Меню Рубрики
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...

Восточные сказки

Восточные сказки

Восточные сказки

Бедуин и араб

Один человек отправился в странствие по торговым делам. Но счастье не сопутствовало ему, и он решил вернуться домой. В дороге он вынул сумку с пищей и остановился поесть. Мимо проходил голодный бедуин. Он поклонился арабу и сказал:

— Я из твоей страны, а иду в Ирак.

Тот спросил:
— Нет ли у тебя известий о моей семье?
— Есть, — ответил бедуин.
— Как здоровье моего сына?
— Он в добром здравии, слава Аллаху.
— А его матери?
— Ее здоровье так хорошо, что лучшего и желать не приходится.
— А как мой дом?
— О, он великолепен, как тебе известно.
— А как ты нашел моего верблюда?
— Очень упитанный верблюд.
— А как собака?
— Как всегда, стережет дом.

Выслушав все это, купец повеселел и. продолжал свою трапезу, не предложив ничего бедуину, принесшему радостные вести.

Вдруг вдалеке показался дикий козел и тотчас же снова скрылся в песках.

Бедуин решил прибегнуть к хитрости, чтобы заставить араба дать ему что-нибудь поесть, и заметил:
— Благополучие проходит быстро и исчезает навсегда, как этот козел. То, что я рассказал тебе о твоей семье, о твоем доме и имуществе, — все это правда. Но так было вчера. А сегодня... Этот козел не убежал бы, если бы твоя собака была жива.
— А разве она издохла? — заволновался араб.
— Да, она объелась мясом твоего верблюда, — ответил бедуин.
— Что ты говоришь! Разве верблюда тоже нет?
— Да. Его закололи на похоронах твоей жены.
— Моя жена умерла?
— Покончила с собой от тоски по твоему сыну.
— Как, и сын мой умер? Будь ты проклят!
— Увы, крыша твоего дома упала и придавила его.

Тут араб уже не выдержал, закричал, бросился к верблюду, вскочил на него и умчался, позабыв о своей сумке с остатками еды.

Бедуин взял сумку, съел все, что в ней было, и сказал:
— Вот радости-то будет у араба, когда он приедет домой...

Волк, лиса и собака

Однажды лиса забралась в курятник, наелась там вволю и быстро убежала, пока хозяйка ничего не заметила.

Но тут лиса почувствовала сильную жажду; она стала искать, где бы напиться, но нигде не могла найти ни капли воды. Едва не умирая от жажды, бродила она повсюду, пока наконец не наткнулась на колодец. Без раздумий лиса прыгнула в привязанное к нему ведро, надеясь найти в нем хоть немного воды. Но ведро под тяжестью ее тела стало падать на дно колодца, поднимая другое ведро наверх.
В ту пору мимо проходил волк. Он увидел на дне колодца лису и спросил ее:

— Как это тебя угораздило свалиться туда, сестрица?
— Я увидела, тут много рыбы, братец, и спустилась половить. Если не веришь, иди сюда, и ты увидишь это собственными глазами. О братец, какая это сытная и нежная пища!
— Что случилось, сестрица? Первый раз ты приглашаешь меня покушать. Такого еще никогда не бывало. Коварная лиса возразила:
— Если ты сомневаешься в том, что я говорю правду, друг мой, посмотри на дно ведра и ты увидишь большую рыбину.

Волк поверил лисе и прыгнул в ведро. Оно стало быстро спускаться, а другое ведро, с лисицей, начало подниматься наверх. Когда ведра поравнялись, волк увидел, что лиса поднимается наверх, и спросил изумленно:
— Куда же ты?
— Такова уж наша жизнь, она как лестница: один поднимается, другой опускается, — коварно ответила лиса.

В тот самый момент, когда волк опустился на дно колодца, лиса благополучно выпрыгнула из своего ведра на землю. Довольная своей хитростью, она совсем уж было собралась убежать, как вдруг увидела собаку, преградившую ей путь.

— Куда это ты? — спросила собака. — Что ты здесь делала?
— Я отомстила за тебя волку, — ответила лиса и принялась хвастливо рассказывать, как она провела волка.
— Ты поступила хорошо, — сказала собака, — волк заслуживает смерти. Но знаешь, я не люблю обман и ненавижу обманщиков, ты должна получить по заслугам.

Тут собака бросилась на лису, схватила ее за горло и задушила.

Волшебная коробочка

Давным-давно в одном городе на базарной площади каждый день появлялся слепой нищий и кричал заунывным голосом:

— Пусть каждый подаст мне милостыню и ударит по лицу! Прошу каждого дать мне милостыню и пощечину! Сейчас я расскажу историю, как жадность к богатству ослепила мои глаза и я перестал видеть белый свет...

И слепой рассказал такую историю:

— Меня зовут Абдулла, и родом я из Багдада. После смерти отца получил я немалое наследство, но был неразумен, ленив и быстро промотал все свое добро. Жена уговорила меня купить на последние деньги пару верблюдов. Стал я перевозить грузы и так жить. Понемножку копил деньги, стал богатеть, и через несколько лет в моем караване было уже восемьдесят верблюдов. Я перевозил товары из Багдада в Барсу и в другие большие города.

Однажды возвращался я с караваном домой в Багдад и на полпути остановился отдохнуть. Спутал я верблюдов и пустил их пастись, а сам присел под деревом ужинать. Вдруг откуда-то появился карлик. Он подошел ко мне, и мы поздоровались. Карлик присел рядом со мной и спросил, откуда я и куда держу путь. Я ему ответил и поделился с ним ужином. Так мы сидели под деревом и разговаривали.

Вдруг карлик сказал:

«Я знаю в горах место, где спрятан огромный клад. Если нагрузить всех твоих верблюдов золотом и всякими драгоценностями, и то не заметишь убыли: там нет числа сокровищам».

Услышал я эти слова карлика и страстно захотел овладеть сокровищами. И я стал просить карлика:

«Покажи мне это место, и я дам тебе одного верблюда. Нагружай его драгоценностями и вези куда хочешь».

«Ты дешево хочешь получить такое несметное богатство, — ответил карлик. — Вот если отдашь мне половину своих верблюдов, тогда я отведу тебя и покажу сокровища».

«Если отдам ему сорок верблюдов, а остальные сорок нагружу золотом для себя, и то будет очень хорошо, — подумал я. — Шутка ли, без труда получить такое огромное богатство!» И я пообещал отдать карлику сорок верблюдов.

Вот мы собрали своих восемьдесят верблюдов в один караван и тронулись в путь. Скоро мы достигли горы и вступили в глубокое, мрачное ущелье. Такое оно было узкое, что верблюды с трудом могли пробираться там, да и то гуськом. Карлик шел впереди. Вдруг он остановился и сказал:

«Вот мы и пришли. Усади своих верблюдов на землю и приготовь их для погрузки».

Я сделал так, как велел карлик. Тогда он прошел еще немного вперед и остановился у высокой скалы. Потом собрал охапку хвороста и поджег его. Когда костер разгорелся, карлик бросил в огонь какой-то порошок и тихо произнес несколько слов. Вдруг земля под ним задрожала, как при землетрясении, раздался страшный треск, и в скале подле того места, где горел костер, появилась глубокая трещина.

«Иди за мной», — сказал карлик.

Мы вошли в трещину и очутились в огромной пещере. Что увидели там мои глаза! Кучи золотых монет, сундуки драгоценных металлов... Клянусь своей жизнью, сокровищам не было конца!

Я стал как безумный хватать драгоценности и золотые монеты и набивать свои карманы. Но карлик велел мне скорее выносить сундуки и мешки и грузить на верблюдов.

Когда мы нагрузили всех верблюдов, карлик достал из одного сундука какую-то маленькую серебряную коробочку, осмотрел ее и бережно положил себе в карман. Потом он взял меня за руку и вывел из пещеры. Только мы вышли, карлик произнес опять заклинание. Земля дрогнула, трещина сомкнулась — и перед нами была только высокая скала.

Верблюды с трудом поднялись — так тяжела была кладь. Скоро мы выбрались из ущелья и вышли на дорогу.

«Прощай и будь счастлив. Теперь ты самый богатый человек», — сказал карлик.

Он отсчитал сорок верблюдов и пошел в сторону Басры. А я повернул остальных сорок верблюдов в родной Багдад.

Шагнул я, было вперед, и остановился. Жадность когтями сжала мое сердце: «Я отдал карлику сорок моих верблюдов да еще сокровища. Зачем я это сделал? Я ограбил сам себя, несчастный! На что карлику такое богатство. Может быть, я сам когда-нибудь нашел бы это ущелье и этот клад, и тогда все сокровища достались бы мне одному».

И мне так стало жаль своих верблюдов и сокровищ, что я не выдержал и побежал догонять карлика.

«О великий карлик! — сказал я ему. — Ты одинокий странник, зачем тебе столько верблюдов? Ты не справишься с ними. Лучше отдай мне десять обратно, хватит тебе и тридцати. Я всю жизнь буду помнить твое добро».

Карлик молча отсчитал мне десять верблюдов, а остальных погнал дальше своей дорогой.

Теперь у меня было пятьдесят верблюдов, нагруженных золотом и драгоценностями, и я был счастлив. Но не успел пройти и пятнадцати шагов, как жадность снова стала терзать меня: «Почему я не попросил у него сразу двадцать или тридцать верблюдов! Может быть, он и уступил бы мне их. Зачем ему эти богатства?»

И я снова пустился бежать за карликом, догнал его и сказал:

«Ведь ты не забыл, что эти верблюды — мои? Я знаю все их повадки и умею управлять ими. А тебе будет трудно справиться с ними. Лучше отдай мне еще двадцать из них. Хватит тебе и десяти верблюдов».

Карлик ничего не сказал и отдал мне еще двадцать верблюдов, а остальные десять повел с собой.

Но жадность овладевала мной все больше и больше. Я стал просить его отдать мне и остальных десять верблюдов.

Карлик не сказал ни слова и отдал последних верблюдов.

Теперь я собрал всех своих верблюдов, поставил по порядку и, совсем счастливый, собрался идти в Багдад. Вдруг я вспомнил про ту серебряную коробочку, которую карлик положил в карман, и подумал: «Карлик без спора отдал мне сорок верблюдов с драгоценностями, не взять ли у него и эту коробочку? На что она ему? А мне пригодится — ведь она тоже денег стоит».

Но не тут-то было! Карлик коробочку не отдал. Сколько я ни просил его, он говорил «нет», и все тут. Мне все больше и больше хотелось получить эту коробочку, а карлик уже не слушал меня, молча повернулся и пошел своей дорогой.

Тут я подумал: «Глупец я! Неспроста карлик отдал сорок верблюдов с драгоценностями; он взял себе самое дорогое — эту коробочку. Должно быть, в ней скрыты все сокровища мира!»

У меня от жадности помутился разум. Я бросился за карликом, схватил его и пригрозил:

«Отдавай коробочку, карлик, не то возьму ее силой!»

Карлик увидел, что я могу убить его, подал мне серебряную коробочку и хотел уйти. Но я не отпустил его и спросил:

«Скажи, что же скрыто в этой коробочке? Чем она дорога?»

«В этой коробочке заключено драгоценное вещество. Если уметь им пользоваться, то будешь видеть все клады», — ответил карлик.

Тогда я стал просить карлика показать мне, как нужно пользоваться тем веществом. Карлик долго молчал, а я требовал и грозил. Наконец он открыл коробочку, погрузил в нее два своих пальца, быстро вынул их, что-то прошептал и провел ими по моему правому веку.

И вдруг горы вокруг как бы раскрылись передо мною, и я увидел, где лежит золото, где серебро, где алмазы и разные драгоценности. Теперь я мог собрать все богатства мира, но и этого было мало.

«Намажь мне и левое веко», — приказал я карлику.

«Нельзя, — сказал карлик, — ты ослепнешь навсегда, если еще раз помажешь глаз этим веществом».

Но я не поверил карлику — я подумал, что он обманывает меня, хочет скрыть от меня что-то очень важное.

«Если ты не сделаешь этого, я убью тебя!» — закричал я в ярости.

«Хорошо, я исполню твою просьбу. Но за то, что случится после этого, ты будешь расплачиваться сам», — ответил карлик и прикоснулся волшебным веществом к моему левому глазу.

