоко и разделил его на четыре части. Один кусочек дал Зайцу: — Это тебе, Заяц, — ты первый яблоко увидел. Второй кусочек Вороне отдал: — Это тебе, Ворона, — ты яблоко сорвала. Третий кусочек Ёжик себе в рот положил: — Это мне, потому что я поймал яблоко. Четвёртый кусочек Ёжик Медведю в лапу положил: — А это тебе, Михаил Иванович... — Мне-то за что? — удивился Медведь. — А за то, что ты нас всех помирил и уму-разуму научил! И каждый съел свой кусочек яблока, и все были довольны, потому что Медведь рассудил справедливо, никого не обидел.

ДЯДЯ МИША

Зашёл как-то Медведь к Зайцу в огород и спрашивает: — Как дела, Косой? — Да вот, морковку дёргаю, дядя Миша. — А хороша морковка-то? — Хороша, дядя Миша, да только сидит глубоко. — Мне, пожалуй, тоже морковки нужно, — задумчиво сказал Медведь, — в запас на зиму... — На здоровье, дядя Миша! Бери сколько хочешь! Поплевал Медведь себе на лапы и пошёл морковь дёргать, да так, что она во все стороны полетела...

Как раз мимо Ёжик проходил, и одна морковка ему прямо в голову угодила и на колючках повисла. — Безобразие какое! — зашипел Ёжик. — Что это тут делается? — Морковку дёргаем! — рявкнул Медведь. — А ты куда собрался, Колючая Голова?! — В лес иду. За груздями, за белыми грибами! — Вот грибы — это дело! — обрадовался Медведь. — Мне запас на зиму нужен. Идём за груздями, за белыми грибами! — Дядя Миша, — пискнул Заяц, — как же морковка? — Морковка, морковка... — рассердился Медведь. — Сам её кушай, а я грибы больше люблю!

И пошёл за Ёжиком в лес. Ходит Ёжик по лесу, грибы собирает и себе на колючки накалывает, а неуклюжий Медведь их больше ногами топчет. Белка ему с дерева кричит: — Что это ты, дядя Миша, всё кланяешься? — Да вот, грибы собираю — себе запас на зиму делаю, — отвечает Медведь. — Ну что твои грибы, — пищит Белка, — ты лучше орешков попробуй! Попробовал Медведь орехов, и они ему очень понравились. — Вот это дело! Я их сразу, одним махом соберу. Вот так! Обхватил Медведь лапами целый куст орешника, полный спелых орехов, и вырвал его из земли прямо с корнями, потом взвалил себе на спину и потащил.

Увидел это Ёжик, только лапками развёл. Тут навстречу Медведю Кот с удочками. — Куда собрался, Усатый? — остановил его Медведь. — На рыбалку, дядя Миша. Хочу котятам рыбки наловить. — Рыбки? Я люблю рыбку, — облизнулся Медведь. — Мне очень нужно на зиму рыбкой запастись. — Что ж, пошли! У меня как раз лишняя удочка есть, — сказал Кот. Пошли на рыбалку. Вдруг Кот спрашивает: — Постой! А как же твои орехи, дядя Миша? — Да что орехи... Мелочь. Идём скорее рыбу ловить, мне её много на зиму нужно. Пришли на речку. Только закинули удочки — Лиса тут как тут! Подсела к Медведю и хихикает: — Пустяками ты, дядя Миша, занимаешься. — Как это пустяками? — обиделся Медведь. — Мне рыба в запас на зиму нужна. — Да много ли ты её наловишь?

И какая радость целую зиму рыбу жевать? Лучше тебе другое дело предложу. Всю зиму меня благодарить будешь. — Что за дело? — спросил Медведь. — Пойдём-ка в деревню, кур, уток таскать. — Кур? Уток? Идём скорее! — обрадовался Медведь и удочку бросил. — Дядя Миша, у тебя рыбка клюёт! — кричит Кот. — Пускай клюёт. Рыба не курица, — проворчал Медведь и пошёл за Лисой. Когда стемнело, Медведь и Лиса по задам деревни подкрались к колхозному птичнику. Лиса доску в заборе отодвинула и шепчет: — Ты, дядя Миша, посторожи здесь, а я тебе курочек и уточек вынесу сколько твоей душеньке захочется. — Ладно, — говорит Медведь, — только поскорее приходи, побольше приноси. Мне запас на зиму нужен.

Ходит Медведь вдоль забора туда-сюда, смотрит по сторонам, прислушивается... Но недолго ему пришлось сторожить: собак со всей деревни набежало видимо-невидимо! И все рычат, лают-заливаются, того и гляди, разорвут! Забыл Медведь про кур, про уток, про Лису-плутовку и со всех ног бросился бежать... Собаки целой сворой — за ним! Так и гнали бедного Мишку до самого леса. Тем временем Лиса со своей добычей незаметно выбралась из птичника и побежала. Только её и видели! А утром лежит Медведь в лесу под деревом, стонет, охает... Мимо Мышонок пробегал, увидел Медведя, остановился. — Что с вами, дядя Миша? — Да вот, собаки...

Вчера всю шкуру с меня чуть не содрали. — Собаки? Это нехорошо, — пискнул Мышонок. — Я хотел, понимаешь, себе на зиму запас сделать... — Запас — это хорошо, — пискнул Мышонок. — Я и морковку дёргал, и грибы собирал, и орехи рвал, и рыбу удил, кур таскал... — Кур таскал? Это нехорошо, — пискнул Мышонок. — Всё делал — и вот с пустыми лапами остался... — Что же теперь делать будете, дядя Миша? — спросил Мышонок. — Делать нечего, — сказал Медведь. — Зима на носу. Залягу в берлогу, буду до весны лапу сосать... — Эх, дядя Миша! — пискнул Мышонок. Он хотел, видно, ещё что-то сказать, да только махнул лапкой, свистнул и побежал дальше. А что тут скажешь?

ЁЛКА

Посмотрели сегодня утром ребята на календарь, а там последний листок остался. Завтра Новый год! Завтра ёлка! Игрушки будут готовы, а вот ёлки нет. Решили ребята написать Деду Морозу письмо, чтобы он прислал ёлку из дремучего леса — самую пушистую, самую красивую. Милый дедушка Мороз! Подари нам, пожалуйста, ёлку на Новый год! А игрушки мы сами сделаем. Письмо тебе отнесет Снеговик! Ребята. Написали ребята вот такое письмо и скорей побежали во двор Снеговика лепить.

Работали все дружно: кто снег сгребал, кто шары катал... На голову Снеговику старое ведро надели, глаза из угольков сделали, а вместо носа воткнули морковку. Хороший получился Снеговик-почтовик! Дали ему ребята своё письмо и сказали: — Снеговик, Снеговик, Храбрый снежный почтовик, В тёмный лес пойдёшь И письмо снесёшь. Дед Мороз письмо получит Найдёт в лесу ёлочку Попушистее, получше, В зелёных иголочках. Эту ёлку поскорей Принеси для всех детей! Наступил вечер, ребята домой ушли, а Снеговик и говорит: — Задали мне задачу!

Куда мне идти теперь? — Возьми меня с собой! — вдруг сказал щенок Бобик. — Я помогу тебе дорогу искать. — Верно, вдвоём веселее! — обрадовался Снеговик. — Будешь меня с письмом охранять, дорогу запоминать. Долго шли Снеговик и Бобик и наконец пришли в огромный, дремучий лес... Выбежал навстречу им Заяц. — Где тут Дед Мороз живёт? — спросил его Снеговик. А Зайцу отвечать некогда: за ним Лиса гонится. А Бобик: «Тяф, тяф!» — и тоже за Зайцем вдогонку. Опечалился Снеговик: — Видно, придётся мне дальше одному идти. Тут как раз метель поднялась; завыл, закружил снежный буран... Задрожал Снеговик и... рассыпался. Остались на снегу только ведро, письмо и морковка. Прибежала обратно Лиса, злая: — Где тот, кто помешал мне Зайца догнать? Смотрит: никого нет, только письмо на снегу лежит. Схватила письмо и убежала. Вернулся Бобик: — Где Снеговик? Нет Снеговика.

В это время Лису Волк нагнал. — Что несёшь, кума? — зарычал Волк. — Давай делиться! — Не хочу делиться, самой пригодится, — сказала Лиса и побежала. Волк — за ней. А любопытная Сорока за ними полетела. Плачет Бобик, а зайцы говорят ему: — Так тебе и надо: не гоняй нас, не пугай нас!.. — Не буду пугать, не буду гонять, — сказал Бобик, а сам ещё громче заплакал. — Не плачь, мы тебе поможем, — сказали зайцы. — А мы зайцам поможем, — сказали белки. Стали зайцы Снеговика лепить, а белки — им помогать: лапками похлопывают, хвостиками обмахивают. На голову ему опять ведро надели, глаза из угольков сделали, а вместо носа воткнули морковку. — Спасибо, — сказал Снеговик, — что вы меня опять слепили.

А теперь помогите мне Деда Мороза найти. Повели его к Медведю. Медведь в берлоге спал — еле его разбудили. Рассказал ему Снеговик про то, как послали его ребята с письмом к Деду Морозу. — Письмо? — заревел Медведь. — Где оно? Хватились — а письма-то и нет! — Без письма вам Дед Мороз ёлку не даст, — сказал Медведь. — Лучше идите назад домой, а я вас из лесу провожу. Вдруг, откуда ни возьмись, прилетела Сорока, трещит: — Вот письмо! Вот письмо!

И рассказала Сорока, как письмо нашла. Пошли все с письмом к Деду Морозу. Снеговик спешит, волнуется: то с горки скатится, то в яму провалится, то за пень зацепится. Хорошо, Медведь его выручал, а то бы опять рассыпался Снеговик. Наконец пришли к Деду Морозу. Прочитал Дед Мороз письмо и сказал: — Что ж так поздно? Не успеешь ты, Снеговик, принести ребятам ёлку к Новому году. Тут все за Снеговика стали заступаться, рассказали, что с ним было. Дед Мороз дал ему свои сани, и помчался Снеговик с ёлкой к ребятам. Медведь к себе домой пошёл — спать до самой весны. А утром Снеговик стоял на прежнем месте, только у него в руках вместо письма была ёлка.

КОТ-РЫБОЛОВ

Познавательные сказки

Пошёл как-то Кот на речку рыбу ловить и у самой опушки Лису встретил. Помахала Лиса пушистым хвостом и говорит медовым голоском: — Здравствуй, кум-куманёк, пушистый коток! Вижу, рыбку ловить собрался? — Да вот хочу котятам моим рыбки принести. Лиса глаза опустила и совсем тихо спрашивает: — Может быть, ты и меня рыбкой угостишь? А то всё куры да утки... Усмехнулся Кот: — Так и быть.

Первую рыбку тебе отдам. — Уж не знаю, как тебя благодарить. — Ладно, ладно. Пошёл Кот дальше, а Лиса за ним вприпрыжку бежит и про себя шепчет: — Первая рыбка моя, первая рыбка моя!.. А тут из-за ствола мохнатой ели вышел им навстречу большой лохматый Серый Волк. — Здорово, браток! — прохрипел Волк. — На рыбалку топаешь? — Да вот, хочу котятам... — Ну а мне... рыбёшки подбросишь, браток? А то всё козы да овцы, козлы да бараны... Мне бы чего-нибудь постненького! Усмехнулся Кот: — Ну ладно. Первая рыбка Лисе, а вторая — тебе! — Молодец, браток! Спасибо! — Ладно, ладно.

И все пошли дальше, к реке поближе. Шагает Кот по лесу, за ним Лиса вприпрыжку бежит, про себя шепчет: «Первая рыбка моя, первая рыбка моя!» Волк позади ковыляет, бормочет: — А вторая моя! А вторая моя! Вдруг из самой чащи вышел Медведь. Увидел Кота с удочкой, как заревёт: — Эй, сынок! Ты что — рыбу ловить? — Вот хочу котятам... — Слушай, сынок, неужели мне, старику, рыбы не дашь? Я ведь до смерти люблю рыбу-то! А то всё быки да коровы, с рогами да копытами... Кот усмехнулся в усы, говорит: — Первую рыбку я Лисе обещал, вторую Волку, а тебе уж третья будет. — Пусть третья, только чтоб самая большая! — Ладно.

И все дальше пошли, к реке поближе. Впереди Кот шагает, за ним Лиса вприпрыжку бежит, за Лисой Волк крадётся, позади всех Медведь вперевалку топает. — Первая рыбка — чур, моя! — шепчет лиса. — А вторая — моя... — бормочет Волк. — А третья — вот такая — моя! — рычит Медведь. Так и пришли все к реке. Снял с себя Кот мешок, рядом ведёрко поставил, стал удочку разматывать. Лиса, Волк и Медведь в кустах неподалёку устроились: своей доли улова дожидаются. Насадил Кот на крючок червяка, закинул удочку, уселся поудобнее и на поплавок уставился.