Только он сделал это, как вдруг все вокруг погрузилось в непроглядную тьму. Я ослеп.

Когда я понял это, я бросился к ногам старца, рыдал и умолял его: «Возьми себе всех верблюдов, все сокровища и эту коробочку с чудодейственным веществом, только прости меня и верни мне зрение!»

«Жалкий человек! — сказал старец. — Ты не послушал меня, а теперь уже никто не может помочь тебе. Всю жизнь ты будешь оплакивать тот день, когда жадность ослепила тебя».

После этого карлик забрал всех верблюдов с драгоценностями и ушел.

Я долго кричал, рыдал и умолял карлика вывести меня на главную дорогу, где бы я мог пристать к какому-нибудь проходившему каравану, но карлик не слышал меня.

Долго скитался я, голодный, оборванный, в горах, пока не выбрался на большую дорогу. Потом мне удалось примкнуть к проходившему каравану, и я, слепой нищий, с тех пор брожу по свету и прошу милостыню.

И я дал клятву себе вместе с милостыней просить и пощечину в наказание за мою жадность.

Заяц, который победил кита и слона

Однажды вечером заяц отправился на берег моря. Он стал обнюхивать водоросли и с удовольствием поедать нежные зеленые листья. Вдруг он увидел неподалеку слона и кита, которые вели какую-то серьезную беседу. Заяц спрятался за большим камнем и прислушался к их разговору.
— Брат мой, слон, — важно говорил кит,— ты самый большой и самый сильный из всех зверей на суше, а я больше и сильнее всех в море. Почему бы нам не объединиться и не стать владыками над всеми обитателями суши и моря? Тогда никто не смог бы ни напасть на нас, ни противиться нашей воле.

Слону очень понравились слова кита. Он представил себя могущественным владыкой, которого все боятся, желания которого все выполняют.
— Это замечательная мысль, — сказал он. — Пусть так
и будет.
Слон и кит удалились, а заяц остался один и принялся размышлять: «Эти двое хотят силой захватить власть над всеми животными. Так не бывать же этому. Я докажу, что они совсем не так сильны, как воображают, и что мы, зайцы, никогда не подчинимся им».

Глубоко задумавшись, заяц пошел обратно в лес. Он придумал, как нарушить союз двух великанов и сохранить всем животным свободу. Собрав своих друзей, заяц рассказал им о том, что услышал, и попросил у них помощи. Пусть они достанут ему крепкую длинную веревку, и тогда все увидят, что он сделает.

Зайцы сплели веревку, положившись во всем на своего товарища и предоставив ему поступать как он хочет.

Тот отправился к киту и сказал скромно и вежливо:
— О владыка, самый сильный и могущественный среди обитателей моря! Не соблаговолишь ли ты помочь слабому?

Говори, маленький и слабый, — с достоинством произнес, кит.
Моя корова завязла в глине, и я не могу вытащить ее — ведь я маленький и слабый. Не позволишь ли ты привязать веревку к твоему сильному хвосту?

Кит подумал немножко и ответил:
— Хорошо. Привяжи.
Заяц привязал конец веревки к хвосту кита и сказал:
— Теперь, мой господин, я пойду и привяжу другой конец к шее коровы. Когда ты услышишь мой сигнал — тяни что есть силы.

Затем заяц побежал к слону и остановился перед ним, почтительно склонив голову. Он и слону рассказал историю о корове и спросил с надеждой:

Может быть, ты соблаговолишь помочь слабому, который стоит перед тобой, и спасешь его корову? Ведь, кроме нее, у меня ничего нет.

Что я должен сделать для этого, о слабый и маленький? — спросил слон.
— Позволь мне привязать конец веревки к твоему сильному хоботу, — попросил заяц. — Тебе достаточно дернуть разок, чтобы вытащить корову из трясины.

Слон согласился и приготовился тянуть веревку по первому знаку.
Заяц побежал, собрал своих товарищей, поднялся на высокий холм, находившийся на равном расстоянии между слоном и китом, и затрубил в рог.

И тут он и его товарищи увидели необыкновенную картину: слон стал тащить в одну сторону, а кит — в другую. Веревка натянулась, и ни один из них не мог сдвинуться с места. Оба силача забеспокоились.
— Какая тяжелая эта корова, — проворчал слон. -
 Можно подумать, что я вырываю с корнем дерево.
Он привалился спиной к стволу большой пальмы и, издав громогласный рев, потянул еще сильнее. А кит, почувствовав это, подумал: «Не иначе, как проклятая корова хочет опуститься под землю. Но ей не уйти от меня».

Он погрузился глубже в воду и резко дернул веревку.
Так каждый из них упорно тянул в свою сторону, а зайцы весело смеялись, наблюдая, как великаны задыхаются от гнева и бешенства.

Но вот слон несколько раз обмотал веревку вокруг хобота, сильно рванул ее и вытянул кита из воды. Тогда кит поднатужился и опять погрузился в морские глубины.
Так повторялось много раз, и с каждым разом усилия обоих становились все упорнее. Наконец они оказались на берегу и столкнулись, друг с другом. Каждый с удивлением смотрел на другого, не веря своим глазам.

— Так это ты тянул меня? — проревел слон.
 А кит закричал возмущенно:
— Ты думаешь, что ты сильнее меня? Ну, так я докажу, что найдутся и посильнее тебя.
И, разгневанные, они снова с яростью начали тянуть веревку. Но это продолжалось недолго. Зайцы услышали вдруг страшный треск — веревка разорвалась на две части. Кит плюхнулся в море, как большой камень, свалившийся с высоты, а слон покатился, словно мячик, отброшенный ногой. Так они и расстались, преисполненные злобы и ненависти друг к другу, чувствуя стыд и неловкость. С тех пор они никогда больше не встречались.

А зайцы получили большое удовольствие, оказавшись свидетелями этого необыкновенного зрелища — позорного поражения двух великанов, которые собирались господствовать над всеми животными.

Злой волшебник

Жил-был царь. Хотя он и был женат, детей у него не было. Однажды вызвал он магрибинца, и тот сказал:

— Если я дам тебе средство, чтобы у твоей жены рождались дети, ты отдашь мне своего первенца?

Царь ответил:

— Хорошо.

Тогда магрибинец дал ему две конфеты — одну зеленую, другую красную — и сказал:

— Ты съешь зеленую, а жена твоя пусть съест красную.

Царь отдал красную конфету жене. Она съела ее, забеременела и родила мальчика, которого назвали Умным Мухаммедом. Он был смышленым, способным к наукам и к тому же имел красивый голос.

Потом царица родила второго сына, неловкого и неумного; его назвали Умным Али; а потом родился и третий: тот был и вовсе глупым.

Через десять лет к царю пришел магрибинец и сказал:

— Отдай мне обещанного сына.

Царь отправился к жене:

— Пришел магрибинец за нашим первенцем.

— Ни за что не отдам его, — сказала мать. — Лучше пусть заберет Али.

— Хорошо, — ответил царь.

Он позвал Али и передал его магрибинцу. Тот взял мальчика и отправился с ним в путь. Шли они горной дорогой до полудня; тут магрибинец спросил Али:

— Не голоден ли ты и не хочешь ли пить?

— Мы идем уже полдня. Как же тут не проголодаться и не захотеть пить?

— ответил мальчик.

Магрибинец взял его за руку, отвел назад к царю и сказал:

— Нет, это не первенец!

Тогда царь позвал всех троих сыновей. Магрибинец протянул руку и указал на Умного Мухаммеда.

Прошли они путь в половину дня, и магрибинец сказал Мухаммеду:

— Не голоден ли ты и не хочешь ли пить?

— Если ты хочешь есть и пить, то хочу и я, — ответил тот.

— Да, ты мой сын! — воскликнул магрибинец.

Он топнул ногой и спустился вместе с Умным Мухаммедом под землю.

Этот магрибинец был злым волшебником. Спустившись под землю, он привел мальчика во дворец, стоявший среди сада, принес ему какую-то книгу и сказал:

— Читай!

Умный Мухаммед взял книгу, но не мог понять в ней ни слова. А магрибинец сказал ему:

— Если ты не выучишь эту книгу наизусть за тридцать дней, я отрублю тебе голову.

Затем он оставил его и ушел. Двадцать девять дней сидел над книгой Умный Мухаммед и не мог разобрать ни слова. Тогда он подумал: «Завтра я умру; пойду прогуляюсь перед смертью по саду».

Он вышел в сад и увидел там девушку, привязанную за волосы к дереву.

— Кто тебя привязал? — спросил он.

— Волшебник-магрибинец, — ответила девушка.

— А за что?

— За то, что я выучила наизусть книгу колдовства.

Тогда Умный Мухаммед отвязал девушку и сказал:

— Мне он тоже дал книгу, чтобы я выучил ее за тридцать дней; но я не выучил, и вот завтра я умру.

— Я помогу тебе, — сказала девушка, — но, когда магрибинец придет к тебе, скажи, что ты ничего не смог выучить.

И она стала учить его по книге колдовства, а потом сказала:

— Теперь снова привяжи меня за волосы.

Умный Мухаммед привязал ее, и они расстались. К концу следующего дня магрибинец пришел к Умному Мухаммеду и спросил:

— Ты выучил книгу?

— Я не понял в ней ни слова, — ответил юноша.

Тогда магрибинец вытащил свой нож, отрезал Мухаммеду правую руку и сказал:

— Даю тебе отсрочку еще на тридцать дней; если не выучишь книгу наизусть, я отрублю тебе голову.

— Хорошо, — ответил Мухаммед.

Когда магрибинец ушел. Умный Мухаммед прочитал три слова из книги колдовства, и рука его приросла к своему месту. Он снова отправился к девушке, отвязал ее, и они стали прогуливаться по саду. И тут они вдруг нашли три потерянных листка из книги колдовства, которые магрибинец вот уже сорок лет тщетно разыскивал. Умный Мухаммед прочитал их, и они с девушкой сумели подняться на поверхность земли. Мухаммед привел двух коней, на одного из них он сел сам, а на другого села девушка.

— Ты поезжай к своим родителям, а я поеду к своим, — сказал Мухаммед.

Он приехал домой и постучал в дверь. Мать отворила ему, обрадовалась, и они пробеседовали до утра. А утром он сказал ей:

— Матушка! Я дам тебе ягненка; продай его, но ни за что не продавай веревку, которая б/дет на нем.

Мать взяла ягненка и пошла на базар. К ней обратился хозяин кофейни, торговец лекарствами.

— Женщина, ты продаешь ягненка?

— Покупай его, но только веревку я не продам, — ответила она.

— Хорошо. Продашь его за три серебряных монеты?

— Ладно, да пошлет Аллах тебе удачу, — ответила женщина.

Торговец лекарствами, довольный, взял ягненка.

— Отведу-ка я его в подарок царю, — сказал он.

И люди, которые сидели в кофейне, одобрили слова торговца:

— Правильно, это подарок, достойный царя.

Торговец лекарствами принес тарелку с водой напоить ягненка. Ягненок поставил в тарелку передние ноги. Торговец ударил его. Ягненок поднял задние ноги, погрузился в воду — и исчез. Торговец всплеснул руками:

— Ах! Ягненок утонул в тарелке!

Люди подумали, что торговец сошел с ума:

— Нужно его отправить в сумасшедший дом!

А магрибинец между тем отправился туда, где оставил Умного Мухаммеда. Но он не нашел ни его, ни девушки и сказал:

— Клянусь Аллахом! Будь он хоть на седьмой земле, я приведу его.

И магрибинец отправился в город, где жил Умный Мухаммед. Там он услышал людские толки о ягненке, утонувшем в тарелке. «Не иначе как это проделки Умного Мухаммеда, — подумал магрибинец. — Нужно остаться здесь и подкараулить его».

А хитроумный Мухаммед на другой день позвал свою мать и сказал ей:

— Я дам тебе верблюда, продай его на базаре, но ни за что не продавай вместе с ним и повода, даже если бы тебе дали за него четыре тысячи золотых монет.

Мать обернулась и увидела перед собой верблюда. Она взяла его за повод, привела на базар и поручила перекупщику. А магрибинец стоял в это время на базаре и все видел.