Приятели в кустах тоже с поплавка глаз не сводят. Ждут. Лиса шепчет: — Ловись, рыбка, большая и маленькая... И вдруг поплавок дрогнул. Лиса ахнула: — Ах, моя рыбка клюёт! Поплавок на воде заплясал, запрыгал; от него круги во все стороны побежали. — Дёргай! Дёргай! Тащи мою рыбку! — закричала Лиса. Испугался Кот — дёрнул. Сверкнула серебром рыбка и с плеском ушла под воду. — Сорвалась! — прохрипел Волк. — Поторопилась, глупая, крик подняла... Ну, теперь моя очередь! Моя-то уж не сорвётся! Насадил Кот на крючок нового червяка и снова закинул удочку.

Потирает Волк лапы, приговаривает: — Ловись, рыбка, большая и крупная... Ловись... Тут как раз поплавок вздрогнул и пошёл гулять по воде. Кот удилище уже в лапку забрал. — Не дёргай! — рычит Волк. — Дай рыбе покрепче зацепиться. Отпустил Кот удочку, а поплавок вдруг сразу остановился. — Вот теперь тащи! — скомандовал Волк. Кот дёрнул удочку — на конце лески голый крючок болтается. — Дождался, — хихикнула Лиса. — Твоя рыбка всего червяка объела! Кот насадил на крючок нового червяка и в третий раз закинул удочку. — Ну, теперь тихо! — рявкнул Медведь. — Если мою рыбку спугнёте — я вам!.. Вот она!!! Поплавок весь ушёл под воду, леска как струна натянулась: вот-вот оборвётся... — Хо-хо! — радуется Медведь. — Это моя! Как наказывал, самая большая! Кот еле-еле на берегу держится: рыбина, того и гляди, его в воду стащит. Вот из воды уже показалась страшная, усатая морда... Вот так сом! — Я первая, это моя!.. Не дам!!! — вдруг взвизгнула Лиса и кинулась в реку. — Не-е-е-ет, шалишь... Моя будет! — зарычал Волк и нырнул вслед за Лисой. Медведь на берегу ревёт во всё горло: — Ограбили!.. Разбойники!..

А в воде уже бой идёт: Волк и Лиса друг у друга рыбу выдирают. Медведь не долго думал и с разбегу тоже бултыхнулся в воду. Вода в реке как в котле кипит. То и дело наверх чья-нибудь голова вынырнет: то лисья, то волчья, то медвежья. Из-за чего дерутся неизвестно. Рыба-то уже давно уплыла. Усмехнулся Кот в усы, смотал удочку и пошёл другое место искать. Где поспокойнее.

МЕШОК ЯБЛОК

Познавательные сказки

Ходил Заяц с мешком по лесу, искал грибы-ягоды для своих зайчат, но, как назло, ничего ему не попадалось: ни грибов, ни ягод. И вдруг посреди зелёной поляны увидел он дикую яблоню. А яблок румяных на ней и под ней — видимо-невидимо! Не долго думая, раскрыл Заяц свой мешок и стал в него яблоки собирать. Тут Ворона прилетела, на пенёк села и каркает: — Карр! Карр! Безобразие! Каждый будет сюда приходить, ни одного яблока не останется! — Напрасно каркаешь, — говорит Заяц, — здесь яблок на весь лес хватит. А у меня зайчата дома голодные сидят. Набрал Заяц полный мешок яблок. Мешок тяжёлый — не поднять. С трудом потащил его Заяц волоком по лесной тропинке... И вдруг голова его уткнулась во что-то мягкое.

Поднял голову Заяц и обомлел — перед ним Медведь стоит! — Что у тебя там в мешке? — спросил Медведь. Заяц пришёл в себя, открыл мешок и говорит: — Вот... Яблоки... Угощайтесь, дядя Миша! Попробовал Медведь одно яблоко. — Ничего яблочки! Освежают! — проревел он, набрал большую горсть яблок и пошёл своей дорогой. А Заяц — к себе домой. Идёт Заяц по лесу, а со всех сторон бегут к нему бельчата, пищат хором: — Дяденька Заяц! Дайте яблочек! Ничего не поделаешь, пришлось снова мешок открыть. По дороге домой Заяц встретил своего старого приятеля Ежа. — Куда идёшь, Колючая Голова? — спросил Заяц. — Да вот, за грибами собрался, а грибов нигде не видно. Хожу с пустой корзинкой. — Ты лучше у меня яблок возьми. Бери, не стесняйся, у меня их много! — сказал Заяц и насыпал Ежу полную корзину яблок.

Вышел Заяц на лужок, а там Коза со своими козлятами гуляет. Их Заяц тоже яблоками оделил. Ходил, ходил Заяц и устал. Присел было на какой-то бугорок, как вдруг... — Спасибо, дружище! — сказал Крот и исчез под землёй вместе с яблоками. В заячьем домике давно ждут папу-Зайца. Чтобы скоротать время, мама-Зайчиха рассказывает сказку своим голодным зайчатам. И тут кто-то постучал в дверь... Дверь распахнулась, и на пороге появились бельчата с большим лукошком, полным орехов. — Вот! Это вам мама просила передать! — пропищали бельчата и убежали. — Чудеса... — прошептала Зайчиха. Пришёл Ёжик с корзиной, полной грибов. — Хозяин дома? — спросил он Зайчиху. — Да нет. Как с утра пошёл, так и не возвращался. Попрощался Ёж, ушёл, а корзину с грибами оставил Зайчихе.

Соседка Коза принесла капусты и крынку молока. — Это для ваших детей, — сказала она Зайчихе. Чудеса продолжались... Со стуком откинулась крышка подпола, и показалась голова Крота. — Это дом Зайца? — спросил он. — Да, мы тут живём, — сказала Зайчиха. — Значит, я правильно подкоп вёл! — обрадовался Крот, и полетели из подпола всякие овощи: морковка, картошка, петрушка, свёкла. — Привет Зайцу! — крикнул Крот и исчез под землёй. А Ворона всё каркает: — Карр! Карр! Всем яблоки раздавал, а меня хоть бы одним яблочком угостил! Смутился Заяц, вытряхнул из мешка последнее яблоко: — Вот... Самое лучшее! Клюй на здоровье! — Очень мне нужно твоё яблоко, я их терпеть не могу! Карр! Карр! Что делается!

Родным голодным детишкам пустой мешок несёт! — А я... А я сейчас обратно в лес пойду и снова мешок полный принесу! — Куда же ты пойдёшь, глупый! Смотри, какая туча собирается! И побежал Заяц обратно в лес. А когда прибежал к своей заветной яблоне, то там... Увидел Волк Зайца, облизнулся и спрашивает: — Тебе что здесь нужно? — Я... Яблочки хотел собрать... Зайчатам... — Значит, ты яблочки любишь? — Лю... Люблю. — А я зайцев очень люблю! — зарычал Волк и бросился на Зайца. Вот тут-то и пригодился Зайцу пустой мешок. Уже поздно ночью приплёлся Заяц к своему дому. А дома давно крепким сном спали сытые зайчата. Только одна Зайчиха не спала: тихо плакала в своём уголке. Вдруг скрипнула дверь.

Вскочили зайчата: — Ура! Папа пришёл! Зайчиха подбежала к двери: на пороге стоял Заяц, весь мокрый. — Я ничего... совсем ничего вам не принёс, — прошептал он. — Зайчик мой бедный! — воскликнула Зайчиха. И вдруг страшный удар потряс дом. — Это он! Волк! Заприте дверь! Прячьтесь все! — закричал Заяц. Зазвенели стёкла, распахнулось окошко, и появилась большая голова Медведя. — Вот! Держи от меня подарок, — прорычал Медведь. — Мёд настоящий, липовый... Утром вся заячья семья собралась за столом. А на столе чего только нет! Грибы и орехи, свёкла и капуста, мёд и репа, морковь и картошка. А злая Ворона удивляется: — Никак ума не приложу: как могло из пустого мешка столько добра появиться?

 

Познавательные сказки

 Ёлочка


С. Михалков

В лесу, недалеко от дома лесничего, росла Ёлочка. Взрослые деревья — сосны и ели — издали смотрели на неё и не могли налюбоваться — такая она была стройная и красивая. Маленькая Ёлочка росла, как все ёлочки в её возрасте: летом её поливали дожди, зимой засыпало снегом. Она грелась на весеннем солнышке и дрожала во время грозы. Вокруг неё шла обычная лесная жизнь: туда-сюда пробегали полевые мышки, копошились разные букашки и муравьи, летали птицы. За свою недолгую жизнь Ёлочка познакомилась с настоящим зайцем, который однажды переночевал под её ветвями. Несмотря на то, что Ёлочка росла одна посреди полянки, она не чувствовала себя одинокой...
Но вот как-то летом, откуда ни возьмись, прилетела незнакомая Сорока, недолго думая села на макушку маленькой Ёлочки и стала на ней раскачиваться.
— Пожалуйста, не раскачивайся на мне! — вежливо попросила Ёлочка. — Ты мне сломаешь макушку!
— А на что тебе твоя макушка! — грубо прострекотала Сорока. — Тебя всё равно срубят под Новый год!
— Кто меня срубит? Зачем?! — прошептала Ёлочка.
— А кому надо, тот и срубит! — ответила Сорока. — Разве ты не знаешь, что под Новый год люди приходят в лес за такими, как ты! А ты растёшь у всех на виду!..
— Но я на этом месте уже не первый год, и меня никто не трогал! — неуверенно возразила Ёлочка.
— Ну так тронут! — сказала Сорока и улетела в лес...
В страхе прожила Ёлочка лето и осень, а когда выпал первый снег, она совсем потеряла покой: она ведь никуда не могла убежать, чтобы спрятаться, затеряться в лесу среди таких же ёлочек.
В декабре выпало так много снега, что даже у взрослых деревьев под его тяжестью с треском обламывались сучья. А маленькую Ёлочку и вовсе засыпало по самую макушку.
— Это даже хорошо! — решила Ёлочка. — Теперь меня никто не заметит!
Наступил последний день уходящего года — тридцать первое декабря. «Только бы пережить этот день!» — едва успела подумать Ёлочка, как увидела проближающегося человека. Он шёл прямо к ней. Человек ухватился за её верхушку и сильно встряхнул Ёлочку. Осыпались тяжёлые пласты снега, нависшие на ветвях Ёлочки, и она беззащитно расправила перед человеком свои пушистые зелёные ветки.
— Я правильно тебя выбрал! — весело сказал человек и улыбнулся. Он не заметил, что при этих словах Ёлочка потеряла сознание...
Когда Ёлочка очнулась, она ничего не могла понять: она была жива и стояла на том же самом месте, толко на её ветвях висели лёгкие, цветные, стеклянные шары, и вся она была окутана тонкими серебряными нитями, а самую макушку украшала большая золотая звезда...
А утром, в первый день Нового года, из дома лесника вышли его дети — брат и сестра. Они встали на лыжи и направились к Ёлочке. Когда они к ней подошли, мальчик сказал девочке:
— Теперь это будет наша новогодняя Ёлочка! Мы будем так украшать её каждый год!..

Эта история случилась много, много лет тому назад. Давно уже умер старый лесничий. Живут в городе его взрослые дети, которые, в свою очередь, тоже имеют детей. А в лесу, посреди полянки, напротив нового лесничего, поднимается высокая, стройная ель, и в канун Нового года она вспоминает своё детство...

Кружечка под ёлочкой

 Борис Житков

Мальчик взял сеточку — плетёный сачок — и пошёл на озеро рыбу ловить.
Первой поймал он голубую рыбку. Голубую, блестящую, с красными пёрышками, с круглыми глазками. Глазки — как пуговки. А хвостик у рыбки — совсем как шёлковый: голубенький, тоненький, золотые волоски. Взял мальчик кружечку, маленькую кружечку из тонкого стекла. Зачерпнул из озера водицы в кружечку — пусть плавает пока рыбка.
Поставил под ёлочкой, а сам пошёл дальше. Поймал ещё рыбку. Большую рыбку — с палец. Рыбка была красная, пёрышки белые, изо рта два усика свесились, по бокам тёмные полоски, на гребешке пятнышко, как чёрный глаз.
Рыбка сердится, бьётся, вырывается, а мальчик скорее её в кружечку — бух! Побежал дальше, поймал ещё рыбку — совсем маленькую. Ростом рыбка не больше комара, еле рыбку видно. Мальчик взял тихонечко рыбку за хвостик, бросил её в кружечку — совсем не видать. Сам побежал дальше.
«Вот, — думает, — погоди, поймаю рыбу, большого карася».
А подальше, в камышах, жила утка с утятами. Выросли утята, пора самим летать. Говорит утка утятам:
— Кто поймает рыбку, первый кто поймает, тот будет молодец. Только не хватайте сразу, не глотайте: рыбы есть колючие — ёрш, например. Принесите, покажите. Я сама скажу, какую рыбу есть, какую выплюнуть.
Полетели, поплыли утята во все стороны. А один заплыл дальше всех. Вылез на берег, отряхнулся и пошёл переваливаясь. А вдруг на берегу рыбы водятся? Видит: под ёлочкой кружечка стоит. В кружечке водица. «Дай-ка загляну».
Рыбки в воде мечутся, плещутся, тычутся, вылезти некуда — всюду стекло.
Подошёл утёнок, видит: ай да рыбки! Самую большую взял и подхватил. И — скорее к маме.
«Я, наверное, первый. Самый я первый рыбу поймал — я и молодец».
Рыбка красная, пёрышки белые, изо рта два усика свесились, по бокам тёмные полоски, на гребешке пятнышко, как чёрный глаз.
Замахал утёнок крыльями, полетел вдоль берега — к маме напрямик.
Мальчик видит: летит утка, низко летит, над самой головой, в клюве держит рыбку, красную рыбку с палец длиной.
Крикнул мальчик во всё горло:
— Моя это рыбка! Утка-воровка, сейчас отдай!
Замахал руками, закричал так страшно, что всю рыбу распугал.
Испугался утёнок да как крикнет: «Кря-кря!» Крикнул «кря-кря» и рыбку упустил.
Уплыла рыбка в озеро, в глубокую воду, замахала пёрышками, поплыла домой.
«Как же с пустым клювом к маме вернуться!» — подумал утёнок, повернул обратно, полетел под ёлочку.
Видит: под ёлочкой кружечка стоит. Маленькая кружечка, в кружечке — водица, а в водице — рыбки.
Подбежал утёнок, скорее схватил рыбку. Голубую рыбку с золотым хвостиком. Голубую, блестящую, с красными пёрышками, с круглыми глазками. Глазки — как пуговки. А хвостик у рыбки — совсем как шёлковый: голубенький, тоненький, золотые волоски.
Подлетел утёнок повыше и — скорее к своей маме.
«Ну, теперь не крикну, не раскрою клюва. Раз уже был разиней».
Вот и маму видно. Вот уже совсем близко. А мама крикнула:
— Кря, что несёшь?
— Кря, это рыбка, голубая, золотая — кружечка стеклянная под ёлочкой стоит.
Вот и опять клюв разинул, а рыбка — плюх в воду! Голубенькая рыбка с золотым хвостом. Замотала хвостиком, заюлила и пошла, пошла, пошла вглубь.
Повернул назад утёнок, прилетел под ёлку, посмотрел в кружечку, а в кружечке рыбка маленькая-маленькая, не больше комара, еле рыбку видно.
Клюнул утёнок в воду и что было силы полетел обратно домой.
— Где ж у тебя рыбка? — спросила утка. — Ничего не видно.
А утёнок молчит, клюва не открывает. Думает: «Я хитрый! Ух, какой я хитрый! Хитрее всех! Буду молчать, а то открою клюв — упущу рыбку. Два раза ронял».
А рыбка в клюве бьётся тоненьким комариком, так и лезет в горло. Испугался утёнок: «Ой, кажется, сейчас проглочу! Ой, кажется, проглотил!»
Прилетели братья. У каждого по рыбке. Все подплыли к маме и клювы суют. А утка кричит утёнку:
— Ну, а теперь ты покажи, что принёс!
Открыл клюв утёнок, а рыбки и нет.

Сказки морских охотников

С древних времён на северо-востоке нашей страны на Чукотке, живут эскимосы. Это самые северные жители Земли.
Нет лучше охотников на морских зверей, чем эксимосы. На своих лёгких лодках-байдарах они уходят далеко в море охотиться за моржами и тюленями.
С детства мальчик-эскимос учится стрелять, метать гарпун и управлять собачьей упряжкой. Он встаёт в яранге раньше всех. Идёт к ручью за водой, разжигает костёр в яранге, варит мясо. Мальчик должен быть сильны, ловким, выносливым.
Ни один праздник у эскимосов не обходится без сказок. Все люди в стойбище собираются в самую большую ярангу, едят моржовое мясо, пьют чай и по очереди рассказывают сказки. Сказки о зверях и птицах, которые живут в тундре и в море, об отважных охотниках, которые преодолевают опасности и невзгоды, о хитрости и смекалке, о верности и любви...

Непослушный медвежонок

Жил в тундре маленький медвежонок. Как все медвежата, ходил он с медведицей по тундре, искал ягоды, выкапывал из земли сладкие коренья, учился у мамы-медведицы ловить рыбу в реке.
Но был этот медвежонок упрямый и не слушался маму.
Залез он однажды в речку, хотел, как большой медведь, горбушу поймать. А вода в речке холодная и течение быстрое.
— Вылезай из воды! — зовёт его медведица. — Ничего ты не поймаешь — ты ещё маленький.
— Нет, я не маленький, — говорит медвежонок, — а уже большой.
— Говорю тебе: вылезай! — сказала медведица.
— Пока не поймаю большую горбушу, не вылезу, — говорит медвежонок. А сам дрожит от холода.
Рассердилась медведица, схватила медвежонка зубами и вытащила на берег.
Обиделся медвежонок:
— Не хочу, чтобы меня, как маленького, вытаскивали из воды! Не буду медведем! Другим зверем стану!
И убежал в тундру.
Видит медвежонок, стоит на холмике какой-то зверёк. Как столбик. Лапки прижал к бокам и посвистывает.
— Ты кто? — спросил его медвежонок.
— Я евражка, — сказал зверёк.
— И я буду евражкой, — сказал медвежонок.
Встал он на холмик, прижал лапы к бокам, раскрыл пасть и хотел свистнуть, как евражка. Да вдруг как заревёт!
Евражка от страха сразу в свою норку забилась.
«И совсем это не интересно — стоять столбиком и посвистывать!» — подумал медвежонок и пошёл дальше.
Смотрит: какой-то зверь с большими рогами мох ягель щиплет. А сам всё идёт и идёт.
Догнал его медвежонок и спросил:
— Ты кто?
— Я олень, — сказал рогатый зверь.
— Я тоже буду оленем, — сказал медвежонок. — А что ты умеешь?
— Быстро бегать, — сказал олень. — Хочешь, вместе побежим? Вдвоём веселее.
И они побежали.
Медвежонок только три кочки перепрыгнул, а олень уже скрылся из виду.
«И вовсе это не весело — быстро бегать и горький мох ягель щипать», — подумал медвежонок и побрёл дальше.
Подошёл он к озеру. А там какая-то птица плавает.
— Ты кто? — спросил медвежонок.
— Я утка, — сказала птица.
— А что ты умеешь? — спросил медвежонок.
— Я, — говорит утка, — умею летать и нырять под воду. Это так приятно!
— Вот и я стану уткой, — сказал медвежонок. — Хочу, как ты, ходить не торопясь и летать научиться.
Встал медвежонок на задние лапы, замахал передними, как утка крыльями, и подпрыгнул. Да как шлёпнется носом об землю!
— Взлетать лучше с обрыва, — говорит утка. — если упадёшь, так в воду. Смотри, как я полечу.
И она захлопала крыльями и полетела над водой.
Встал медвежонок у обрыва и прыгнул вверх. Да бул-тых в воду! Еле на берег выбрался.
Стоит медвежонок на берегу и думает: «И совсем неправда, что приятно летать и нырять под воду».
Идёт медвежонок по тундре. А навстречу — его мама-медведица.
— Мама, мама! — закричал медвежонок. — Это я!
— Я тебя сразу узнала, — сказала медведица. — Ну кем ты стал?
— Никем я не стал! — сказал медвежонок. — Не хочу быть ни евражкой, ни оленем, ни уткой! Хочу быть медведем!
— Вот и хорошо, — сказала медведица. — Ты и так медведь, только пока ещё маленький.

Как чирки обманули лисичку

Слышала лисичка, что на дальнем берегу много евражек, птичек, ягод, да только далеко по тундре бежать туда — через болота, по кочкам.
Сидит лисичка на берегу моря, ждёт, когда лодка проплывёт мимо.
Плывёт по морю большая байдара. Вот она уже совсем близко.
— Гребцы, гребцы, перевезите меня на дальний берег! — закричала лисичка.
— Не можем! — сказал рулевой с байдары. — Лодка у нас худая. Хвост замочишь!
Села лисичка на песок, стала ждать другую лодку.
Проплывает мимо вторая байдара. Не смотрят гребцы на берег, не видят лисичку.
— Гребцы, гребцы, закричала лисичка, — перевезите меня на дальний берег!
— Не можем! — отвечает рулевой с байдары. — Лодка у нас худая. Хвост замочишь!
Сидит лисичка на берегу, ждёт, не покажется ли на море лодка.
Проплывает по морю третья байдара. Лёгкая, быстрая.
— Гребцы, гребцы, закричала лисичка, — перевезите меня на дальний берег!
— Эгей, — крикнул рулевой, — сейчас перевезём! Для тебя у нас местечко найдётся!
Подплыла лёгкая байдара к берегу, прыгнула в неё лисичка.
И пошла лодка по морю, с волны на волну.
— Посадите лисичку в середину лодки, — сказал рулевой, — да накройте её от ветра парусами-крыльями. Дорога будет длинная.
Накрыли гребцы лисичку парусами-крыльями, и рулевой сказал:
— Возьми, лисичка, бубен. И спой нам песню, чтоб веселей грести было.
Взяла лисичка бубен и запела:
Быстро несётся байдара.
Дальний берег всё ближе.
Ай-ляли-ляли-ля!
А рулевой подпевает:
Ай-ляли-ляли-ля!
Быстро несётся байдара!
Закрыла лисичка глаза, бьёт в бубен, а сама думает: «Хорошо в лодке! Вон как гребут! Скоро на дальнем берегу буду».
Вдруг слышит, как гребцы закричали: «Юх-юх, юх-юх, юх-юх!» — и нет больше лодки! Нет гребцов! Плавает она в холодной воде!
А до берега далеко.
Стала лисичка изо всех сил грести лапами. А сзади кто-то тянет её на дно.
Крикнула лисичка:
— Отстань от меня! Я утону!
Оглянулась — а это её намокший хвост ко дну тянет!
Еле до берега доплыла.
Лежит она на песке, хвост свой сушит.
Вдруг слышит: «Юх-юх, юх-юх, юх-юх!»
Подняла голову — а в небе чирки летят!
«Юх-юх, юх-юх, юх-юх!» — смеются чирки над лисичкой.
Ничего не сказала им лисичка. Поняла она, что села не в байдару. А это утки-чирки сложили крылья корытцем и хотели утопить её в море — за то, что она всегда подстерегает их в тундре.

Мышка Вувыльту

Погналась лисичка за мышкой Вувыльту.
Вувыльту бежала, бежала, видит: лисичка уже догоняет её — и скорей вскарабкалась на высокий камень.
Сидит там Вувыльту и дрожит от страха. А лисичка легла у камня и ждёт, когда мышке надоест сидеть наверху и она спустится вниз.
«Лучше я с голоду помру, чем лисичке на обед достанусь, — подумала Вувыльту. — Надо спасаться!»
Думала Вувыльту, думала, как ей перехитрить лисичку, и придумала. Запрыгала она на камне и запела:
— Пи-пи-пи! Пи-пи-пи!
— Что это ты так развеселилась? — спрашивает лисичка.
— Да во-он, вижу, охотники с копьями и луками идут сюда!
— А тебе-то что, если они сюда придут? — спрашивает лисичка.
— А как же! — говорит Вувыльту. — Они всегда, когда доходят до этого камня, разжигают костёр и садятся обедать. Может, и мне что-нибудь останется.
— Охотники всегда садятся у этого камня? — насторожилась лисичка.
— Да, вот здесь, где ты сидишь, — говорит Вувыльту.
— Знаешь что, — сказала лисичка, — пожалуй, и мне пора обедать. Пойду-ка я порыбачу.
Поднялась и пошла потихоньку, а потом всё быстрей и быстрей. Так и убежала лисичка в тундру.
А Вувыльту прыгнула с камня на землю и запела:
— Пи-пи-пи! Пи-пи-пи! Про охотников-то я всё выдумала! А ещё говорят, что в тундре хитрей лисички зверя нет!