Когда верблюд был передан, магрибинец обратился к перекупщику:

— Мне нужен этот повод. Купи для меня верблюда, если пожелает Аллах, за двадцать тысяч золотых монет. Я возьму только повод, а верблюда отдам тебе.

Перекупщик отправился к матери Умного Мухаммеда:

— Продашь верблюда за четыре тысячи золотых монет?

— Да откроет Аллах врата прибыли, — возразила она.

— А за пять тысяч продашь его? — спросил перекупщик.

— Хорошо, да пошлет Аллах тебе удачу. Но знай, что повод с верблюдом я продать не могу.

— На что тебе этот кусок веревки? — спросил перекупщик. — Возьми за него еще тысячу золотых монет и продай.

Мать Умного Мухаммеда обрадовалась, что может получить такое богатство, и согласилась.

Магрибинец взял верблюда, отдал его перекупщику, а повод выдернул и положил к себе в сумку. Он поскакал в степь, радуясь, что Умный Мухаммед теперь у него в руках.

Но Умный Мухаммед обернулся вороном и взлетел ввысь. Тогда магрибинец превратился в коршуна и помчался за ним. Так летали они два дня и две ночи. Магрибинец стал нагонять Умного Мухаммеда. Но тот увидел внизу какой-то сад, спустился и обернулся гранатом на высоком дереве.

А сад этот принадлежал султану, отцу той девушки, которую освободил Мухаммед. Магрибинец отправился к султану:

— Я прошу у тебя один гранат. Болен близкий мне человек, и он просит гранатовых плодов. А мне сказали, что их нет нигде, кроме как в твоем саду.

— Разве сейчас время для гранатовых плодов? — спросил султан.

Магрибинец ответил:

— О султан! Если не найдешь в твоем саду хоть одного граната, пусть падет моя голова.

Тогда султан позвал главного садовника и спросил:

— Правда ли, что у тебя есть гранаты?

— О господин! Разве сейчас время для гранатовых плодов? — изумился садовник.

— Пропала твоя голова, — сказал султан магрибинцу.

Но тот возразил:

— Прикажи садовнику обойти сад и поискать на деревьях.

По приказанию султана садовник отправился в сад. На одном из деревьев он увидел большой гранат, срезал его, принес и отдал султану.

Тот посмотрел на красивый плод и усомнился, стоит ли отдавать его. Он позвал визиря:

— Мне не хотелось бы отдавать этот гранат магрибинцу.

— А если бы в саду не нашлось граната, разве ты не отрубил бы голову магрибинцу? — спросил визирь.

— Да, отрубил бы, — отвечал султан.

— Значит, гранат принадлежит ему по праву, — сказал визирь.

И султан отдал гранат магрибинцу.

Но не успел магрибинец взять его, как гранат раскололся и все зерна рассыпались в разные стороны. Магрибинец тотчас обернулся петухом и стал клевать зерна одно за другим. Султан и визирь глядели на все это с изумлением.

А Умный Мухаммед спрятался в зернышко, которое закатилось под ножку трона. Магрибинец продолжал клевать зерна, пока не склевал их все. Наконец он увидел и последнее зерно, в котором была жизнь Мухаммеда, и уже вытянул шею, чтобы схватить его, но зерно вдруг превратилось в кинжал. Кинжал ударил петуха в грудь и рассек ее пополам.

Тут Умный Мухаммед принял свой прежний облик и предстал перед султаном.

— Расскажи, что тут произошло? — спросил султан.

И Умный Мухаммед поведал ему всю историю от начала до конца и сказал:

— Это я развязал волосы твоей дочери и освободил ее.

Султан позвал свою дочь.

— Дочь моя, знаешь ли ты этого человека? — спросил он.

Девушка ответила:

— Да, это Умный Мухаммед, который развязал мои волосы.

— Если он твой спаситель, ты должна выйти за него замуж, — решил султан.

Он приказал составить брачный договор, и все веселились целых сорок дней.

А Умный Мухаммед и дочь султана стали жить счастливо и растить сыновей и дочерей.

Как лиса перехитрила льва

Однажды вечером лиса, почувствовав голод, вышла из своей норы и стала бродить по лесу в поисках какой-нибудь пищи. Она ходила до тех пор, пока не устала, но ничего съедобного так и не нашла.
Лиса вспомнила, что у нее ни крошки во рту не было со вчерашнего дня, и сердце ее преисполнилось гневом ко льву, который лишил ее вкусной пищи. Вчера она пробралась в деревню, что неподалеку от леса, украла там утку и могла бы убежать с ней, но вдруг услышала рев льва. Пришлось ей бросить утку и спасаться бегством.

Да, если бы не лев, она вкусно пообедала бы. Ярость ослепила ее. Она шла, не различая пути, и вдруг увидела перед собой льва. Лиса задрожала, страх охватил ее, но она овладела собой и сказала:
— Лев, беги скорее, спасайся: скоро начнется буря!
— Я очень тяжелый, — ответил лев, — мне буря не страшна.
— Что же ты станешь делать? Ветер будет очень сильный.
— Я лягу на землю.
— Это не помешает буре унести тебя.
— Я стану держаться за ствол дерева.
— Ветер будет дуть несколько дней. Ты не сможешь держаться за ствол дерева так долго.

Тогда лев, не на шутку испугавшись, закричал:
— Если так, скажи, что мне делать!
— Давай я привяжу тебя к дереву, и самый сильный ветер будет не страшен тебе, — предложила коварная лиса.
— Прекрасная мысль, — согласился лев. Привязав льва к дереву, лиса уселась на камешек неподалеку.
— Что же ты сама не ищешь убежища, чтобы спастись от бури? — спросил ее лев.
— Потому что никакой бури не будет, — спокойно ответила лиса.

Лев страшно разгневался и громко заревел. Тотчас же собрались разные звери.
Увидев льва, привязанного к дереву, и лису, спокойно сидящую рядом, они удивились и спросили, что это значит.
— Это я привязала его, — объяснила лиса, — в отместку за то, что он вчера лишил меня ужина. Это должно послужить уроком всем вам. Пусть сильный поостережется нападать на слабого.

И она начала гордо и важно прохаживаться, а все звери смотрели на нее со страхом и почтением.

Кошка и мышь

Рассказывают, что в древние времена кошка и мышь были закадычными друзьями. Они беззаботно жили на одном из островов. Там было много птиц, которыми питалась кошка, а мышь кормилась орехами и плодами каштанов. Однажды мышь сказала кошке:

— Мне надоело торчать на этом острове. Как ты думаешь, не переселиться ли нам на берег?
— А как мы переплывем море? — спросила кошка.
— Это нетрудно, — ответила мышь. — Сделаем лодку из дерева.

Она притащила большой кусок дерева, пустила в ход свои зубы и выгрызла углубление, в котором они с кошкой могли поместиться. Затем друзья сели в эту маленькую лодочку и пустились в плавание.
В пути они вдруг почувствовали голод. Но еды у них не было. Каждая сидела, сжавшись в комочек, в своем углу и пыталась уснуть. Наконец кошка задремала. А мышь продолжала бодрствовать. Чтобы утолить голод, она стала грызть дно лодки. Всякий раз, когда кошка раскрывала глаза, мышь притворялась спящей. Так она грызла дно до тех пор, пока не продырявила его. Вода начала просачиваться внутрь, и лодка стала медленно погружаться.

Скоро друзья оказались в воде. А так как кошка очень не любила воду, она разгневалась на свою приятельницу и закричала:

— Я тебя съем!
— Потерпи, пока выберешься из воды, не то она увлечет тебя в свою пучину. Успеешь еще съесть меня, — ответила мышь.

Когда они выбрались на берег, кошка сказала:
— Вот теперь-то уж я тебя съем.
— Подожди, я обсохну: ты не сможешь переварить мое мясо, пока я такая мокрая.

Тут мышь воспользовалась оплошностью кошки и скрылась в маленькую норку.
Напрасно пыталась кошка пролезть вслед за ней.
— Я буду ждать, пока ты не выйдешь, обманщица! — крикнула она мыши.
— Долго же придется тебе ждать, — ответила та. — Я никогда отсюда не выйду.

Кошка уселась у входа в нору, поджидая, когда оттуда покажется мышь, а мышь в это время принялась копать землю. Она проделала под землей длинный ход, вышла с другого его конца и была такова.
С тех пор кошка разучилась спать глубоким сном. По ночам она прислушивается, как скребется мышь, и часами стережет ее у входа. А мышь никогда не вылезает из норы, если заметит кошку, сидящую в засаде.

Кто сильнее.

Птица ткач поймала червя.

— Отпусти меня, — взмолился он.

— Нет, я съем тебя, потому что я сильнее, — ответила птица.

Спустя некоторое время ее схватил ястреб и отнес в свое гнездо на вершине дерева.

— Смилуйся, освободи меня, — стала просить птица.

— Нет, я съем тебя, потому что я сильнее, — ответил ястреб.

Он убил ее и начал есть. Но тут появился гриф. Схватив ястреба, он воскликнул:

— Хвала всевышнему, я нашел еду!

— Прошу тебя, сжалься надо мной, — взмолился ястреб.

— Ты хочешь, чтобы я оставил тебе жизнь и лег спать голодным? Нет, я съем тебя, потому что я сильнее, — сказал гриф и убил его.

А в это время к дереву подкрался охотник, и его стрела поразила грифа.

— Теперь ты умер и стал тем же, что и те, кого ты превосходил силой, — сказал охотник.

Ленивый мастер

У одного человека к большой его радости родился сын. И он решил купить младенцу колыбель. Он отправился к плотнику, дал ему риал и сказал:

— Сделай для моего сына колыбель. Плотник ответил:
— Хорошо, приходи в будущую пятницу и бери ее. Дело было в четверг, значит, заказчику нужно было явиться через восемь дней. В пятницу он пришел к мастеру:
— Давай колыбель.
— Еще не готова, — ответил тот.

Так плотник тянул и медлил, пока ребенок не стал ходить, потом вырос большим, потом женился, и родился у него сын. Молодой отец сказал старику:
— Хочу купить сыну колыбель.
— Пойди к такому-то плотнику, — ответил тот, — вот уже двадцать лет прошло, как я заказал ему колыбель. Получи ее.

Сын отправился к плотнику:
— Давай колыбель, которую заказал тебе мой отец и за которую ты получил риал.
— Возьми свой риал, — ответил плотник, -не хочу я спешить с этим делом.

Нищий и счастье

Однажды вечером нищий возвращался к себе домой. Проклиная свою судьбу, он горько жаловался:

— Где оно, Счастье? Будь проклято это Счастье!

Судьба захотела, чтобы Счастье откликнулось и пришло послушать его жалобы и стенания. И вот, едва лишь нищий произнес эти слова, Счастье схватило его за руку и сказало:

— Иди ко мне. Не бойся. Я — твое Счастье. Счастье подняло его в воздух и унесло далеко-далеко; потом оно опустило его у входа в пещеру и промолвило:

— Там, внутри пещеры, скрыты все сокровища мира. Спустись и возьми себе, что захочешь. Но не бери слишком много. Пусть твоя ноша будет легкой, чтобы ты смог дотащить ее до дому. Дорога предстоит длинная и трудная, и ты пойдешь один, без попутчика. Если уронишь ношу на землю, навсегда потеряешь ее. Будь благоразумным и не жадничай.

Так сказало Счастье и скрылось. Нищий спустился в пещеру, и у него разбежались глаза от множества сокровищ и драгоценных камней. Он начал хватать самые красивые и наполнять ими свой мешок. Через час он вышел из пещеры, неся на плечах тяжелую ношу.

Сделав несколько шагов со своим мешком, нищий задохнулся от усталости; обильный пот выступил на его лице, покрыл все тело. Он почувствовал, что силы его иссякли и он не может дальше тащить свой груз.

«А что если я опущу мешок на землю и покачу его? — подумал он. — Не может быть, чтобы я не докатил его домой целым».

Так он и сделал. Торжествуя и предвкушая радость от обладания богатством, покатил нищий набитый мешок. Но почти у самого дома он разогнул спину — и мешок вдруг исчез. Руки бедняка сжимали воздух. Он огляделся вокруг, стал кричать и плакать, проклиная свою несчастную долю.