ЛЕНИВАЯ ПЧЕЛА


Орасио Кирога  (аргентинский писатель)

Жила-была в одном улье пчела, которая не любила работать. Другими словами, она летала с дерева на дерево, собирала цветочный сок, но вместо того, чтобы делать из него мёд, съедала сама.
Это, понимаете ли, была ленивая пчела. Каждое утро, едва проглянет солнышко, наша пчёлка высовывалась из летка и, удостоверившись в том, что погода хорошая, прихорашивалась, тёрла голову лапками, как это делают мухи, и отправлялась на прогулку, радуясь пригожему дню.
Она жужжала, замирая от восторга, и без устали порхала с цветка на цветок, возвращалась в улей, опять вылетала и так проводила целый день, пока другие пчёлы без отдыха трудились, наполняя соты мёдом, потому что мёд — это пища для маленьких пчёлок, только что родившихся на свет.
Но так как пчёлы – народ серьёзный, они стали скоро сердиться на ленивицу-сестрицу за её постоянные прогулки.
В улье, возле летка, всегда копошатся несколько пчёл, которые охраняют свой дом от других насекомых. Это обычно самые старые, опытные, мудрые пчёлы, и спинка у них всегда вытерта, потому что они потеряли все свои волоски, влезая в улей и вылезая из него через леток.
И вот однажды пчёлы-сторожа задержали ленивую пчелу, когда она хотела влезть в улей, и сказали ей:
– Послушай, подружка, ты тоже должна работать, все пчёлы должны работать.
Пчёлка отвечала:
– Я целый день летаю и устаю до невозможности.
– Надо, чтоб ты не уставала до невозможности, – ответили ей, – а по возможности работала. Это тебе наше первое предупреждение. – И, сказав так, пчёлы пропустили её.
Но ленивая пчела всё никак не могла исправиться. И поэтому пчёлы-сторожа на следующий день сказали ей:
– Надо работать, сестра.
И она тут же ответила:
– На этих днях обязательно начну.
– Нет, не на днях, – отвечали ей сторожа, – а завтра же. И смотри не забывай об этом. – И они пропустили её в улей.
На следующий день, под вечер, повторилось то же самое. Но прежде чем ленивой пчеле успели что-либо сказать, она воскликнула:
– Да, да, сестрички, я помню, что обещала.
– Дело не в том, что ты помнишь, – отвечали ей, – надо, чтобы ты выполняла то, что обещала. Сегодня девятнадцатое апреля. Ну так вот, завтра, двадцатого, ты должна принести хотя бы капельку мёда. А сейчас проходи.
Говоря так, пчёлы отползли в сторону и пропустили ленивицу в улей.
Но следующий день прошёл так же, как и другие дни, с той только разницей, что на закате погода испортилась и подул холодный ветер.
Ленивая пчёлка поспешила к своему улью, размышляя о том, как, должно быть, тепло и уютно дома. Но когда она захотела войти в улей, пчёлы-сторожа не пустили её.
— Нельзя, – сказали они ей холодно.
– Я хочу домой! – воскликнула пчёлка. – Это мой улей!
– Нет, этот улей принадлежит бедным пчёлам-труженицам, – отвечали ей сторожа. – Лентяев сюда не пускают.
– Я обязательно начну завтра работать, – настаивала пчёлка.
– Нет завтра для тех, кто не работает, – отвечали ей пчёлы, которые всегда любят философствовать. И, говоря так, они вытолкнули её вон.
Пчёлка, не зная, что ей делать, полетала ещё немного, но ночь уже наступила и кругом стало темным-темно. Она хотела сесть на листик, но упала на землю. Она вся окоченела от холода и уже больше не могла летать. Ползая по земле, поднимаясь и падая, натыкаясь на щепочки и камешки, которые казались ей горами, она добралась наконец до улья – как раз в ту минуту, когда упали первые капли холодного дождя.
– Боже мой! – воскликнула несчастная пчёлка. – Начинается дождь, и я умру от холода. – И она попыталась пролезть в улей. Но ей снова преградили путь.
– Простите, – стонала пчёлка. – Пустите меня домой!
– Поздно!– отвечали ей.
– Сестрицы, пустите меня, пожалуйста, я хочу спать.
– Слишком поздно!
– Подружки, сжальтесь, мне холодно.
– Невозможно!
– Я вас умоляю! Я сейчас умру.
На это ей ответили:
– Нет, ты не умрёшь. Но ты за одну ночь узнаешь, что значит заслуженный отдых после трудового дня. Уходи.
И её выгнали.
Дрожа от холода, опустив промокшие крылышки, потащилась, спотыкаясь, наша пчёлка сама не зная куда; она ползла, ползла и вдруг провалилась в какую-то яму, вернее, в какую-то пещеру.
Она падала, падала, и ей казалось, что она никогда не остановится. Наконец она упала на дно и внезапно очутилась перед змеёй, зелёной змеёй с буро-красной спинкой, которая, свернувшись клубком, смотрела на пчелу, готовая броситься на неё.
Пещера, в которую свалилась ленивая пчела, была на самом деле совсем не пещерой, как она вначале подумала, а ямой, оставшейся от дерева, которое давно уже пересадили в другое место. Здесь и жила змея.
Змеи питаются пчёлами, это их лакомое блюдо, – вот почему наша пчела, увидев перед собой врага, закрыла от ужаса глаза и прошептала:
– Прощай, моя жизнь. В последний раз я вижу белый свет.
Но к её великому удивлению змея не съела её, а, напротив, заговорила с ней:
– Как поживаешь, пчёлка? – спросила змея. – Ты, верно, не очень-то любишь работать, если попала сюда в такой поздний час.
– Да, ты угадала, – промолвила ленивица, – я не работаю, и я сама во всём виновата.
– Ну, в таком случае, – прошипела насмешливо змея, – я избавлю землю ещё от одного гадкого насекомого: я съем тебя, пчела.
Тогда пчёлка, дрожа всем телом, вскричала:
– Это будет несправедливо, совсем несправедливо. Вы хотите съесть меня только потому, что вы сильнее. Вот люди знают, что такое справедливость...
– Ах, ах, – проговорила змея, лениво сворачиваясь в клубок, – ты так хорошо знаешь людей. И ты утверждаешь, будто люди, которые отбирают у вас мёд, более справедливы, чем я? Ах ты дурочка!
– Нет, дело не в том, что они отбирают у нас мёд, – возразила пчела.
– А в чём же?
– А в том, что они умнее нас, – сказала пчёлка.
Но змея расхохоталась и воскликнула:
– Ну, хорошо. Справедливость справедливостью, а всё-таки я тебя съем. Приготовься. – И змея откинулась назад для прыжка.
Но пчёлка воскликнула:
– Вы делаете это потому, что я умнее вас.
– Умнее меня? Ах ты сопливая! – фыркнула змея.
– Да, умнее, – повторила пчела.
– Ладно, – сказала змея, – посмотрим, кто из нас умнее. Это ещё надо доказать. Давай обе сделаем что-нибудь необыкновенное. Кто сделает самое необыкновенное, тот выигрывает. Если выиграю я, я тебя съем.
– А если выиграю я? – спросила пчела.
– Если выиграешь ты, – проговорила её противница, – я разрешу тебе провести здесь всю ночь, до рассвета. Согласна?
– Хорошо, – ответила пчела.
Змея снова принялась хохотать, – она придумала хитрую проделку, да такую, что пчеле никогда в жизни не повторить.
Вот что она придумала. В мгновение ока змея выползла наружу и, прежде чем пчела успела опомниться, вернулась с шишкой эвкалипта, сорванной с того самого эвкалипта, в тени которого стоял улей.
Такие шишки ребята запускают как волчки, их так и называют «эвкалиптовые волчки».
– Вот что я сделаю, – сказала змея. – Смотри внимательно! – И, живо обернув вокруг шишки свой хвост, как тоненькую, крепкую верёвку, она с такой силой и быстротой развернула его, что волчок зажужжал и затанцевал, как бешеный.
Змея смеялась и торжествовала, потому что ни одна пчела ни за что в жизни не сумеет запустить волчок. Но когда волчок стал клониться набок, словно засыпая, как это случается со всяким волчком, а потом и вовсе упал па землю, пчела сказала:
– Это очень ловкая штука, и я, конечно, никогда не смогу сделать ничего подобного.
– Ну, тогда я тебя съем, – воскликнула змея.
– Минутку! Я не смогу сделать того, что ты, но я сделаю нечто такое, чего никто не сделает.
– Что же это?
– Я исчезну.
– Как так? – воскликнула змея, подскочив от удивления. — Исчезнешь, не выходя отсюда?
– Да, не выходя отсюда.
– И не спрятавшись земле?
– И не спрятавшись в земле.
– Ну что ж, давай попробуй. А если ты этого не сделаешь, я сразу же съем тебя, – сказала змея.
Дело в том, что пока волчок кружился, пчела успела осмотреть всю яму. Посреди неё она заметила маленький кустик, вернее, даже не кустик, а травку с большими листьями.
Пчела подползла к этой травке, стараясь не дотрагиваться до неё, и сказала:
– Теперь наступила моя очередь, сеньора Змея. Будьте любезны, отвернитесь и сосчитайте до трёх. Как только вы скажете «три», можете искать меня повсюду. Меня уже не будет!
Так и случилось. Змея быстро сосчитала до трёх, проговорив: «Раз, два, три...» – обернулась и широко-широко разинула пасть от удивления. В яме никого не было. Змея посмотрела вверх, вниз, вправо, влево, обшарила все уголки, осмотрела травку, пощупала языком всё вокруг. Напрасно: пчела исчезла. Тогда змея поняла, что хотя её проделка с волчком была ловкой, но пчёлкина загадка была позаковыристее. Что она сделала? Где спряталась? Никак не угадаешь!
– Ладно, – проговорила наконец змея. – Сознаюсь: проиграла. Где ты?
И тогда откуда-то из глубины ямы раздался тоненький, едва слышный голосок – это был пчёлкин голосок.
– А ты мне ничего не сделаешь? – спрашивал голосок. – Я могу верить твоей клятве?
– Да, – ответила змея. – Клянусь, ничего. Где ты?
– Здесь, – откликнулась пчёлка, внезапно появляясь из свёрнутого в трубочку листика.
Что же произошло? А очень просто. Травка, в которой спряталась пчела, называется «недотрогой». Здесь, в Буэнос-Айресе, тоже немало её растет. Листики её свёртываются трубочкой от малейшего прикосновения. А то, что мы рассказываем, происходило в Мисьонес, где вообще очень богатая растительность, и потому листочки у «недотроги» очень крупные. И нот когда пчела прикоснулась к листику «недотроги», он свернулся и скрыл нашу приятельницу от глаз врага.
Змея не была наблюдательна и не знала этих свойств травки «недотроги», но умная пчёлка давно уже изучила их и теперь воспользовалась ими, чтобы спасти свою жизнь.
Змея ничего не сказала, но так разозлилась на пчелу за своё поражение, что бедной гостье не раз приходилось за ночь напоминать змее о данном ею слове.
Наступила длинная, бесконечная ночь, которую змея и пчела провели, забившись в самый дальний угол и прислонившись к стене ямы, потому что разразилась сильная гроза и вода рекой текла в яму. Было очень холодно и темно. Змея то и дело чувствовала неудержимое желание наброситься на пчелу, и у той каждый раз душа уходила в пятки. Никогда в жизни не думала пчела, что ночь может быть такой холодной, длинной и страшной. С тоской вспоминала она о своей былой жизни в тёплом, уютном улье и жалобно тихонько плакала.
Когда наступил день и выглянуло солнышко, пчела вылетела из ямы и снова залилась слезами, подлетев к своему улью, построенному трудами всего семейства.
Пчёлы-сторожа, не говоря ни слова, пропустили её. Они прекрасно поняли, что если пчела возвратилась, то больше она уже не будет гулякой, лентяйкой и бездельницей, ведь жизнь за одну только ночь дала ей суровый урок и научила многому. Так оно и было. После этой ночи никто из пчёл в улье не собирал столько пыльцы с цветов и не приносил столько мёда, сколько эта пчела.
А когда наступила осень, а с ней и последний день жизни нашей пчёлки, она выбрала свободную минутку, чтобы сделать последнее наставление молодым пчёлкам, окружавшим её:
– Не столько наша смекалка, сколько наш труд делают нас такими сильными. Я всего лишь один раз воспользовалась своей смекалкой, когда была в опасности моя жизнь. Но мне не нужно было бы хитрить, если бы я, как и все, добросовестно трудилась. Я не меньше уставала, летая целый день без дела, чем потом во время работы. Раньше мне не хватало сознания своего долга, – я приобрела его в ту памятную ночь.
Трудитесь, подружки, думая о том, что цель наших усилий – счастье всех – превыше усталости каждого из нас в отдельности. Люди называют это идеалом, и они правы. И не должно быть на свете иной философии, чем эта.