И в тот же миг снова появилось Счастье. Гневно посмотрело оно на него и сказало:

— Ты преступник перед своим счастьем и самим собой. Тебя ничто не удовлетворяет, тебе не хватает никакого богатства. Тебе было дано много, и ты должен был взять столько, сколько мог унести. Но ты по жадничал и взвалил на себя непосильную ношу. Теперь ты потерял все. Пусть это послужит тебе уроком, научит довольствоваться небольшим.

Проницательность бедуина

Один араб потерял в пустыне своего товарища с верблюдом. Целый день искал он его и не мог найти, а вечером повстречал бедуина. Араб обрадовался и начал расспрашивать о своем пропавшем товарище и его верблюде.

— Товарищ твой толстый и хромой? — спросил бедуин.

— Да. Где он? — воскликнул араб,

— Я не знаю, где он. Но, скажи мне, в руках у него была палка? А верблюд его был одноглазый и вез финики, да?

Человек обрадовался еще больше и закричал поспешно:

— Да, да! Это мой товарищ и его верблюд. Но меня одолела усталость. Как я буду искать их в такую жару?! Когда ты видел их? Куда они пошли?

Бедуин ответил:

— Я не видел их и вообще со вчерашнего дня никого, кроме тебя, не встречал.

— Ты что, смеешься надо мной?! -гневно прервал его араб. — Как ты хочешь обмануть меня, если только что подробно описал моего товарища и его верблюда?

— Да, я не видел его, — спокойно повторил бедуин. — И все же я знаю, что он долго отдыхал под этой пальмой, а потом отправился по направлению к Сирии. И все это было три часа тому назад.

— Откуда же ты знаешь все это, если ты не видел его?! — воскликнул араб.

— Я не видел его, — ответил бедуин. — Но я узнал о нем по его следам.

Он взял араба за руку, подвел его к отпечаткам следов на песке и сказал:

— Посмотри на эти следы. Это — следы ступни человека, это — след верблюжьего копыта, а это — отпечаток палки. Посмотри на следы человека. Видишь, отпечаток левой ноги глубже и больше, чем правой? Не говорит ли это о том, что человек, проходивший здесь, — хромой? Теперь сравни его следы и мои — он оставил более глубокие отпечатки, чем оставляю я. Разве это не значит, что он более тучный, чем я?

Араб удивился и сказал:

— Все это очень хорошо. Но скажи, как ты узнал, что у верблюда один глаз? Ведь глазом-то он не касался песка.

— Это верно, — засмеялся бедуин. — Глаз его не касался земли. И все-таки он оставил на ней свой след. Разве ты не видишь, что верблюд щипал траву только с правой стороны? И разве это не говорит о том, что у верблюда один глаз и поэтому он видит только одну сторону дороги?

Еще больше изумился араб и спросил:

— А какой след оставили финики?

Бедуин прошел вперед шагов двадцать и сказал:

— Посмотри на этих муравьев, которые собрались здесь. Разве ты не видишь, что их привлек сок фиников?

Араб долго молчал, потом спросил наконец:

— А время? Как ты мог определить время?

Бедуин указал на пальму и сказал:

— Посмотри сюда. Неужели ты не видишь, что твой товарищ отдыхал здесь со своим верблюдом?

— Но как же ты догадался, что это было три часа тому назад?

Бедуин снова рассмеялся и объяснил:

— Посмотри на тень от пальмы. Ведь не думаешь же ты, что человек откажется от прохлады и сядет отдыхать на солнце? Конечно, твой товарищ отдыхал в тени. Я кочевник и знаю, что нужно около трех часов, чтобы тень от места его привала переместилась на то место, где она сейчас.

Сам себя перехитрил

Однажды стекольщик сказал сумасшедшему:

— Все сумасшедшие бьют стекла, а ты почему-то ленишься и сидишь без дела. Иди и ты бить стекла. Ты мне этим очень поможешь: у меня будет больше работы.

Сумасшедший послушался. Он побежал к дому стекольщика и, весело приплясывая, до тех пор швырял камни, пока в окнах не осталось ни одного стекла.

Когда стекольщик вернулся домой и увидел это, он набросился на сумасшедшего с кулаками.

— Почему ты на меня сердишься? – спросил сумасшедший. — Ведь ты же сам сказал мне: «Иди бей стекла».
— Но я же велел тебе бить стекла в других домах, чтобы у меня было больше работы! – в отчаянии воскликнул стекольщик.
— Если бы я разбил стекла не в твоем доме, — возразил сумасшедший, — то хозяева могли бы пригласить другого стекольщика. А уж тут-то я спокоен: ты никого не будешь звать и сделаешь эту работу сам.

Сказка о Джаударе и его братьях

У одного купца было три сына. Когда купец состарился и почувствовал, что близится его конец, он разделил всё свое добро на четыре части. Одна часть досталась его жене, а три остальные поделили между собой сыновья. У всех всего было поровну.

Вскоре купец умер. Два старших сына были недовольны отцовским дележом и начали судиться со своим младшим братом Джаударом из-за наследства. Судились, судились, пока всё имущество отца по судам не растратили. И у Джаудара тоже ни гроша не осталось. Тогда старшие братья отобрали всё у своей матери и выгнали её из родного дома милостыню собирать.

Но младший сын Джаудар не оставил мать. Достал он сеть и лодку и начал ловить рыбу. Свой улов он продавал или обменивал на хлеб и фрукты, так они с матерью и перебивались с хлеба на воду.

А тем временем старшие братья и материно добро по ветру пустили. Начали они голодать, вот и пришли к старушке хлеба просить.

Мать не прогнала их, последний кусок хлеба им отдала, сама ни крошки не съела и Джаудару ни слова не сказала. А Джаудар вскоре догадался об этом, но промолчал: был он добрейший человек на свете, работал, не разгибая спины, чтобы и мать, и братьев прокормить.

Однажды сидел он в своей лодке и с грустью смотрел на воду. Много раз забрасывал он в озеро сеть, но так и не поймал ни одной рыбы. Тут как раз проезжал мимо на муле какой-то человек. Остановился он и спросил Джаудара:

— Не ты ли Джаудар, сын купца из этого города? Джаудар удивился, что чужеземец знает его, и ответил:

— Да, это я.

Тогда чужеземец слез с мула и сказал:

— Я магрибинец, житель Магриба. Выполни мою просьбу, Джаудар, и ты не пожалеешь, что встретил меня сегодня.

С этими словами он протянул Джаудару верёвку и попросил, чтобы тот связал его и бросил в воду. Джаудар наотрез отказался, но чужеземец продолжал уговаривать и упрашивать его:

— Свяжи меня, не бойся, — говорил он. — А потом брось меня в воду. Если я высуну руки из воды, закинь сеть и вытащи меня. Если же над водой покажутся ноги, знай, что я утонул. Тогда уж больше не думай обо мне и не пытайся меня спасти. Но этого мула отведи в город на рынок, там увидишь в дверях склада человека, похожего на меня. Отдай ему мула, и он даст тебе сто динаров.

Долго уговаривал чужеземец Джаудара, наконец тот согласился выполнить его странную просьбу. Связал он магрибинца и бросил его в воду. Джаудар немного подождал и тут увидел, как из воды вынырнули две ноги. Понял Джаудар, что чужеземец утонул. Взял он мула за уздечку, отвёл его в город на рынок, а из дверей склада уже шёл ему навстречу человек, очень похожий на утопленника. Не сказав ни слова, взял он мула и дал Джаудару сто динаров.

Джаудар пришёл домой и поделился деньгами с братьями. Сердце у него было мягкое, как воск, а доброта его не знала границ! На другой день он снова отправился ловить рыбу. Но как он ни бился, как ни старался, даже вьюна не поймал.

Начал он домой собираться, сложил сеть и вдруг видит — едет на муле какой-то чужеземец, как две капли воды похожий на вчерашнего утопленника. Слез он с мула и набросился на Джаудара:

— Рассказывай, что здесь вчера было!

Джаудар испугался и сначала не хотел ничего говорить, но у этого человека был такой властный взгляд, что бедный рыбак окаменел от ужаса и рассказал обо всём.

Бедняга, не помня себя от страха, ждал расправы за то, что он сделал вчера. Но как удивился Джаудар, когда чужеземец высказал ту же самуюпросьбу, что и магрибинец: хотел он, чтобы рыбак связал его и бросил в воду. Если покажутся руки, Джаудар должен был вытащить его сетью, а если ноги, так уж ничего не делать, только отвести мула на рынок, где за него дадут сто динаров.

Джаудар наконец согласился, связал чужеземца и бросил его в воду. Подождал он немного, а когда над водой показались ноги, взял мула и отвёл его на рынок. Снова получил Джаудар сто динаров, разделил их поровну с братьями и зарёкся ловить рыбу.

Но на другой день утром он не мог найти покоя, какая-то сила гнала его за город к озеру. Не выдержал Джаудар и снова пошёл туда. Забросил он сеть в воду просто так: улов ему теперь был не нужен, денег у них было много. Сидел он и в душе ругал себя, что снова пришёл к озеру.

И вдруг появился человек на муле, похожий на тех двух утопленников. Чужеземец сказал Джаудару, что он из Магриба, и спросил рыбака, не Джаудар ли он, сын купца из этого города. Джаудар кивнул и тут же рассказал чужеземцу обо всём, что случилось вчера и позавчера.

— О чужеземец, взмолился Джаудар, — ни о чём не проси меня. Я не свяжу тебя и не брошу в воду. Не стану я больше этого делать.

— Те двое, что здесь утонули, были мои братья, — сказал магрибинец.

— Было нас у отца четверо. Отец научил нас делать чудеса и колдовать, а когда умер, оставил нам много сокровищ и книгу мудрости. Из-за этой книги мы поссорились. Долго спорили мы, кому она достанется, и наконец пошли к шейху. Шейх сказал: «Книга достанется тому, кто принесёт мне зеркало вселенной, перстень всех дорог и меч молний. Тот, кто станет владельцем меча, победит любое войско: стоит ему только поднять меч, вылетит из него молния и всё уничтожит. Тот, кто владеет зеркалом, может заглянуть во все уголки света. Он найдёт каждого человека, где бы тот ни спрятался. Тот, у кого есть перстень, попадет всюду, куда захочет: нужно только раз повернуть кольцо на пальце». Шейх добавил ещё, что раздобыть эти вещи нам поможет только Джаудар, сын купца из такого-то города. «Вы найдёте его у озера, за городом, где он ловит рыбу, — сказал шейх.

— А когда разыщете его, попросите, чтобы он связал вас и бросил в озеро. На дне озера вы должны сразиться с двумя сыновьями волшебника альМалика, победить их и взять в плен. Тот, кто справится с ними, отправится потом с Джаударом искать три волшебные вещи». Когда шейх кончил, мы посоветовались друг с другом, и один из нас, тот, что купил у тебя на рынке двух мулов, отказался от книги. Мы попросили его, чтобы он нашёл тебя и дал нам знать. И вот мы трое, один за другим, отправились к тебе. Что случилось с двумя моими братьями, ты и сам хорошо знаешь. Сегодня яв последний раз попытаю счастья. Свяжи меня, Джаудар, и брось в воду.У Джаудара голова закружилась, когда он дослушал этот длинный рассказ. В душе он проклинал себя, что впутался в эту историю с колдунами. Но отказать он никому не мог, не выдержал он и на этот раз, — связал чужеземца и бросил его в воду.

Магрибинец скрылся под водой, и Джаудар уже думал, что чужеземца постигла участь его братьев. Но вдруг озеро покрылось рябью, и через минуту из воды вынырнули две руки, каждая держала по красной рыбе. Джаудар быстро закинул сеть и вытащил магрибинца из воды.

Магрибинец отряхнулся, открыл сумки, привязанные с двух сторон к седлу, засунул в каждую по одной рыбе и сказал:

— Спасибо тебе, Джаудар! Но ты ещё нужен мне. Вот тебе тысяча динаров. Дай их матери, чтобы она ни в чём не нуждалась без тебя. Скажи ей, что ты поедешь странствовать по свету. Не рассказывай ей о том, что здесь случилось, и о том, что ты слышал от меня. Мы отправимся с тобой в город Фас, там ты поможешь мне раздобыть три волшебные вещи. Ты не пожалеешь о том, что пойдёшь со мной. Я сделаю тебя султаном.