Умный ягнёнок

Индийская сказка

На севере Индии, у самых джунглей, жил маленький ягнёнок.
Однажды он решил отправиться в гости к своей бабушке. Путь к ней лежал через джунгли. Там водилось много хищных зверей. Но ягнёнок был совсем ещё маленький и не знал, как опасно гулять по джунглям одному. Он смело бежал, подпрыгивая на тонких ножках и весело напевая.
Вдруг из-за кустов ему навстречу выскочил шакал. Он увидел ягнёнка, стал ему поперёк дороги и сказал:
— Ягнёнок, ягнёнок, я тебя съем!
Но ягнёнок не испугался и ответил шакалу:
— Бегу я к бабушке своей,
Наемся там, чтоб стать жирней,
Вернусь к тебе ещё вкусней!
— Ну что ж, это верно, — согласился шакал и отпустил ягнёнка.
Ягнёнок побежал дальше. Навстречу ему — орёл. Орёл увидел ягнёнка, подлетел к нему и сказал:
— Ягнёнок, ягнёнок, я тебя заклюю!
А ягнёнок и ему в ответ:
— Бегу я к бабушке своей,
Наемся там, чтоб стать жирней,
Вернусь к тебе ещё вкусней!
— Пожалуй, так будет лучше, — сказал орёл и отпустил ягнёнка.
Ягнёнок побежал дальше. До дома бабушки было уже совсем близко, как вдруг из зарослей бамбука выскочил тигр и зарычал:
— Ягнёнок, ягнёнок, я тебя проглочу!
А ягнёнок и тигру в ответ:
— Бегу я к бабушке своей,
Наемся там, чтоб стать жирней,
Вернусь к тебе ещё вкусней!
— И вправду ты слишком маленький и тощий! — сказал тигр.
И тигр тоже отпустил ягнёнка.
Когда ягнёнок прибежал к бабушке, он сразу же ей сказал:
— Бабушка, дорогая, я обещал, что подрасту и потолстею. А ведь обещания всегда нужно выполнять. Так ты уж накорми меня получше, чтоб я скорей поправился.
Похвалила бабушка ягнёнка за то, что он придерживается таких добрых правил, и поспешила скорее в дом, чтобы приготовить ему поесть.
Семь дней подряд ягнёнок всё ел и ел и стал толстым-претолстым.
Настала пора ему домой возвращаться. Но теперь ягнёнок уже знал, как опасно бежать через джунгли: ведь ему могли повстречаться там тигр, орёл или шакал!
И ягнёнок сказал бабушке:
— Я стал очень жирным, бабушка. Как бы в джунглях меня не съел кто-нибудь. Сделай, пожалуйста, из бараньей шкуры барабан так, чтобы шёрстка была внутри. Я заберусь в барабан и покачусь. Никто меня и не увидит .
Бабушка сделала такой барабан.
Ягнёнок забрался в барабан, улёгся в нём поудобнее и покатился через джунгли.
Увидел тигр барабан и спросил:
— Барабан, барабан, не видел ты ягнёнка?
А ягнёнок, удобно свернувшись внутри барабана, ответил тигру:
— Он заблудился в дремучем лесу.
Вперёд, барабанчик, тум-па, тум-ту!
Тигр зарычал с досады и скрылся в густых зарослях бамбука.
А ягнёнок, покатился дальше.
Он был очень доволен, что избавился от тигра, и весело напевал:
— Тум-па, тум-ту!
Тум-па, тум-ту!
Вскоре подлетел к барабану орёл и спросил:
— Барабан, барабан, не видел ты ягнёнка?
А ягнёнок и орлу в ответ:
— Он заблудился в дремучем лесу.
Вперёд, барабанчик, тум-па, тум-ту! —
и покатил дальше.
Орёл похлопал крыльями и улетел.
Так ягнёнок и от орла избавился. Катится дальше и поёт:
— Тум-па, тум-ту!
Тум-па, тум-ту!
Но тут подскочил к барабану шакал, голодный-преголодный, и тоже спросил:
— Барабан, барабан, не видел ты ягнёнка?
А ягнёнок уже совсем осмелел и громко, весело ответил:
— Он заблудился в дремучем лесу.
Вперёд, барабанчик, тум-па, тум-ту!
Но шакал узнал голос маленького ягнёнка.
— Ах, вот куда ты спрятался! — зарычал он. — Ну, меня ты не проведёшь!
И шакал бросился на барабан, пробил его головой и хотел уже схватить ягнёнка зубами... Да не тут-то было! Ягнёнок успел проткнуть рожками другую сторону барабана, выскочил из него и убежал.

Принцесса-мышка
Французская сказка

Жил-был когда-то один французский король. Дожил он до старости, а детей у него не было, и он об этом очень горевал.
Наконец, когда король и королева уже перестали надеяться, королева родила дочь, и по случаю рождения принцессы при дворе много пировали и веселились.
Но одну старую волшебницу, которая жила в ближнем лесу, не пригласили на праздник, и она из мести задумала превратить принцессу в мышь. Принцесса должна была оставаться мышкой, пока кто-нибудь не рассмешит сестру волшебницы, которую никто никогда не видел смеющейся.
Вот однажды, когда кормилица во дворце кормила ребёнка, все вдруг услышали её крик:
— О боже! Принцесса превратилась в мышку и выскользнула у меня из рук!
— Какое несчастье! — воскликнул король.— Но такова, видно, воля божья, и надо ей покориться.
Прошло немного времени, началась война между королём французским и королём испанским. Французский король уже сидел на коне во дворе своего замка и готовился выступить в поход, как вдруг увидел свою дочь-мышку — за ней во дворце ухаживали и окружали её заботами. Она подбежала к нему и сказала:
— Я хочу ехать с вами на войну, отец.
— Но что ты будешь там делать в таком виде, бедное моё дитя?
— Не бойтесь ничего и возьмите меня с собой. Посадите меня в ухо вашему коню, и едем.
Король посадил мышку своему коню в ухо, и они пустились в путь.
Когда французы были уже на поле битвы и готовились сразиться с неприятелем, вдруг раздалось дивное пение, и обе армии остановились, чтобы послушать его.
— Какая чудная песня! — воскликнул сын испанского короля.— Но откуда она слышится? Я непременно хочу это узнать.
От звуков этой песни солдатам обеих армий захотелось обнять друг друга, вместо того чтобы сражаться.
Сын испанского короля подъехал к королю французов и спросил у него:
— Государь, что это за пение и откуда оно слышится?
— Это поёт моя дочь,— ответил король.
— Ваша дочь? Но где же она?
— Здесь, подле меня, в левом ухе моего коня.
— Вы смеётесь надо мной?
— Ничуть. Я сказал вам правду.
— Ну, хорошо. Если вы согласны отдать её мне в жёны, война между нами кончена.
— Как, вы хотите жениться на мышке?
— Ваша дочь — мышка?! Всё равно, женюсь, если она согласится.
— Я согласна, отец, — поспешила ответить мышка.
И вот война прекратилась, сыграли свадьбу, и обе армии, вместо того чтобы кинуться друг на друга, пировали и веселились целую неделю и братались за стаканом вина.
У короля Испании было ещё два сына, уже женатых: один был женат на дочери турецкого императора, другой — на дочери португальского короля. Вот раз отец призывает всех троих и говорит, что он решил отдать корону старшему сыну и уйти на покой.
— Мне думается, отец, — промолвил средний сын,— что было бы справедливее отдать корону тому из нас троих, кто совершит самый доблестный подвиг. Все мы — ваши дети и имеем одинаковые права на престол.
— Ну, хорошо,— сказал старый король. — Задам я вам задачу. Корона достанется тому, кто принесет мне лучший кусок полотна.
— Пусть будет так, — согласились все три брата.
Они вернулись каждый к себе домой, чтобы сообщить жёнам волю отца.
Когда самый младший принц, муж мышки, приехал домой, жена поджидала его, греясь на солнышке на одном из окон дворца, и при этом пела так сладко, как не пела еще никогда.
— Довольно распевать, — сказал ей муж. — Я предпочёл бы, чтобы вы были искусной ткачихой.
— А почему? Что случилось? — спросила принцесса-мышка.
— Отец обещал отдать корону тому из нас троих, кто привезёт ему лучший кусок полотна.
— Что за беда! Корона моего отца во сто раз ценнее вашей. Не огорчайтесь же и предоставьте братьям спорить из-за испанской короны и добывать её с помощью полотна.
— Нет! Как ни заманчива корона вашего отца, я не хочу отказываться от нашей, испанской, короны.
Накануне того дня, когда нужно было везти полотно старому королю, наш принц жаловался жене:
— Завтра надо представить отцу полотно, а у меня ничего нет. Как быть?
— Не тревожьтесь из-за таких пустяков, принц, возьмите вот эту коробку, — отвечала мышка и дала ему красивый, плотно закрытый ящичек. — Пусть ваши братья покажут свои куски полотна. Когда вы откроете этот ящичек, в нём найдётся, чем их посрамить.
— Вы хотите меня уверить, что в этой маленькой коробочке может поместиться такой кусок полотна, который отцу понравится больше других?
Принц уехал, взяв с собой коробочку, хотя слова жены мало его успокоили.
Он подъехал к замку отца, вошёл во двор и увидел там мулов, нагружённых тюками полотна, которое старшие братья привезли из дальних стран.
Королю показали полотно. Он внимательно его рассмотрел и очень хвалил некоторые куски за красоту, тонкость и мягкость.
— А ты что привёз, мой сын? — спросил он у младшего, когда до него дошла очередь.
Принц вместо ответа протянул отцу коробочку и сказал:
— Откройте её, отец.
Старшие братья громко захохотали. Но король открыл коробочку, и из неё тотчас потянулся кусок полотна, тонкого и блестящего как шёлк. По сравнению с ним полотно, привезённое братьями, казалось грубым холстом. А удивительнее всего было то, что, сколько ни вытягивали его из коробки, конца всё не было видно.
Старшие принцы уже не смеялись.
— Корона достанется моему младшему сыну,— сказал восхищённый король.
— Погодите, отец! — закричали с досадой оба старших. — Не надо судить так поспешно, по первому испытанию. Придумайте второе, государь, и тогда увидим.
— Хорошо, я согласен,— сказал король.— Но что же мне потребовать от вас на этот раз?
— Обещайте корону тому из нас, кто привезёт вам самую красивую невестку, — сказал старший, женатый на дочери турецкого императора, принцессе поразительной красоты.
— Пусть будет так, — сказал старый король. — Корона достанется тому, кто привезёт самую красивую жену.
И три брата разъехались, каждый в свою сторону.
Младший вернулся домой в полном унынии. Он был уверен, что на этот раз не сможет соперничать с братьями, потому что у него жена — простая мышка.
— Отчего вы так печальны, принц? — спросила жена, заметив его унылый вид. — Разве моя коробочка не выполнила того, что от неё требовалось?
— Коробочка вела себя отлично.
— Значит, корона Испании ваша?
— Корона Испании? О нет! Она ещё далеко не моя.
— Почему же?
— Да потому, что отец назначил второе испытание.
— Какое? Скажите.
— К чему?
— А вы всё-таки скажите.
— Хорошо, слушайте: по совету моего старшего брата, женатого на дочери турецкого императора, отец объявил, что корона достанется тому из нас троих, кто привезёт самую красивую жену. А вы сами понимаете, что...
— И в этом все дело? Ну, так успокойтесь и положитесь на меня.
Наступил день, когда братьям следовало представить своих жен королю, и мышка сказала мужу:
— Я поеду с вами к отцу.
— Чтобы ехать к отцу, мне нужна не мышь, а женщина, красивая женщина.
— Не беспокойтесь ни о чём, говорю вам, и возьмите меня с собой.
— Зачем? Чтобы осрамиться?
— И он сел в свою карету и уехал, оставив мышь дома. Тогда она сказала пастушку, который собирался гнать баранов в поле:
— Пастух, поймай-ка мне вон того большого рыжего петуха, который ходит среди кур, и взнуздай его уздечкой из ивовой коры, чтобы я могла на нём ехать вслед за мужем к моему свёкру королю.
Пастух сделал, как она приказала, и мышка села к петуху на спину, взяла в передние лапки уздечку из ивовой коры и поехала ко двору короля испанского. Ей пришлось проезжать мимо замка той волшебницы, которая превратила её в мышь. В этом месте на дороге была лужа, и петух ни за что не хотел переходить её. Сколько ни кричала мышка: «Гоп! Гоп! Вперёд!» — он делал один шаг вперёд и два назад. Сестра волшебницы сидела у окна и, увидев эту картину, разразилась громким хохотом, так что по всему замку прокатилось эхо.
Прибежала волшебница и, увидев, кто рассмешил её сестру, сказала мышке:
— Чары сняты! Я превратила тебя в мышь, но ты должна была оставаться ею только до тех пор, пока я не услышу смеха моей сестры. Она засмеялась — и ты освобождена. Отныне ты будешь самой прекрасной принцессой из всех живущих под солнцем, твоя уздечка превратится в красивую золотую карету, а рыжий петух — в прекрасную лошадь.
И в самом деле, в мгновение ока все преобразилось так, как сказала волшебница.
— Теперь поезжай ко двору свёкра, — добавила она, — и я уверена, что там не будет женщины красивее тебя.
Принцесса продолжала путь, но уже в сверкающем золотом экипаже, и скоро догнала мужа, который не очень торопился ко двору.
— Как, вы ещё только здесь? — сказала она.
Удивлённый принц молчал, потому что не узнавал жены в этой красавице.
— Садитесь ко мне в карету и оставьте здесь вашу дрянную тележку и клячу.
— Не насмехайтесь надо мной, принцесса, хотя ваша карета и красивее, а ваша лошадь лучше моей.
— Да вглядитесь же в меня хорошенько! Вы не узнаёте собственной жены?
— Нет, вы не моя жена. Моя жена — дочь французского короля, и злая колдунья превратила её в мышь. Но всё равно я люблю её такой, какая она есть.
Тут принцесса рассказала ему, что произошло, и в конце концов, хотя и с трудом, убедила его, что она и есть его жена, дочь французского короля.
Затем они поехали дальше в золотой карете, которая вся так и сверкала, и скоро прибыли ко двору испанского короля. Их появление наделало шуму, все не могли вдосталь наглядеться на принцессу, на её карету и лошадь. Принцесса осветила весь двор блеском своей красоты. Жёны старших принцев были, бесспорно, красивы, но рядом с женой младшего они ничего не стоили. Старый король, повеселевший и обрадованный при виде такой дивной красоты, предложил принцессе руку, чтобы помочь ей выйти из кареты, и сказал:
— Вы самая прекрасная женщина, какую видели когда-либо мои глаза, и больше всех достойны сидеть на испанском троне, рядом с моим младшим сыном.
Вечером был большой пир, и король пожелал, чтобы принцесса сидела за столом рядом с ним. А она от каждого блюда, которое ей подавали, от каждого напитка, который ей наливали, прятала кусочек, отливала капельку за свой корсаж, чем очень удивляла всех гостей.
После ужина начались танцы, и когда принцесса танцевала, из складок её платья сыпались и сыпались без конца жемчуга и цветы. Обе старшие невестки позеленели от зависти.
На другой день при дворе опять пировали, и жёны старших братьев принялись прятать за свои корсажи кусочки от каждого блюда, которое им подавали, и отливать по капле от каждого бокала, в надежде что всё это и у них превратится в жемчуг и цветы. Но увы! Когда начались танцы, они, танцуя, сеяли вокруг себя не жемчуг и не цветы, как младшая невестка, а разные объедки да подливки, от которых их нарядные платья так испачкались и промокли, что кавалеры брезговали ими и уходили. Зато собаки и кошки со всех концов дворца прибежали в бальный зал и ходили за принцессами по пятам, учиняя страшную сумятицу.
Из-за этого старый король сильно разгневался и прогнал из дворца старших сыновей с их жёнами. А потом уступил престол младшему сыну.
Всё, что было с ними до тех пор, я знаю и всю правду вам рассказал. А что сталось с ними потом, того не знаю и врать не хочу. Так что на этом сказке конец.

Гигантская черепаха

Орасио Кирога (аргентинский писатель)

Жил когда-то в Буэнос-Айресе один человек. Жил он счастливо, потому что был здоровый и работящий. Но вот как-то раз он заболел и врачи сказали ему, что только на свежем воздухе может он вылечиться, а в городе ему оставаться никак нельзя. Однако он не хотел уезжать: ведь если бы он уехал, его младшие братья умерли бы с голоду. С каждым днём ему становилось всё хуже и хуже, и вот, наконец, один его друг, директор зоологического сада, сказал ему:
— Вы — мой друг, и я знаю, что вы человек честный и работящий. Поэтому я хочу, чтобы вы уехали жить подальше от города, в лес. Там вы будете гулять на свежем воздухе и скоро вылечитесь. А так как вы метко стреляете из ружья, поохотьтесь пока что на диких зверей, а когда приедете, привезите мне их шкуры, я же заплачу вам деньги вперёд, чтобы ваши братишки не умерли без вас с голоду.
Больной согласился и уехал жить далеко-далеко от города, даже не в Мисьонес, а ещё дальше.
Там было очень тепло, и больной стал понемногу поправляться.
Жил он в лесу совсем один и сам готовил себе пищу. Он охотился на птиц и диких зверей, и поэтому у него всегда к обеду было мясо. А ещё он ел фрукты, которые срывал с деревьев. Спал он под деревом, а в ненастные дни за пять минут сплетал себе навес из пальмовых листьев и сидел под ним, покуривая трубку; а ливень хлестал и лес содрогался вокруг от рёва ветра.
Из шкур убитых зверей он сделал свёрток и всегда носил его на плече. Он наловил много ядовитых змей и посадил их в выдолбленную тыкву; в тех землях тыквы большие, как бидоны для керосина.
И опять к нашему охотнику вернулось здоровье, снова был он румян и крепок. И вот в один прекрасный день, когда ему очень хотелось есть, потому что последние два дня охота была неудачной, он увидел на берегу озера огромного тигра, который держал в лапах черепаху и ставил её ребром, пытаясь просунуть лапу под панцирь, чтобы достать когтями мясо. Увидев человека, тигр издал грозный рёв, прыгнул и уже вцепился было в охотника, но меткий стрелок всадил ему пулю между глаз и раздробил череп. Потом он содрал с тигра шкуру, которая оказалась такой большой, что одна могла послужить ковром для целой комнаты.
— А теперь, — сказал охотник, — поем-ка я черепашьего мяса, говорят, оно очень вкусное.
Но когда он подошёл к черепахе, то увидел, что она ранена — голова её была почти оторвана от туловища и еле держалась.
Несмотря на голод, охотнику стало жаль бедную черепаху. Перевязав её верёвкой поперёк туловища, он дотащил её до своего навеса и, изодрав на бинты свою единственную рубаху, так как тряпок у него не было, перевязал черепахе голову. Ему пришлось тащить черепаху на верёвке, потому что она была огромная, выше стула, а весила не меньше взрослого человека.
Черепаха так и осталась в углу под навесом и целыми днями лежала там, ни разу не пошевелившись.
Охотник каждый день лечил её, перевязывая ей голову, а потом легонько похлопывал её рукой по спине.
Наконец черепаха выздоровела. Но тогда заболел сам охотник. У него был жар, всё тело болело. Потом он слёг совсем. Жар всё увеличивался, его мучила жажда, в горле пересохло. Охотник понял, что тяжело болен, и тогда заговорил, хоть и был совсем один и никто не мог его слышать.
— Я умру, — говорил охотник, — я здесь один, я не в силах встать, и некому даже подать мне стакан воды. Я умру здесь от голода и жажды.
А через некоторое время жар усилился, и он потерял сознание.
Но черепаха слышала всё и поняла, что хотел сказать охотник. И она подумала:
«Этот человек не съел меня тогда, хоть и был очень голоден. Он меня вылечил. Теперь я буду лечить его».
И она отправилась к озеру, отыскала панцирь маленькой черепахи и, как следует почистив его золой и песком, наполнила водой и дала пить человеку, который без сил лежал на своём пончо и умирал от жажды. Потом пошла искать вкусные коренья и нежные травы и принесла их охотнику, чтобы он поел. Охотник ел, не замечая, кто его кормит, потому что всё время бредил и никого не узнавал.
Каждое утро черепаха бродила по лесу, находила вкусные коренья и приносила их охотнику; если бы она умела лазить по деревьям, она бы ему и фруктов раздобыла.
Так кормила она охотника много дней подряд, а он и не знал, кто приносит ему пищу. В один прекрасный день он пришёл в себя и, посмотрев во все стороны, увидел, что он один, потому что под навесом находились только он и черепаха, которая была всего лишь животное.
И тогда он снова заговорил:
— Я совсем один в этом лесу, лихорадка вернётся снова, и я умру здесь, ведь только в Буэнос-Айресе есть лекарства, которые могут меня вылечить. Но туда мне никогда не дойти, и я умру здесь...
Как он сказал, так и вышло: в тот же вечер лихорадка вернулась с новой силой, и он опять потерял сознание.
Но и на этот раз черепаха услышала его слова и сказала себе:
— Если он останется в лесу, то обязательно умрёт, потому что лекарств здесь нет. Я должна отнести его в Буэнос-Айрес.
Сказав это, она нарезала тонких и крепких лиан, похожих на верёвки, осторожно уложила себе на спину охотника и как следует привязала его, чтобы он не упал. Ей долго не удавалось приладить ружьё, шкуры и тыкву со змеями, но в конце концов ей удалось примостить всё это, не побеспокоив больного, и тогда она отправилась в путь.
Так, с поклажей на спине, черепаха всё шла, шла и шла, шла днём и шла ночью. Она шла через леса и поля, переплывала реки шириной в целую милю, ползла по непроходимым болотам, где несколько раз чуть не завязла, а на спине у неё лежал умирающий человек. Через каждые семь-восемь часов она останавливалась где-нибудь на сухом месте, развязывала верёвки и осторожно укладывала больного на зелёную травку.
Тогда она шла за водой, находила сладкие коренья и давала всё это охотнику. Потом она ела сама, хотя чувствовала себя такой усталой, что предпочла бы выспаться.
Иногда ей приходилось идти под палящим солнцем; стояло душное лето, лихорадка очень мучила охотника, и он громко бредил, умирая от жажды. Он кричал: «Пить! Пить!» И черепаха должна была часто поить его.
Так шла она день за днём, неделю за неделей. С каждым часом приближались они к Буэнос-Айресу, но с каждым часом черепаха становилась всё слабее и слабее, всё больше выбивалась из сил, хотя и не жаловалась на свою судьбу. Иногда она падала и долго лежала без движения, а охотник приходил в себя и говорил:
— Я умру, мне становится всё хуже и хуже, и только в Буэнос-Айресе могли бы меня вылечить. Но я умру один здесь, в этом лесу.
Он думал, что всё ещё находится под своим навесом, и не замечал ничего вокруг. Тогда черепаха поднималась и снова пускалась в путь.
Но вот как-то раз, когда уже вечерело, бедная черепаха упала и больше не могла встать. Силы изменили ей. Ведь она уже целую неделю не ела, чтобы скорее добраться до Буэнос-Айреса.
Когда стало совсем темно, она увидела на горизонте какой-то далёкий свет, какое-то сияние, которое освещало всё небо, но не знала, что это такое. Она чувствовала, что всё больше слабеет, и закрыла глаза, чтобы умереть рядом с охотником, с грустью думая о том, что не смогла спасти человека, который был так добр к ней.
И тем не менее черепаха уже пришла в Буэнос-Айрес, хотя и не знала об этом. Свет, который она видела на небе, был отблеском огней города, и она умирала, находясь у цели своего героического путешествия.
Но какой-то мышонок — возможно, это был мышонок Перес, персонаж аргентинских сказок, — случайно увидел умирающих путников.
— Вот так черепаха! — сказал мышонок. — Никогда я не видел такой большой черепахи. А что это у тебя на спине? Дрова?
— Нет, — с грустью ответила черепаха. — Это человек.
— А куда же ты с ним идёшь? — спросил любопытный мышонок.
— Я иду... Я иду... Я хотела идти в Буэнос-Айрес, — ответила бедная черепаха так тихо, что её едва можно было расслышать. — Но, видно, придётся умереть здесь, потому что я никогда не дойду...
— Ах ты, глупая, глупая, — сказал, смеясь, мышонок. — Никогда я не видел такой глупой черепахи! Да ведь ты уже пришла в Буэнос-Айрес! Огни, которые ты видишь там впереди, и есть Буэнос-Айрес.
Услышав это, черепаха почувствовала в себе такую силу, какой никогда не чувствовала, потому что снова ожила в ней надежда спасти охотника. И она пустилась в путь.
А на рассвете, когда все ещё спали, директор зоологического сада увидел едва живую, забрызганную грязью черепаху, на спине которой, крепко-накрепко привязанный лианами, лежал умирающий человек. Директор узнал своего друга и мигом раздобыл лекарства, приняв которые, охотник сразу же вылечился.
Когда охотнику рассказали о том, как черепаха спасла его, как прошла она триста миль, чтобы его вылечить, он больше не захотел расставаться с нею. И так как он не мог держать её у себя дома, потому что там было очень мало места, друг его предложил взять её к себе в зоологический сад и обещал обращаться с ней, как с родной дочерью.
Так и случилось. Черепаха, счастливая вниманием и лаской окружающих, разгуливает по всему саду. Это и есть та самая знакомая вам черепаха, которая каждый день щиплет травку возле клеток с обезьянами.
По вечерам охотник ходит к ней в гости, и она издали узнаёт шаги своего друга. Они проводят вдвоём несколько часов, и черепаха никогда не отпускает его, прежде чем на прощанье он не похлопает её ласково по спине.