Джаудар взял у магрибинца тысячу динаров и отнёс их матери.

— Я пойду странствовать по белу свету, — сказал он ей. — Не беспокойся обо мне, я скоро вернусь.

Джаудар тепло попрощался с братьями и попросил их заботиться о матери, пока его не будет.

На другой день магрибинец и Джаудар уже были в пути. В полдень магрибинец спросил Джаудара:

— Не хочешь ли ты поесть, Джаудар?

— О, конечно, хочу, — ответил Джаудар.

— А чего бы ты хотел?

Джаудар попросил кусок хлеба с сыром.

— Ты заслужил лучший обед, — сказал магрибинец и постучал по сумке, привязанной к седлу. — Не хочешь ли ты жареных цыплят? Или рису с мёдом, или, может быть, ты больше любишь засахаренный виноград?

И он перечислил Джаудару больше сорока кушаний.

— Но ведь в этой сумке не уместится столько еды! — воскликнул Джаудар. — Туда ты с трудом запихнёшь двух цыплят.

— Смотри же, — сказал магрибинец.

Он открыл сумку и вынул золотое блюдо с жареными цыплятами. Потом он вытащил другое блюдо — с рисом, за ним третье, четвёртое, пятое, — словом, вскоре перед Джаударом стояло сорок золотых блюд. На каждом лежали разные яства, одно лучше другого.

Изумлённый Джаудар не мог выдавить из себя ни слова.

— Ешь, — сказал ему магрибинец. — Рыбы, которых я вытащил из озера и сунул в сумки, это дети волшебника аль-Малика. Теперь они служат мне.

Джаудар не сказал ни слова, уже четвёртый день творились чудеса на его глазах. Сел он на землю и начал есть.

Потом они продолжали свой путь и через неделю пришли в город Фас. Магрибинец отыскал полуразрушенный дворец. Там они остановились. Магрибинец оставил Джаудара стеречь мула, а сам облазил все развалины. пока не нашёл того, что искал. Волшебник позвал Джаудара, и они спустились по разрушенной лестнице к медным воротам.

— А теперь, Джаудар, — сказал магрибинец, — ты войдёшь через эти ворота в тёмный проход. Не оглядывайся, иди вперёд, пока не дойдёшь до золотого занавеса. Отдерни его и войди в комнату. Там ты увидишь на серебряном сундуке свою мать. Не пугайся, когда она скажет тебе, чтобы ты ударил её по лицу. Это не твоя мать. Хранитель сокровищ принял на себя её облик. Когда ты ударишь её, она превратится в змею и уползёт. Не бойся, она ничего не сделает тебе. Потом ты откроешь сундук, достанешь из него зеркало вселенной, перстень всех путей и меч молний. Принеси всё это мне. Больше я от тебя ничего не потребую.Джаудар задрожал от страха. Знал он, что теперь ему не выпутаться из всех этих загадочных дел. Но отступать было поздно. Не надо было ему связываться с тем первым магрибинцем.

А его спутник уже три раза постучал в медные ворота. Наконец они открылись, и магрибинец втолкнул Джаудара в тёмный проход. Джаудар пошёл вперёд, колени у него подгибались от страха. Но он все шёл и шёл, не смотрел по сторонам, пока наконец не увидел перед собой золотой занавес. Он отдёрнул его и вошёл в комнату. В комнате стоял сундук, а на нём сидела женщина. Откинула она покрывало с лица, и Джаудар узнал свою родную мать. Словно громом поражённый остановился он.

— Джаудар, — воскликнула женщина, — хорошо, что ты пришёл. Ударь меня, мой сын!

И хотя Джаудар был робким человеком, он скорее вступил бы в бой с драконом, чем ударил бы свою мать.

— Ударь меня, Джаудар, — снова сказала женщина. — Твоим братьям было бы нетрудно это сделать.

Она встала с сундука и подставила Джаудару лицо. Напрасно вспоминал Джаудар слова магрибинца, будто это не его мать, а хранитель сокровищ, принявший её облик, чтобы сбить Джаудара с толку. Слезы брыз-нули из его глаз, в горле у него запершило, и вместо того, чтобы ударить женщину, он поцеловал её морщинистое лицо. В комнате сразу стало темно. Женщина исчезла. А когда снова все прояснилось, Джаудар увидел, что сундук сам открывается. Не раздумывая, схватил он зеркало вселенной, перстень всех путей и меч молний, повернулся и побежал обратно.

Магрибинец поблагодарил Джаудара, а волшебным вещам обрадовался, словно малое дитя. Джаудар побоялся рассказать ему, что произошло в комнате, но магрибинец начал расспрашивать, и Джаудару пришлось во всём сознаться. Магрибинец улыбнулся, когда услышал его рассказ, и сказал:

— Ты хороший сын, Джаудар. Если бы ты ударил женщину, мы бы с тобой оба жестоко поплатились за это. Всё дело в том, что никто, кроме тебя, не выдержал бы этого испытания. Но для тебя уважение и любовь к матери дороже всех сокровищ.

Потом магрибинец отвязал от седла обе сумки, отпустил мула на все четыре стороны, повернул перстень всех путей и пожелал про себя, чтобы они очутились в родном городе Джаудара. Через мгновение они уже были там.

Путники вошли в город, и тут же у городских ворот Джаудар увидел свою мать. Несчастная старуха просила милостыню. С плачем рассказала она, что как только Джаудар ушёл из дома, старшие сыновья отняли у неё деньги и выгнали на улицу. Джаудар утешал мать, как мог.

— Теперь уже до самой своей смерти ты не будешь знать ни печали, ни нужды.

Он пригласил магрибинца к себе, чтобы тот хоть день был его гостем. Но магрибинец сказал:

— Я должен отнести шейху волшебные вещи. Поэтому каждый день для меня дорог. Возьми себе волшебную сумку и запомни мои слова: придёт время, и ты станешь султаном в награду за то, что ты мне помог.

Магрибинец дал Джаудару волшебную сумку, попрощался с ним и покинул город. А Джаудар с матерью пошли к своему дому. Когда они пришли туда, братьев не было дома. Мать боялась там оставаться, но Джаудар сказал ей:

— Матушка, не бойся ничего. Я сам обо всём договорюсь с братьями. Вскоре братья вернулись домой и с бранью набросились на Джаудара:

— Да как ты посмел, бездельник, войти в наш дом? Но Джаудар тут же рассказал им о волшебной сумке, показал, какие чудеса она может делать, и начал вынимать из нее блюдо за блюдом с ред-кими кушаньями. Братья воспользовались добротой Джаудара и сделали вид, что любят его больше жизни.

Так прожили они неделю, другую, пока братья, наконец, не сговорились, как им навсегда избавиться от Джаудара и отнять у него волшебную сумку. Пошли они на пристань и разыскали там человека, который нанимал матросов. Они солгали ему, что у них есть злой брат, который обижает и мать, и их.

— Помоги нам избавиться от него, — попросили коварные братья. Человек этот согласился и сказал:

— Ну что ж, приведите своего брата, я как-нибудь справлюсь с ним.

В тот же вечер братья выманили Джаудара из дому, позвали его прогуляться по набережной, а там в условленном месте набросились на беднягу матросы, связали его и утащили на корабль.

Довольные братья вернулись домой, тут же выгнали мать и от волшебной сумки уже не отходили. Они ели, пили и ни о чём другом не думали.

Но через несколько дней братья уже начали ругаться из-за сумки. Наконец они рассказали о своём споре судье и, разгорячившись, проговорились о том, какие чудеса делает эта сумка. Когда судья услыхал об этом, он приказал отнять у них сумку и бросить их в тюрьму. Потом судья взял волшебную сумку и велел доложить о себе султану. Рассказал он султану о волшебной сумке и преподнёс ему её в подарок. Султан повысил судью в чине. Сумка с тех пор готовила днём и ночью яства для султана, а еды в ней всё не убывало.

Тем временем Джаудар стал матросом, плавал по морям в жару и в бурю, страдал от жажды, голодал. Как-то раз поднялась страшная буря, корабль потерпел крушение и почти все матросы погибли. Но среди тех, кто остался в живых, был и Джаудар.

Он нищенствовал в чужой стране, пока не пришёл в большой город. Джаудар бродил по улицам, изнемогал от жары и совсем ослаб от голода. Вдруг услыхал он, как кто-то крикнул:

Джаудар обернулся и узнал магрибинца, того самого, которому он помог достать три волшебные вещи. Магрибинец тут же обнял его и отвёл к себе домой. Там Джаудар рассказал ему, как он гулял с братьями по набережной, как матросы утащили его на корабль, обо всём, что он пережил во время плавания, и о том, как попал в эту страну.

Магрибинец приказал приготовить для Джаудара купальню с освежающей водой. Джаудар выкупался, магрибинец одел его в прекрасное платье и накормил вкусной едой. Когда гость насытился, хозяин сказал ему:

— Это город Магриб. Идём со мной к шейху, и ты узнаешь, что делается у тебя дома.

Магрибинец представил шейху Джаудара и сказал, что это тот самый человек, с чьей помощью он раздобыл зеркало вселенной, перстень всех путей и меч молний. Потом он попросил шейха, чтобы тот позволил им заглянуть в зеркало вселенной. Шейх провёл их в другой зал и отдёрнул со стены покрывало; под ним висело зеркало, которое Джаудар хорошо знал: зеркало это было величиной с блюдо. Шейх потер его пальцами, и по стеклу заметались тени, из зеркала доносился шум, словно кто-то разговаривал вдалеке. Вдруг тени стали принимать очертания людей, и Джаудар узнал своих братьев. Услышал он, как они сговариваются избавиться от Джаудара и уговаривают чужого человека на пристани, словом, узнал обо всём. Наконец увидел он, как судья отобрал у братьев сумку и приказал бросить их в тюрьму, и то, как сумка оказалась у султана, который каждый день устраивает богатые пиры. У Джаудара сжалось сердце от жалости, когда он увидел, как его мать просит милостыню у городских ворот. Но и братьев он тоже пожалел: ведь им в тюрьме не сладко жилось.

Когда они узнали всё, что хотели знать, шейх снова закрыл зеркало покрывалом, и магрибинец с Джаударом вернулись домой. Магрибинец уговаривал Джаудара погостить, но тот хотел поскорее вернуться на родину, чтобы помочь матери и братьям.

Магрибинец не стал удерживать Джаудара. Но прежде чем расстаться с ним, он повесил ему на шею цепочку, а на той цепочке был медный шарик.

— Я пообещал, что сделаю тебя султаном, — сказал магрибинец. — Пришло время, чтобы я исполнил свое обещание. Шейх с помощью перстня всех путей доставит тебя домой. Ночью ты очутишься на окраине родного города. Возьми в руку шарик, который висит у тебя на шее, потри его пальцами и выскажи вслух пожелание, чтобы на том месте, где ты стоишь, вырос дворец в сто раз прекраснее дворца султана. А потом пожелай, чтобы волшебная сумка снова оказалась у тебя. Султан пошлёт против тебя своё войско, но ты с помощью этого шарика устоишь в бою и сам станешь султаном.

Ещё в ту же ночь Джаудар был на окраине родного города, которого он так долго не видел. Джаудар потёр пальцами шарик, как велел ему магрибинец, и пожелал, чтобы на том месте, где он стоит, вырос дворец в сто раз прекраснее, чем дворец султана. И тотчас появился чудесный дворец с золотой крышей, с золотыми башнями и балконами.

Слуги окружили Джаудара и повели его в роскошные покои, где играла музыка и кружились танцовщицы, такие красавицы, каких Джаудар в жизни своей не видывал.

Потом Джаудар снова потёр шарик и пожелал, чтобы здесь была его мать. Тотчас его желание исполнилось. Мать Джаудара не хотела верить своим глазам, когда вдруг очутилась в этом великолепном дворце. В первую минуту она даже не узнала своего сына Джаудара, одетого в дорогие одежды. А Джаудар обнимал её и говорил, что теперь они уже никогда не расстанутся. Он отвёл для неё роскошные покои и приказал слугам обращаться с матерью, как с царицей. Потом Джаудар в третий раз потёр медный шарик и пожелал, чтобы волшебная сумка снова была у него. И это пожелание исполнилось без промедления. Волшебная сумка словно с неба свалилась ему под ноги.