Жар-птица


А. Н. Толстой

У царевны Марьяны была нянька Дарья.
Пошла Дарья на базар, купила кенареечную птичку и повесила на окно. Царевна Марьяна в кровати лежит и спрашивает:
– Нянька, а как птицу зовут?
– Кенареечная.
– А почему?
– Потому что конопляное семя ест.
– А где её дом?
– На солнышке.
– А зачем она ко мне прилетела?
– Чтобы тебе песни петь, чтобы ты не плакала.
– А если заплачу?
– Птичка хвостом тряхнёт и улетит.
Жалко стало царевне с птичкой расстаться, глаза Марьяна потёрла и заплакала.
А птичка хвостом тряхнула, открыла клетку, шмыг за окно и улетела.
Принялась Дарья царевне Марьяне глаза фартуком вытирать и говорит:
– Не плачь, я сбегаю, великана Веньку позову, он птичку нам поймает.
Пришел высокий великан Венька, о четырёх глазах – два глаза видно, а два не видно.
Постоял Венька и говорит:
– Я есть хочу.
Принесла ему Дарья горшок каши. Великан кашу съел и горшок съел, нашёл нянькины башмаки и башмаки съел – такой был голодный, – рот вытер и убежал.
Прибегает великан в Марьянин сад, а в саду на яблоне кенареечная птичка сидит и клюёт красные яблоки. Великан и думает: что ему сначала схватить – яблоко или птичку?
И пока думал, явился лютый медведь и говорит:
– Ты зачем кенареечную птицу ловишь? Я тебя съем.
И стал медведь лапой землю скрести. Великан испугался, сел на дом и ноги поджал, а птичка шмыг в кусты и улетела за озеро.
Огорчился великан и принялся думать, как ему медведя перехитрить; придумал, – нарочно испугался и закричал:
– Ой, рыжий бык бежит, ой, боюсь!
Медведь одного только рыжего быка и боялся на свете, сейчас же лёг на бок и морду в кусты засунул – спрятался.
А великан с крыши слез и к озеру побежал. Озеро было длинное – не перейти, а на той стороне на ветке птичка сидит.
Великан был догадливый, сейчас же лёг на берег и стал озеро пить.
Пил, пил, пил, пил, пил, пил, пил, пил, пил, пил, пил и выпил всё озеро вместе с лягушками.
Встал на четвереньки и побежал за птичкой пе сухому дну.
А птичка дальше в тёмный лес улетела. Неудобно великану по лесу идти, деревья за подмышки задевают, озеро в животе с лягушками плещется, и настаёт тёмный вечер.
По вечерам лягушки квакать привыкли, и принялись они в животе у великана громко квакать.
Великан испугался, стал аиста звать.
Проснулся белый аист; стоял он на одной ноге на сухом пеньке; глаза протёр, подождал, пока луна взойдёт, чтобы виднее было, подлетел к великану и говорит:
– Раскрой рот.
Великан раскрыл рот, аист туда голову сунул, поймал лягушонка и проглотил.
Тогда кричит из живота лягушиный царь:
– Прогони белого аиста, я тебе сундучок подарю, без него птички не поймаешь.
Великан знал, что лягушиный царь – честный, рот закрыл и говорит:
– Уходи, белый аист, чай, уж наелся.
А лягушиный царь вылез в великанов рот, лапой подал хрустальный сундучок и объяснил:
– В сундуке туча, в туче с одного краю молния, с другого – дождик, сначала погрозись, потом открывай, птица сама поймается.
Обрадовался великан, взял сундучок и дальше побежал за кенареечной птичкой.
А птичка через тёмный овраг летит и через высокую гору, и великан через овраг лезет, и на гору бежит, пыхтит, до того устал – и язык высунул, и птичка язык высунула.
Великан и кричит птичке:
– Царевна Марьяна приказала тебя поймать, остановись, а то сундучок открою...
Не послушалась птичка великана, только ногой по ветке топнула.
Тогда великан открыл сундучок.
Вылетела из сундучка сизая туча, кинулась к птичке и заворчала.
Испугалась птичка, закричала жалобно и мотнулась в кусты.
И туча в кусты полезла. Птичка под корень, и туча под корень.
Взвилась птичка в небо, а туча ещё выше, да как раскатилась громом и ударила в птичку молнией – трах!
Перевернулась птичка, посыпались с неё кенареечные перья, и вдруг выросли у птицы шесть золотых крыльев и павлиний хвост.
Пошёл от птицы яркий свет по всему лесу. Зашумели деревья, проснулись птицы. Ночные русалки с берега в воду попрыгали. И закричали звери на разные голоса:
– Жар-птица, Жар-птица!!!
А туча напыжилась и облила Жар-птицу мокрым дождём.
Замочил дождик золотые крылья Жар-птице и павлиний хвост, сложила она мокрые крылья и упала в густую траву.
И стало темно, ничего не видно. Великан в траве пошарил, схватил Жар-птицу, сунул за пазуху и побежал к царевне Марьяне. Царевна Марьяна привередничала, губы надула сковородником, пальцы растопырила и хныкала:
– Я, нянька, без кенареечной птички спать не хочу.
Вдруг прибежал великан и на окно посадил Жар-птицу. И в комнате светло, как днём. Жар-птица за пазухой у великана пообсохла, теперь крылья расправила и запела:
Я медведя не боюсь,
От лисы я схоронюсь,
Улечу и от орла,
Не догонит в два крыла.
А боюсь я только слёз,
Ночью дождика и рос,
И от них умчуся я
За леса и за моря.
Свету-Солнцу я сестрица,
И зовут меня Жар-птица.
Спела Жар-птица, потом сделала страшные глаза и говорит:
– Вот что, никогда, Марьяна, не хныкай, слушайся няньку Дарью, тогда я каждую ночь буду к тебе прилетать, петь песни, рассказывать сказки и во сне показывать раскрашенные картинки.
Затрещала крыльями Жар-птица и улетела.
Кинулась Дарья опять за великаном, а великан стал в саду – одна нога в пруду, другая на крыше, и в животе лягушки квакали.
Царевна же Марьяна больше плакать не стала, глазки закрыла и заснула.
Знала Марьяна, что каждую ночь будет прилетать к ней Жар-птица, садиться на кровать и рассказывать сказки.

 

Храбрый мальчик (дагестанская сказка)

Жил-был мальчик. Пошёл он в лес. Гулял-гулял и заблудился. А было это высоко в горах. Искал-искал дорогу и устал. Сломил он себе крепкую палку и дальше пошёл. Шёл-шёл и лёг под куст отдохнуть.
Вот он лёг отдохнуть и видит: по большому дереву громадная змея ползёт. А на дереве гнездо, и в гнезде птенцы. Как увидели птенцы змею, закричали они, заплакали:
— Помогите, помогите!
Но никто не пришёл к ним на помощь.
А змея шипит, пасть разинула, язык высунула. Лезет всё выше, подползает все ближе...
Мальчик сперва очень испугался, а потом пожалел птенцов, взял свою крепкую палку, размахнулся и ударил змею. Она развернулась, опять свернулась да как прыгнет на мальчика!
Змея была сильная, толстая и длинная. Змея и мальчик бились очень долго, но мальчик победил.
Он бросил птенцам змеиное мясо, а сам опять лёг под куст и уснул, потому что он очень устал.
Вдруг зашумел лес от ветра, ночные звери в норы попрятались, звезды тучами укрылись. Это, широко махая своими могучими крылами, прилетела чудо-птица к своим птенцам.
Увидала она мальчика, страшным клёкотом заклекотала:
— Чччеловекк, чччеловекк! Ррразорву еггго!
— Мама, мама,— заплакали птенцы,— этот человек змею убил, нас накормил!
Тогда чудо-птица опустилась на землю и распростёрла над мальчиком своё широкое крыло, чтобы ни ветер, ни дождь не мешали ему спать.
Утром храбрый мальчик проснулся, увидел над собой большое крыло и заплакал.
— Не бойся, — сказала ему чудо-птица. — Ты моих детей спас, я для тебя теперь что хочешь сделаю.
— Отнеси меня домой, — попросил мальчик.
— Садись-ка мне на спину, обними за шею.
И чудо-птица подняла мальчика высоко, унесла далеко и опустила на крышу его родного дома.
— Будь всегда таким, как сейчас, — сказала она, улетая.

Удивительное путешествие (китайская сказка)