Как раз в этот миг во дворце у султана забили тревогу. Султан угощал на пиру своих приближенных, и повара не успевали вынимать из волшебной сумки блюда с редкими яствами, — и вдруг сумка исчезла, словно сквозь землю провалилась. Перепуганные слуги позвали султана, обыскали весь дворец, но сумку так и не нашли. Тут султану уже было не до веселья.

Ещё больше разозлился он рано утром, когда увидал на другом конце города огромный дворец. Рядом с ним его собственный замок казался просто убогой рыбацкой хижиной. Султан отправил во дворец своего посла, чтобы тот немедленно доставил к нему наглеца, осмелившегося возвыситься над султаном. Дерзкого обидчика ждала жестокая расправа. Но стоило послу султана подойти к воротам дворца Джаудара, как на него набросились двое здоровенных стражников и так отдубасили его, что тот еле ноги уволок.

Султан был вне себя от гнева, когда узнал о случившемся. Он послал целый полк воинов, чтобы они захватили дворец и взяли в плен дерзкого хозяина. Но как только воины султана очутились перед дворцом, они остановились словно вкопанные. Никто не мог ни рукой, ни ногой пошевелить, кони не двигались с места, все словно окаменели. И всё это сделал Джаудар с помощью медного шарика.Разгневанный султан смотрел из окна своего дворца и чуть не лопнул от злости. Тут визирь посоветовал ему, чтобы он сам отправился во дворец.

— О повелитель, — сказал хитрый вельможа. — Видно, тот, кто владеет этим дворцом, сильнее тебя. Ничего другого не остаётся как подчиниться ему, чтобы не навлечь на себя его гнев.

Вот и отправились султан со своим визирем во дворец к Джаудару.Тот принял султана со всеми почестями и устроил роскошный пир. Добрый Джаудар с первого взгляда понравился султану.

На пиру, видя вокруг себя такое богатство, султан сказал Джаудару:

— Я вижу, что могущество твоё велико. Не хотел бы ты быть моим союзником?Джаудар согласился, и ещё не окончился пир, как султан предложил ему в жёны свою дочь. Царевна была прекрасна, как день, кожа её была белее сахара, а её стройный стан мог соперничать с кипарисом.

Когда на другой день султан привёл дочь к Джаудару, чтобы познакомить их друг с другом, Джаудар влюбился в неё с первого взгляда, и царевна тут же подарила ему своё сердце. После этого уже не было причины откладывать свадьбу. А на свадебном пиру повара не успевали вынимать из волшебной сумки блюда с редкими кушаньями.

Волшебная сумка с тех пор не знала отдыха. Джаудар хорошо помнил, как тяжело жить в нужде. Поэтому он приказал раздавать еду из сумки не только жителям этого города, но и людям из всех уголков его царства. Каждый день приходили толпы людей за рисом, зерном, фруктами, и с тех пор никто в той стране не страдал от голода.

Наконец султан передал власть Джаудару, и ничего лучшего он не мог сделать. Такого мудрого правителя не было ни в одном государстве на свете.Братьев Джаудара уже давно выпустили из тюрьмы, но они должны были покинуть родину. На сей раз не простил им Джаудар, что они так жестоко поступили с матерью. Снарядил он для них корабль и посоветовал им зарабатывать себе на жизнь перевозкой товаров где-нибудь в чужой стране.

— Здесь вы не смеете появляться, — сказал он братьям на прощанье.И с тех пор он ничего о них не слыхал.

Вскоре после свадьбы Джаудар отправился с прекрасной женой на прогулку за город, чтобы показать ей то озеро, где встретился он со своим счастьем. Когда они наклонились над водой и, смеясь, смотрели на танцы серебряных рыбок, что-то вдруг булькнуло, словно камушек упал в воду.

Джаудар схватился за грудь и увидел, что медный шарик исчез, только разорванная цепочка висела у него на шее.

Но на что ему теперь был нужен волшебный шарик! Джаудар даже не пожалел о нём и только обрадовался, что всем чудесам пришёл конец. Только одной волшебной вещью он дорожил — сумкой. Ведь она служилане ему одному, а всем людям в той стране, чтобы они жили в достатке и никогда не знали голода и нужды.

За это люди прославляли Джаудара и любили всем сердцем, а раз его народ жил хорошо, у Джаудара было легко на душе.

Долгие, долгие годы мудро правил он и был счастлив, а

Что было дальше, знает лишь луна,

Что каждой ночью на небе восходит,

Она всё видит, но молчит она,

Секреты все храня на небосводе.

Сказка о коне из чёрного дерева

Жил в древние времена великий царь. Было у него три дочери, подобные полным лунам, и сын, ловкий как газель и прекрасный как летнее утро.

Однажды пришли на царский двор три чужеземца. Один нёс золотого павлина, другой — медную трубу, а у третьего был конь из слоновой кости и чёрного дерева.

— Что это за вещи? — спросил царь.

— Тот, у кого есть золотой павлин, — ответил первый чужеземец, — всегда будет знать, который час. Как только пройдёт час дня или ночи, птица хлопает крыльями и кричит.

— Тот, у кого есть медная труба, — молвил второй, — не должен ничего бояться. Неприятель ещё будет далеко, а труба сама затрубит и предупредит всех об опасности.

А третий чужеземец сказал:

— Тот, у кого есть конь из чёрного дерева, попадёт в любую страну, куда ему только вздумается.

— Не поверю я вам, пока сам не испытаю этих вещей, — ответил царь.

Близился полдень, солнце стояло прямо над головой, тут павлин захлопал крыльями и закричал. В этот миг в ворота дворца вошёл проситель. Труба вдруг ни с того ни с сего затрубила. Царь приказал обыскать пришельца, и слуги нашли у него под одеждой меч. Пришелец сознался, что хотел убить царя.

— Это очень полезные вещи, — обрадовался царь. — Что вы хотите получить за них?

— Дай мне в жёны твою дочь, — попросил первый чужеземец.

— Я тоже хочу жениться на царевне, — сказал второй.

Царь, не раздумывая, взял у них павлина и трубу и отдал им в жёны своих дочерей.

Тут подошёл к царю третий чужеземец, владелец коня из чёрного дерева.

— О владыка, — молвил он с поклоном, — возьми себе коня и дай мне в жёны третью царевну.

— Не спеши, — сказал царь. — Мы ещё не испытали твоего коня. В это время подошёл сын царя и сказал отцу:

— Позволь мне сесть на этого коня и испытать его.

— Испытывай его, как хочешь, — ответил царь.

Царевич вскочил на коня, пришпорил его, дёрнул за узду, но конь стоял как вкопанный.

— Ты что, из ума выжил, несчастный?! — закричал царь на чужеземца. — Да как ты посмел обмануть владыку? Убирайся прочь со своим конём, не то прикажу бросить тебя в темницу.

Но чужеземец не смутился. Он подошёл к царевичу и показал ему небольшую кнопку из слоновой кости, которая была у коня на шее с правой стороны.

— Нажми на эту кнопку, — сказал он царевичу.

Царевич нажал на кнопку, и вдруг конь поднялся к облакам и полетел быстрее ветра. Он поднимался всё выше и выше, и наконец царевич совсем потерял из виду землю. У него закружилась голова, он должен был обеими руками обхватить коня за шею, чтобы не упасть. Царевич уже жалел, что сел на коня и мысленно прощался с жизнью.

Но тут он заметил, что у коня на шее с левой стороны точь-в-точь такая же кнопка. Царевич нажал на неё, — конь полетел медленнее и стал опускаться. Тогда царевич снова нажал кнопку с правой стороны, — конь опять стрелой полетел ввысь и мчался словно вихрь над облаками. Царевич обрадовался, что он открыл тайну коня и может им управлять. Возбуждённый быстрой ездой на волшебном коне, царевич стал то опускаться, то подниматься. Он испытывал такое наслаждение от полёта, какого до сих пор не довелось познать никому из смертных.

Когда царевич устал, он нажал кнопку с левой стороны и начал опускаться. Он опускался весь день, пока наконец не увидел землю.

Это был чужой край, с озёрами и быстрыми потоками, с зелёными лесами, где водилось много разной дичи, а посреди страны стоял чудесный город с белыми дворцами и кипарисовыми рощами.

Царевич опускался всё ниже и ниже и наконец направил коня ко дворцу, построенному из золотых кирпичей. Дворец стоял вдали от города среди розовых садов. Царевич опустился на крышу дворца и слез с коня. Он удивился, что кругом так тихо, словно всё вымерло. Не слышно было никакого шума, ничто не нарушало тишины. Царевич решил здесь переночевать, а утром отправиться домой. Он уселся поудобнее и стал смотреть, как ночь окутывает кроны деревьев.

Так сидел он, опершись о ноги деревянного коня, и смотрел вниз. Вдруг заметил он свет в розовом саду. Царевичу показалось, что звезда спустилась в сад, она приближалась всё ближе, росла, распалась на десять огней, и тут царевич разглядел прекрасных невольниц в серебряных покрывалах со светильниками в руках.

Они окружали девушку, такую красавицу, что стоило царевичу взглянуть на неё, как сердце у него замерло. Девушки вошли во дворец, и тут же окна осветились ярким светом, заиграла прекрасная музыка, а воздух наполнился чудесным запахом ладана и амбры.

Царевич не мог совладать с собой, он размотал свой тюрбан и спустился по нему вниз к окну, из которого лился самый яркий свет. Через окно он влез в комнату, где сидели девушки. Они с криком разбежались, и только самая прекрасная не двинулась с места, словно он приворожил её. Она не могла отвести глаз от лица царевича. Любовь нежданно расцвела в их сердцах.

Они рассказали друг другу о себе. Красавица сказала царевичу, что она дочь царя. Этот дворец царь построил для неё, чтобы ей было где повеселиться, когда ей станет скучно в доме своего отца.

А тем временем девушки из свиты царевны прибежали во дворец, разбудили царя и закричали:

— Царь, помоги! Злой дух влетел через окно к царевне и не отпускает её от себя.

Царь не стал мешкать. Он прицепил меч к поясу и побежал во дворец к царевне.

Он ворвался в её комнату, думая, что увидит свою плачущую дочь в когтях ужасного джинна. Но вместо этого он застал её за беседой с прекрасным юношей. Девушка весело улыбалась ему. Тут царя охватила ярость.

Он бросился с обнаженным мечом на чужеземца, но царевич тоже обнажил свой меч. Царь не решился вступить в поединок с ловким, полным сил юношей и опустил свой меч.

— Ты человек или джинн? — крикнул он.

— Я такой же человек, как и ты, — ответил юноша. — Я сын царя и прошу тебя дать мне в жёны свою дочь. А если не дашь, так я её сам возьму. Царь удивился, услышав эти смелые слова:

Он вошёл к царевне, поклонился ей до земли и сказал:

— Только попробуй, — воскликнул он. — В городе стоит моё войско.

— Я одолею всех твоих воинов.

Не думал царевич, что царь поймает его на слове.

— Ладно, — сказал царь, — я дам тебе в жёны царевну только тогда, когда ты сразишься в поле с сорока тысячами всадников.

Царевичу было стыдно сознаться перед царевной, что ему это не под силу, и он сказал царю, что завтра же сразится с его войском. Царь предложил царевичу переночевать в его дворце, и все трое направились туда. Во дворце каждый по-своему дожидался утра. В это утро должно было решиться, станет ли молодой чужеземец зятем царя.

Царевич тут же уснул как убитый: его утомил стремительный полёт над облаками.

Царь долго ворочался на своём ложе, прежде чем уснуть: боялся он, что его воины убьют царевича, и он лишится милого зятя. Царевна всю ночь не сомкнула глаз, так страшно ей было за своего возлюбленного.

Как только взошло солнце, в поле за городом выстроилось сорок тысяч всадников, готовых к бою. Царь приказал привести для царевича самого лучшего коня из царских конюшен, но царевич вежливо поблагодарил его и сказал, что он сядет только на своего коня.