Чжан Цзай-сюэ

Диндин всего восемь лет. Она учится во втором классе начальной школы. Диндин хорошая девочка, только большая трусиха.
У Диндин три страха. Во-первых, она боится трудностей. Вот, скажем, если споткнётся, упадёт, то никогда сразу не встанет, а лежит и ревёт, и нет конца этому рёву.
Во-вторых, она боится того, чего не видит. Чертей, например. Ведь никто не видел чертей, а Диндин их боится.
В-третьих, она боится даже и того, что так часто видит. Ну, скажем, пса, которого видит каждый день, Диндин всё же боится, и даже очень боится.
Однажды утром Диндин отправилась в школу, но не успела дойти до конца переулка, как увидела громадного пса, который уставился на неё обоими глазами. Испугалась Диндин, что пёс её укусит, прижалась к стене, еле движется, всё думает, как бы незаметно проскользнуть.
Не понравилось псу, что Диндин ведёт себя как-то странно, стал он на неё лаять. Совсем перепугалась Диндин и бросилась бежать, а пёс за ней вдогонку.
Тут, к счастью, подоспел молочник и прогнал пса, но Диндин всё же побоялась идти в школу, так как надо было обязательно пройти мимо собаки.
Диндин вернулась домой. И папа и мама ушли на работу. Сидит Диндин одна-одинёшенька в своём саду под ясенью и думает: «Опять папа скажет, что я трусиха, что я „девчонка-маленькая печёнка“. Отчего же я такая трусиха? Отчего печёнка у меня такая маленькая?»
Думала Диндин .думала и вдруг видит, что от корня дерева вверх по стволу ползёт муравей. Ползёт-ползёт и остановится, опять поползёт и снова остановится. Посмотрела Диндин на муравья и подумала: «Этот муравей, верно, тоже чего-то боится».
И вдруг — удивительное дело: видит Диндин ,что муравей кивает ей и издаёт какой-то звук, похожий на «на... чж, на... чж...», словно говорит ей что-то, но что именно — Диндин разобрать не может. Она спрашивает: «Что ты хочешь сказать? Не можешь ли ты говорить погромче?»
Диндин нагнула голову поближе к муравью, а муравей стал кричать что было мочи: «Меня зовут Красные Бровки. Я спрашиваю тебя: что же ты не пошла в школу?». Диндин ответила: «Я боюсь собаки. Все говорят, что я трусиха, „девчонка-маленькая печёнка“. Не знаешь ли ты, отчего я трусиха?»
Муравей почесал затылок. «Почему трусиха?.. Нет, не знаю. Вот что, давай я отведу тебя к нашему Деду Всеведу?» «Чудесно! Веди сейчас же!» — сказала Диндин.
Тогда муравей снял с головы шапку и протянул её Диндин. «Ты сможешь пойти со мной, если только наденешь эту шапку», — сказал он. «Но как же я надену такую малюсенькую шапочку?» — спросила Диндин. Но муравей, не тратя времени на разговоры, взял и нахлобучил шапку на голову Диндин. И тут произошло что-то странное: Диндин стала совсем маленькой, такой же малюсенькой, как муравей, такой крошкой, что шапочка пришлась ей как раз впору.
Сама Диндин стала маленькой, а всё вокруг неё стало страшно большим: каждая травинка стала ростом с кукурузу, тоненькая лужица стала казаться большой рекой, а кочка — величиной с гору. Красные Бровки взял Диндин за руку и повёл к муравейнику, объяснив ей, что он сперва должен спросить разрешения муравьиного князя, а потом уже идти путешествовать.
Вход в муравейник был круглый, всё везде выглядело чисто и аккуратно. У входа стояла стража — несколько крупных муравьёв. они остановили Диндин и спросили, зачем она пришла. Красные Бровки рассказал им всё по порядку, и стражники пропустили их.
Диндин боялась, что в муравейнике будет очень темно, но, войдя, увидела, что там совсем светло. Красные Бровки повёл её мимо опрятных домиков по чистеньким улочкам ,вдоль которых шли нагруженные муравьи.
Пройдя немного дальше, Диндин увидела муравьёв, которые с весёлой песней, строго соблюдая порядок, складывали зерно в амбары. Работали они дружно и ладно, и работа у них спорилась, а песенка так понравилась Диндин, что она смешалась с муравьями и стала подпевать им.
Кто на спину, кто в охапку,
кто подталкивает лапкой...
Зёрна мы несём.
Отнесём одно, за другим идём...
Ой, ой, ео...
Трудности не бойся, станешь смелым!
Без труда нет жизни, жизни нет без дела...
Ой, ой, ео...
Дошла очередь и до Красных Бровок с Диндин. Красные Бровки быстро поволок дольку фасолины. Диндин думала было протащить кукурузину, но испугалась, что взвалить такой тяжёлый груз на спину ей будет не под силу.
Тут подоспел Красные Бровки и помог ей взвалить на спину кукурузину, а потом вторую и третью. Перетащив в другое место кукурузин пять, Диндин очень утомилась, но потом работа стала спориться, она повеселела и перестала бояться.
Окончив работу, Красные Бровки повёл Диндин к муравьиному князю, чтобы попросить у него разрешения проводить Диндин к Деду Всеведу и, кстати, узнать, где он находится. Князь выслушал их и ответил: «Мне только что кто-то сказал, что Дед Всевед спит в домике улитки у девятого входа в муравейник, идите туда скорее!»
Красные Бровки повёл Диндин по извилистым переулочкам и довёл её до девятого входа. Там, у самого порога, в густом травяном лесу они и вправду увидели серый улиточный домик.
Диндин стремглав бросилась к нему и, нагнувшись к отверстию, сразу же спросила: «Дедушка Всеведушка, пожалуйста, скажи мне...», и вдруг из глубины домика послышалось шипение: «Кто здесь без толку кричит?». «Это я, Диндин. Скажи мне, как перестать быть трусихой, девчонкой-маленькой печёнкой? Как сделать так, чтобы печёнка выросла?» Тут из домика высунулась его хозяйка-улитка и сказала: «Я не знаю, я сама трусиха».
Оказалось, что в домике жила улитка, а вовсе не Дед Всевед. Диндин чуть не расплакалась с досады, но Красные Бровки её утешил: «Ну её, дурёху-улитку, пойдём искать дальше», — сказал он.
И опять Диндин пошла следом за Красными Бровками. Шли они, шли и зашли за большой камень. Вдруг видят, что под ним притаился жёлтый улиткин домик, из которого раздавался мерный храп. На этот раз Диндин не стала кричать, а сперва заглянула в отверстие, и видит: в домике лежит седой старичок с белой бородой. «Это, верно, и есть Дед Всевед», — подумала Диндин. И, обрадованная тем, что нашла его, она весело крикнула: «Дедушка Всеведушка, проснись, пожалуйста!..» Старичок встрепенулся, повернулся, потягиваясь да позёвывая, спросил: «Зачем ты разбудила меня, маленькая девочка?» Диндин поклонилась ему и спросила: «Я трусиха-девчонка, у меня маленькая печёнка, как мне набраться смелости?» Старичок посмотрел на Диндин и, потирая руки, сказал: «Мне кажется, что печёнка у тебя вовсе не маленькая. Она, конечно, меньше, чем у тигра, но больше, чем у карпа, словом, такая, какая бывает у детей». «Тогда отчего же все говорят ,что у меня печёнка маленькая?» — спросила Диндин. «Не знаю», — сказал старичок. Тут Диндин с Красными Бровками от удивления вместе воскликнули: «Ты ведь Дед Всевед, как же ты не знаешь?»
Старичок сокрушённо вздохнул: «Нет, я только старший брат Деда Всеведа, я Дед Маловед, мы очень похожи друг на друга, вот вы и перепутали».
«А ты знаешь, где находится твой младший брат?» — спросил Красные Бровки. «Вы лучше спросите у старого тополя, у него корни длинные-предлинные, они обо всём знают и его уведомляют».
Диндин и Красные Бровки попрощались с Дедом Маловедом и отправились искать старый тополь. Вскоре они нашли его, но старый тополь был туговат на ухо, и Красным Бровкам пришлось взобраться ему под самое ухо, чтобы говорить с ним.
Красные Бровки спросил у тополя, где находится Дед Всевед. Старый тополь подумал-подумал и говорит: «Ах да, вспомнил! Мне мои корешки говорили, что он поехал на тот берег широкой реки».
Диндин и Красные Брови поблагодарили старика и побежали к широкой-преширокой реке. А река была глубокая и широкая, и не было ни моста, ни лодочки. Как же на тот берег перебраться? Сели они, призадумались, но ничего в голову не приходило. Диндин тяжело вздохнула и вдруг слышит, что река тихонько напевает песенку:
Если встретил ты помеху на пути,
не вздыхай, не волнуйся понапрасну
и глазами не моргай.
На воду брось листок,
ветер мигом переправит
на тот берег твой челнок.
Услышали Диндин с Красными Бровками эту песенку, вскочили, понесли листок к реке. Прыгнули Диндин с Красными Бровками на листок и ещё хорошенько усесться не успели, как подул сильный ветер. Ветер покачнул листок. и Диндин не на шутку испугалась. В ту же минуту набежала волна и захлестнула листок. Диндин и Красные Бровки очутились в воде. Стали они барахтаться и кричать: «Спасите нас!». Вдруг, откуда ни возьмись, появилась стрекоза. Словно гидросамолёт, присела стрекоза на воду. Диндин и Красные Бровки, не долго думая, уцепились ей за ноги. Стрекоза донесла их до противоположного берега и тотчас же улетела.
Диндин тряхнула вымокшими волосами и вдруг слышит чей-то голос: «Кто тут меня всего водой обрызгал?» Повернула Диндин голову и видит: на листочке сидит белый как лунь старичок с длинной седой бородой. Диндин поспешно встала и поклонилась ему: «Вот ты где, дедушка! Твой старший брат говорит, что печёнка у меня вовсе не маленькая, а я всё время всего боюсь, в чём же дело?»
Посмотрел старичок на Диндин и говорит: «В чём дело? А вот в чём: нет в твоей печёнке смелости». «А какая она. эта смелость?» — спросила Диндин. «Вот, правда, сказать не могу, как она выглядит», — сказал старичок. « Но ты ведь Всевед!» — сказал Красные Бровки. Старичок засмеялся: «Да нет же, я младший брат Маловеда и старший брат Всеведа, а зовут меня Знаю Всего Понемножку».
«Ну и длинное же у тебя имя, Дедушка! А не можешь ли ты сказать, где находится твой младший брат?» — спросила Диндин. Старичок покачал головой: «Точно не знаю, лучше пойдите и спросите старого петуха».
Долго шли Диндин и Красные Бровки и наконец дошли до старого петуха. Диндин поспешно поклонилась ему, но петух в ту минуту кукарекал, подняв голову и глядя в небо, и не заметил её. Красные Бровки окрикнул его несколько раз, но и на него петух не обратил никакого внимания. Тут Красные Бровки вспылил и крикнул петуху: «Эй, ты, старый чурбан, оглох ты, что ли, или говорить разучился? Тебя добром спрашивают: где живёт Всевед?». Старый петух нагнул голову на бок и, посмотрев на Красные Бровки, сказал: «Ну и малыш, что за невежа! А я вот нарочно тебе не скажу, хоть и знаю, да не скажу». Потом петух нагнул голову к Диндин и сказал: «Ты вежливая девочка, и тебе я скажу: Всевед на вершине вон той высокой горы, которую ты видишь прямо перед собой».
Диндин поблагодарила старого петуха и вместе с Красными Бровками отправилась на высокую гору. Но когда они дошли до подножия горы, то, подняв голову, увидели, что гора высокая-превысокая и чтобы взобраться на вершину пешком, надо идти очень долго.Поэтому они решили поискать другой способ добраться до вершины.
Нап листе у подножия горы дремала оса. Красные Бровки увидел её, шепнул что-то Диндин на ухо, и они оба стали тихонько подкрадываться к осе. Красные Бровки подкрался поближе к осе и — хвать её за ногу, в то же время Диндин схватилась за одно из её крыльев. Оса с перепугу взвилась вверх, но Диндин и Красные Бровки уже успели крепко усесться на её спину. Словно вертолёт, оса подымалась всё выше и выше. Диндин взглянула вниз и испугалась, но вспомнила, что она скоро найдёт Всеведа, и осмелела.
Вскоре они долетели до вершины горы и тут спрыгнули с осы. Посмотрели — кругом одни страшные голые скалы и ни тени человека. Диндин и Красные Бровки стали громко звать: «Дедушка Всеведушка, где ты?» Но им отвечало только эхо. Диндин снова растерялась и чуть было не расплакалась.
Тут их увидел росший на вершине Одуванчик и пожалел их: «Я знаю, где Дед Всевед. Мои детки отведут вас к нему, подождите только немного, вот как подымется ветер, тогда и отправитесь».
Ветер пришёл только на следующее утро. Детки Одуванчика взяли каждый по пушистому зонтику, сложили из зонтиков большущий пушок и пригласили Диндин и Красные Бровки сесть на него.
Так они отправились в путь. Ветер поднял их высоко-высоко и понёс быстро-быстро, а Диндин не боялась ни капельки, наоборот, она даже смеялась от радости.
Когда ветер перестал, одуванчиковы детки стали медленно спускаться и наконец спустились на землю у одного ясеня. не успели Диндин с Красными Бровками подняться на ноги, как увидели перед собой белого как лунь старичка с длинной бородой. Старичок взял Диндин и Красные Бровки за руки и стал говорить так, словно пел, и ходить так. словно танцевал, а Диндин и Красные Бровки танцевали вместе с ним. Старичок пел:
Здравствуй, смелая Диндин,
давно жду, когда придёшь.
Я всезнающий Дед Всевед,
знал, что ты меня найдёшь.
«Да нет же, нет, — запротестовала Диндин, — я трусиха, девчонка-маленькая печёнка! Все говорят, что у меня не хватает смелости, почему же ты говоришь, что я смелая?»
А Дед Всевед продолжал петь:
В путешествии своём удивительном
ты получила хороший урок.
Кто был другом тебе, кто учителем,
кто научил, а кто и помог...
От препятствий и трудностей ты не бежала
и из Диндин-трусишки смелой девочкой стала.
Только спел дедушка эту песенку, как Красные Бровки сорвал шапочку с головы Диндин. И Диндин тотчас же стала такого же роста, как и прежде, и очутилась перед ясенем в своём саду. Муравей продолжал ползти по стволу, а дедушка исчез.
Но он сказал правду, так как после своего удивительного путешествия Диндин перестала быть трусихой.

Познавательные сказки

Похожие сказки:

  • Смешные сказкиСмешные сказки Смешные сказки
    Юмор в народных сказках является неотъемлемой частью фольклора. Смешные сказки помогут не только поднять настроение, но и отвлечься от рутинных дел как взрослым, так и […]
  • Терапевтические сказки для гиперактивных детейТерапевтические сказки для гиперактивных детей Терапевтические сказки для гиперактивных детей

    Терапевтическая сказка – это сказочная история, построенная с учетом конкретных страхов и особенностей ребенка.

    Они способны решать […]
  • Сказки о романтике чувствах и любвиСказки о романтике чувствах и любви Сказки о романтике чувствах и любви
    Сказки погружают нас в мир, где можно всё, но, этот мир является просто символ реальности. Давайте воспитывать в детях и близких нам людях чувство […]
  • Дедушкины сказки для взрослыхДедушкины сказки для взрослых Дедушкины сказки для взрослых

    Над деньгами. Сказка про Денежного Мага и мыслечуй
    АНДРЕЙ СИЗОВ

    Часть 1

    ЧЕЛОВЕК БЕЗ ДЕНЕГ

    Это сказка о том, как мы становимся рабами денег, […]
  • Поучительные сказкиПоучительные сказки Поучительные сказки
    Короткие, поучительные и интересные сказки позволяют сформировать из ребенка гармоничную личность. Также они заставляют детей думать и размышлять, развивать […]
  • Сказки для подготовки к школеСказки для подготовки к школе Сказки для подготовки к школе
     

    Об отношении учеников к урокам, знаниям, конфликтам.

     
    Лесная школа
    Жил-был Ежик. Он был маленький, кругленький, серого цвета, с остреньким носиком […]
  • Сказки про безопасностьСказки про безопасность Сказки про безопасность
    В этой рубрике собраны сказки, которые воспитывают или обучают ребенка. Эти сказки можно прописывать вместо таблеток детям, так как они имеют лечебный […]
  • Кинезиологические сказкиКинезиологические сказки Кинезиологические сказки
    Чтобы научить малыша говорить, необходимо не только тренировать его артикуляционный аппарат, но и развивать мелкую моторику рук, которая ведет к улучшению […]

Добавить комментарий