— А где же твой конь? — спросил царь.

— На крыше дворца царевны, — ответил царевич.

Царь подумал, что царевич смеётся над ним: как мог конь попасть на крышу? Но царевич настаивал на своём, и царю ничего другого не оставалось, как послать своих слуг на крышу за конём. Вскоре двое сильных слуг вернулись и принесли коня. Он был так красив, что царь и его приближенные от удивления разинули рты. Но ещё больше удивились они, когда увидели, что конь этот сделан из дерева.

— Ну, на этом коне тебе не справиться с моим войском, — сказал царь.

Царевич ни слова не ответил, вскочил на волшебного коня, нажал кнопку с правой стороны, и конь стрелой взвился в воздух. Не успели царь и воины опомниться, как конь с царевичем были уже так высоко, что казались крошечной ласточкой в небесной синеве.

Ждали-ждали они, но всадник на волшебном коне не возвращался. Царь отправился во дворец и рассказал царевне о том, что случилось. Царевна зарыдала; она сказала отцу, что не станет жить без своего возлюбленного, и отправилась во дворец из золотых кирпичей. Там она заперлась, ничего не ела, не спала и всё только горевала о своём царевиче. Отец уговаривал её выбросить из головы молодого чужеземца.

— Ведь это всё равно не царевич, а колдун, разве кто другой может летать по воздуху, — говорил царь.

Но сколько он ни убеждал, ни упрашивал, царевна была безутешна и тяжело заболела с тоски.

А тем временем царевич на волшебном коне поднялся так высоко, что потерял из виду землю. Он наслаждался полётом и всё же тосковал по прекрасной царевне.Но юноша решил, что вернётся он к ней только после того, как повидается со своим отцом, который наверное не спит от горя и забот о своём сыне и разыскивает его по всей стране. Царевич летел, летел, пока не увидел внизу башни родного города. Он опустился на крышу царского дворца, слез с коня и побежал прямо к отцу.

Как обрадовались все, когда увидали, что царевич жив и здоров! Он рассказал отцу о том, как научился управлять конём, как попал в далёкую чужую страну и влюбился там в царевну. А потом он спросил, что стало с владельцем волшебного коня, с тем чужеземцем, который хотел в награду взять себе в жёны царскую дочь.

— Этого проходимца бросили в тюрьму, потому что ты пропал по его вине, — сказал царь.

— Ты бросил его в темницу за то, что он подарил нам такую чудесную вещь? — воскликнул царевич. — Ведь он скорее заслуживает того, чтобы весь двор упал перед ним ниц.

Царь тотчас велел выпустить чужеземца из тюрьмы и пожаловал ему самое высокое придворное звание.

Чужеземец вежливо поблагодарил его за эту честь, но в глубине души затаил обиду. Ему хотелось жениться на царевне, а он её не получил. Но колдун ничем себя не выдал и ждал случая, чтобы отомстить.

Вскоре царевичу наскучил родной дом. Он не находил себе покоя и тосковал по царевне из далёкой чужой страны. Напрасно царь умолял сына не подвергать себя опасности: царевич не послушался. Однажды он вскочил на коня из чёрного дерева и улетел. Он летел, летел, пока не очутился в той чужой стране. Царевич опять опустился на крышу дворца из золотых кирпичей, что стоял посреди розовых садов.

Царевна лежала в своей комнате, бледная и осунувшаяся, кругом была тишина. Но тут кто-то отдернул полог, — в комнату вошёл ее возлюбленный. Всю болезнь с царевны как рукой сняло. Сияя, вскочила она со своего ложа и бросилась на шею царевичу.

— Хочешь, поедем со мной в моё царство? — спросил царевич. Девушка кивнула, и не успели испуганные служанки опомниться, как царевич взял её на руки и вынес на крышу дворца. Там посадил он её на волшебного коня, вскочил ему на спину и нажал на кнопку с правой стороны. И вот они уже летели над облаками, прижавшись друг к другу, опьяненные встречей и очарованные волшебным полетом.

Внизу, во дворце из золотых кирпичей, поднялась тревога, слуги позвали царя, но было поздно. Царь рвал на себе волосы и оплакивал пропавшую дочь. Он думал, что ему не суждено больше её увидеть.

А царевич с царевной летели и летели и даже не вспомнили о старом царе. Наконец очутились они над городом, где правил отец царевича, и опустились на землю в одном из царских садов. Царевич спрятал царевну в беседку, вокруг которой цвели лилии, нарциссы, благоухал жасмин; деревянного коня он поставил рядом, а сам пошёл к отцу.

Все обрадовались, что царевич снова вернулся домой, а царь чуть не потерял разум от счастья. Царевич рассказал ему, что он привёз прекрасную невесту, и попросил у отца разрешения жениться на ней. Царь думал, что если царевич женится, то уж навсегда оставит эти бешеные скачки по воздуху. Поэтому он тут же согласился отпраздновать свадьбу.

Жители начали украшать город, повсюду шли приготовления к роскошной свадьбе.

В сад, где была спрятана царевна, царевич послал певиц и девушек с арфами. Он приказал выпустить туда тысячу соловьев, чтобы они скрасили ей ожидание.А чужеземец, владелец волшебного коня, затаил в сердце страшный гнев и чуть не задохнулся от злости, увидев праздничные приготовления. Чтобы не смотреть на всё это, он стал бродить по царским садам. И случилось, что он подошёл к беседке, окружённой жасмином и нарциссами. Там заметил он своего коня. Мудрец заглянул в беседку и увидел девушку редкой красоты. Чужеземец сразу догадался, что это невеста царевича, и решил, что теперь он сможет отомстить всем за обиду и за то, что у него отобрали коня.

Он вошёл к царевне, поклонился ей до земли и сказал:

— Царевич, мой повелитель, послал меня сюда, чтобы я спрятал тебя в другое место. Здесь тебе угрожает опасность.

Царевна, взглянув на его безобразное лицо, испугалась. Мудрец сразу заметил это и сказал:

— Царевич очень ревнив, поэтому он послал за тобой меня, самого некрасивого из своих друзей, чтобы я не пришёлся тебе по сердцу.

Царевна улыбнулась. Ей было приятно, что царевич боится за неё. Она протянула руку безобразному чужеземцу и вышла с ним из беседки. Мудрец подвёл девушку к волшебному коню и сказал:

— Садись на коня. Царевич хотел, чтобы ты ехала на нём.

Царевна влезла на коня, мудрец сел сзади, нажал кнопку с правой стороны, и конь взлетел в воздух так быстро, что тут же исчез из виду.

Через некоторое время царевна, встревоженная тем, что они летят всё быстрее и быстрее, спросила:

— Разве царские сады такие огромные, что мы должны так долго лететь? Тут отвратительный урод злобно рассмеялся и сказал царевне:

— Так знай же, что я великий волшебник. Я сам сделал этого коня и увёз тебя, чтобы отомстить царевичу.

Волшебник стал хвастаться своим могуществом.

— Если я захочу, — говорил он, — так все звёзды опустятся мне на голову, как осы на спелую сливу.

Это он уже выдумал, но царевне было всё равно: услышав его первые слова, она потеряла сознание.

А тем временем в сад направилась пышная процессия во главе с царевичем, чтобы отвести царевну в царский дворец, где ей приготовили свадебный наряд. Царевич очень удивился, что не слышно музыки и пения соловьев. Он оставил свиту и побежал к беседке, в которой была спрятана царевна. Но беседка была пуста. Вне себя от ужаса выбежал он в сад и тут только заметил, что конь из чёрного дерева тоже исчез. Царевич звал царевну, обыскал заросли жасмина, но её и след простыл. Тут одна из девушек-арфисток, которых послал он в сад, рассказала ему, что за царевной приходил чужой человек и что он улетел с ней на чудесном коне. Когда девушка описала царевичу внешность этого человека, он узнал в нем владельца волшебного коня. Царевич понял, что чужеземец отомстил ему за обиду. От горя он чуть не лишился разума, проклинал волшебника и свою злую судьбу, смотрел вверх, надеясь увидеть в облаках коня с царевной. Но даже если бы царевич увидел его, то всё равно не смог бы ничего сделать.

Царевна была далеко, далеко. Вечером чужеземец направил коня к земле, они опустились на зелёный луг, через который протекала река. Здесь он решил отдохнуть. И случилось так, что как раз в это время возвращался с охоты царь той страны. Он заметил старика и девушку и приказал своей свите остановиться. Царь начал расспрашивать, что они за люди и как попали в его страну.

— Я догадываюсь по твоему виду и по свите, которая окружает тебя, что передо мной царь, — сказал мудрец. — Так прости же, что я и моя сестра сидим на твоём лугу. Мы очень утомились после долгого пути.

— О царь! Он лжёт, — воскликнула царевна. — Я не сестра ему. Он насильно увёз меня. Спаси меня, о господин, и я буду благодарна тебе до смерти.Царь тут же приказал связать безобразного волшебника и приготовить для царевны носилки. Потом он стал рассматривать коня из чёрного дерева. Ему понравилась искусная работа и узоры из слоновой кости, но ни безобразный мудрец, ни царевна не открыли ему тайны волшебного коня. Царь велел отнести коня в царский дворец. Он проводил туда царевну и приказал отвести для неё самые красивые покои. А злого волшебника, похитившего царевну, царские слуги бросили в тюрьму.

Казалось, что царевна избежала опасности. Но она попала из огня да в полымя. Царь страстно полюбил её и никуда не выпускал из дворца. Вскоре он сказал девушке, что хочет на ней жениться.

Тем временем царевич, её настоящий жених, переодетый в простую одежду, ходил из города в город, из страны в страну и всюду расспрашивал о безобразном старике, о прекрасной девушке и о коне из чёрного дерева; но никто не мог рассказать ему о них. Долго он так ходил, и прошло много месяцев, пока наконец счастье не улыбнулось ему. В одном из городов на рынке купцы рассказывали о том, как царь соседней страны, возвращаясь с охоты, заметил на лугу прекрасную девушку. Он освободил её из рук старого урода и страстно влюбился в неё. Во всём этом нет ничего удивительного. Но деревянный конь — поистине чудо из чудес: он украшен слоновой костью, и его нельзя отличить от живого.

Как только царевич услышал об этом, сердце у него в груди подскочило от радости, и он тут же отправился в соседнюю страну. Шёл он целую ночь, а потом день и ещё одну ночь и пришёл, наконец, в царскую столицу. А в городе только и разговоров было, что о прекрасной девушке, которую безумно полюбил царь. Но люди рассказывали, что девушка та не в своем уме. Царь сделал всё, чтобы вылечить ее, но никакие средства не помогли.

Царевич не мешкая направился в царский дворец и приказал доложить о себе как об искусном лекаре из далёкой страны, который может вылечить любой недуг. Царь обрадовался и рассказал ему о том, как он нашёл царевну и как она теперь не ест, не спит, никого к себе не подпускает, рвёт в клочья дорогие покрывала и разбивает вдребезги чудесные зеркала и кубки.

Царевич выслушал его и сказал:

— Прежде чем начать лечение царевны, я должен взглянуть на того коня из чёрного дерева.

Царь приказал принести коня во двор, и царевич внимательно осмотрел его. А когда юноша увидел, что конь цел и что с ним ничего не случилось, и, главное, обе кнопки на месте, он сказал царю:

— Приставь стражу к этому коню, а меня проводи к больной девушке.

Царь проводил его до комнаты царевны. Царевич попросил не мешать ему и один вошёл к своей невесте. Как только девушка взглянула на него, она мигом узнала в переодетом лекаре своего возлюбленного. От радости царевна чуть и вправду не лишилась рассудка. Царевич рассказал ей, что она должна делать, чтобы он смог её освободить, и вернулся к царю.

— О царь, — сказал он. — Девушке уже лучше, но чтобы она совсем исцелилась, я должен прочесть ещё одно заклинание. Прикажи принести коня на тот луг, где ты нашёл девушку. И пусть твои слуги приведут туда царевну.

Царь, обрадованный тем, что чужеземный лекарь вылечит его невесту, сделал всё, о чём просил его царевич. Конь уже стоял на лугу за городом, слуги привели туда царевну. Сам царь, окружённый придворными, явился туда и ждал, что будет делать лекарь.

Царевич посадил царевну на волшебного коня, сел сзади неё и нажал кнопку на шее коня с правой стороны. И тут случилось то, чего никто не ждал. Кто бы мог подумать, что деревянный конь стрелой взовьётся в воздух, словно крылатая птица, и тут же поднимется до облаков. Пока перепуганный царь опомнился и приказал воинам натянуть тетиву и стрелять по беглецам, волшебный конь уже был так высоко, что казался крошечной мошкой.

А царевич с царевной уже не думали о бедном влюблённом царе и радовались тому, что судьба снова соединила их. Они летели над горами и долинами, пока наконец не очутились на родине царевича. Тут же они справили пышную свадьбу, на которую со своей свитой прибыл и отец царевны. Он простил их, увидев, как они любят друг друга, и решил про себя, что его дочь счастливо вышла замуж. И снова весь город был празднично украшен. Люди пировали и веселились много ночей подряд. Ясная луна радовалась их счастью, выглядывая из небесных окон, а внизу под ней вся земля покрылась цветами жасмина.

После свадьбы царевич захотел прокатиться на волшебном коне. Он искал его повсюду, но не нашёл. Старый царь приказал сломать коня, чтобы сын уже никогда не смог подняться в поднебесье. Царевичу было жаль коня из чёрного дерева, но он вскоре забыл о нем: и без коня юноша был счастлив. А когда много лет спустя он рассказал своим детям о волшебном коне, они не поверили ему и подумали, что это чудесная сказка.

Сказка о нечестном Хаббе

Рассказывают, что два человека, один по имени Хабба, другой -Мугаффаль, решили вместе завести торговое дело.

Однажды за городом они нашли на дороге кошелек, в котором была тысяча динаров.

Они решили тотчас же вернуться в город и, подойдя к городской стене, стали делить деньги.

— Половину этого золота возьми себе, а вторую половину дай мне, — сказал Мугаффаль Хаббе.

Но Хабба решил все деньги присвоить себе.

— Не будем делить, — ответил он Мугаффалю, — пусть каждый из нас возьмет немного на расходы, а остальное зароем под деревом. Место это безопасное; когда нам понадобятся деньги, мы будем приходить сюда и брать, сколько нужно.

Они взяли немного денег, а остальные зарыли под деревом и отправились в город. Через некоторое время Хабба пришел к дереву один, взял все зарытые динары и вернулся к себе домой.

Спустя месяц Хабба пришел к Мугаффалю.

— Пойдем возьмем немного денег на расходы, — сказал он.

Они отправились к дереву, стали рыть землю, но ничего не нашли. Хабба принялся бранить Мугаффаля, дергать его за бороду, награждать тумаками.

— Это ты взял деньги! Кроме тебя, никто не знал этого места! – кричал он.

А рассерженный Мугаффаль в свою очередь стал проклинать неведомого вора.

Затем они отправились к судье и рассказали ему свою историю.

— Можешь ли ты доказать справедливость твоего обвинения? — спросил судья Хаббу.

— Да, — ответил Хабба. — Дерево, под которым были зарыты динары, само подтвердит, что деньги взял Мугаффаль.

Дело было в том, что Хабба приказал своему отцу спрятаться в дупле и в случае надобности отвечать вместо дерева.

— Пойдем с нами к дереву, — сказал Хабба судье. И все — судья, Хабба и Мугаффаль — отправились к дереву. Судья задал вопрос, и старик ответил:

— Да, динары взял Мугаффаль.

Услышав этот ответ, судья очень удивился. Он обошел дерево вокруг и заметил торчавший из дупла край одежды. Тогда он приказал поджечь дерево. Почуяв надвигавшуюся гибель, отец Хаббы выдал себя и взмолился о помощи. Судья допросил его, и старик рассказал все как было. Судья отобрал у Хаббы динары и отдал их Мугаффалю, а Хаббу наказал.

Сказка о самом жадном человеке

В одном городе страны хауса жил скряга На-хана. И был он таким жадным, что никто из жителей города никогда не видел, чтобы На-хана дал хотя бы воды путнику. Он предпочел бы получить пару пощечин, чем потерять самую малость из своего состояния. А состояние это было немалым. На-хана, наверное, и сам не знал точно, сколько у него коз и овец.

Однажды, вернувшись с пастбища, На-хана увидел, что одна из его коз засунула голову в горшок, а вытащить ее не может. На-хана долго сам пытался снять горшок, но тщетно Тогда он позвал мясников и после долгой торговли продал им козу с условием, что они отрежут ей голову и вернут ему горшок. Мясники зарезали козу, но, когда вынимали ее голову, разбили горшок. На-хана был разъярен.

— Я продал козу себе в убыток, а вы еще и горшок разбили! — кричал он. И даже заплакал.

С тех пор он не оставлял горшки на земле, а ставил их куда-нибудь повыше, чтобы козы или овцы не засунули в них голову и не нанесли ему убытка. А люди стали называть его великим скрягой и самым жадным человеком.

Сказка об Абдаллахе земном и об Абдаллахе морском

Давным-давно жил на свете бедный рыбак по имени Абдаллах. Он едва мог прокормить свою жену и девять маленьких ребятишек. В тот день, когда у него родился десятый ребёнок, рыбак как всегда пошёл к морю и закинул в воду сеть. Вытащил он её на берег и не нашёл там ничего, кроме каких-то осколков да морской травы. Рыбак снова закинул сеть, но ему повезло не больше, чем в первый раз. Трудился он целый день, то закидывал сеть, то вытаскивал её обратно, но так и не поймал ни одной рыбёшки. Печальный отправился он домой с пустыми руками.

— Абдаллах, — окликнул его пекарь. — Сколько ты возьмёшь сегодня буханок хлеба?

Абдаллах даже глаза на него не смог поднять. Увидал тут пекарь пустую сеть и сказал:

— Заходи, возьми себе хлеба, сколько захочешь. Не можешь за него заплатить сегодня, заплатишь завтра.

Он сунул Абдаллаху в руки десять буханок. У рыбака сразу стало веселее на сердце. «Как хорошо, что на свете еще не перевелись добрые люди», — думал он.

На другой день Абдаллах снова отправился к морю, но словно кто-то заколдовал его сеть. Каждый раз вытаскивал он её на берег пустой. На обратном пути рыбак хотел быстро прошмыгнуть мимо лавки пекаря. Стыдно было Абдаллаху, что ему нечем заплатить вчерашний долг. Но пекарь словно поджидал его. Выбежал он из лавки и крикнул:

— Опять тебе не повезло, бедняга! Заходи, возьми себе хлеба, сколько захочешь, чтобы твои дети не умерли с голоду. Когда будут у тебя деньги, вернёшь мне долг.

Пекарь опять дал Абдаллаху десять буханок, пожелал ему спокойной ночи и удачи на следующий день. Абдаллах веселее зашагал к дому. Но заботы о завтрашнем дне не покидали его. Что будет, если он опять ничего не поймает?

И на другой день, и на третий рыбаку не везло. Каждый вечер возвращался он домой с пустой сетью, и каждый раз брал в долг у пекаря хлеб. Сорок дней преследовала его неудача. Абдаллах чуть не лишился разума от горя.

На сорок первый день решил он в последний раз попытать счастья. А если ему и на этот раз не повезёт, придётся заняться другим ремеслом, чтобы как-то прокормить семью. Пришёл Абдаллах к морю, забросил сеть и вытащил её пустую на берег. С раннего утра до обеда трудился он напрасно.

Когда солнце стояло высоко над головой, усталый и отчаявшийся рыбак лёг в тени огромной скалы и начал думать: «Сейчас что ли пойти мне домой или ещё раз попробовать? А может, вообще домой не возвращаться?»

Но вспомнил тут Абдаллах про своих детей, которых он так сильно любил, и начал ругать себя за такие грешные мысли.

И тут увидел он, как из городских ворот вышли рабы. Они расстелили на земле ковёр, и по этому ковру прошёл царь, окруженный визирями и стражей. У воинов в руках были золотые мечи, сверкавшие на солнце. За царём, скромно опустив головы, шли прекрасные невольницы в покрывалах, усеянных жемчугом и драгоценными камнями.

Абдаллах подумал, что царь, наверное, направился к священной купальне. И захотелось ему в тот миг стать визирем, другом и советчиком царя. Тогда бы ему не пришлось заботиться о том, как прокормить детей, а доброму пекарю он бы вернул свой долг сторицею.

Но он был только бедным рыбаком. Насмотревшись вдоволь на пышное шествие, рыбак встал и решил снова попытать счастья: может быть, удастся ему что-нибудь поймать.

Закинул он сеть в море, стал её вытаскивать и почувствовал, что в неёпопалось что-то тяжёлое. Долго возился рыбак с сетью. Боялся он, как бы у него от этой тяжести не вывернулись руки. Но всё же Абдаллах не выпустил её до тех пор, пока наполовину не вытащил из воды. И тут рыбак не на шутку испугался: вместо большой рыбы увидел он в сети человека:

— О рыбак, помоги мне выбраться из сети, — воскликнул человек. — Я хорошо заплачу тебе за это!

— Кто тебя бросил в воду? — спросил Абдаллах.

— Никто меня не бросал в воду, — ответил незнакомец. — Я морской житель. Ты живёшь на земле, а я живу в море. Если ты поможешь мне выбраться из сети, я каждый день буду поджидать тебя на этом месте и приносить тебе изумруды, рубины, жемчуг. А ты мне будешь давать за это виноград, фиги, дыни и персики: у нас под водой ничего этого нет. За корзину фруктов ты получишь от меня корзину драгоценных камней.

Абдаллах не поверил тому, что говорил этот странный человек, но помог ему выбраться из сети.

— Как тебя звать? — спросил рыбак.

— Абдаллах Морской, — ответил незнакомец. — А тебя как звать?

— Тоже Абдаллах, — сказал рыбак.

— Значит, ты Абдаллах Земной, — решил морской житель. — Подожди здесь минутку. Я принесу тебе подарок, чтобы ты поверил моим словам.

Он исчез под водой и вскоре вынырнул снова. Абдаллах Морской протянул изумлённому рыбаку горсть жемчуга и больших драгоценных камней. Он напомнил Абдаллаху, чтобы тот завтра поджидал его на этом месте с корзиной фруктов, и исчез в глубине моря.

Абдаллах растерялся от неожиданности: что ему делать с таким богатством? Спрятал он камни под рубашку, бросил свою сеть и пошёл домой. Остановился рыбак перед лавкой пекаря и отсыпал ему половину своих сокровищ.

— Возьми это себе. Я возвращаю тебе свой долг. Пекарь начал отказываться:

— Я хочу получить только то, что ты мне действительно должен. Но Абдаллах заставил его взять жемчуг и драгоценные камни.

— Ты ждал сорок дней, — сказал он. — И наверняка ждал бы и ещё дольше. Я даю тебе эти камни не только за хлеб, но и за твою доброту. Пекарь взял камни, которые ему дал Абдаллах, и сказал:

— С сегодняшнего дня я твой вечный должник.

Он положил себе на голову несколько буханок хлеба и понёс их домой к Абдаллаху. Потом он сам раздобыл овощи и мясо, приготовил еду и не позволил Абдаллаху ничего делать.

Абдаллах терпел, терпел, но наконец не выдержал:

— Я не хочу, чтобы ты мне служил. Если ты согласен, давай лучше будем друзьями.

Пекарь ничего не возразил, и с того дня они стали верными друзьями.На другой день в полдень Абдаллах отправился на берег моря с корзиной, полной персиков, дынь, апельсинов и других фруктов. Он поставил корзину на песок и крикнул:

— Я здесь, Абдаллах Морской!

Абдаллах Морской тут же вынырнул из волн, взял у Абдаллаха Земного корзину с фруктами и исчез с ней под водой. Вскоре он вернулся и протянул рыбаку его корзину, до краёв наполненную жемчугом, рубинами, изумрудами и другими редкими камнями.

— Прощай до завтра! — сказал морской житель, и волны сомкнулись над его головой.

Абдаллах возвращался домой с корзиной, в которой было такое богатство, что он мог бы купить за него целый город. Рыбак зашёл к своему другу пекарю и снова дал ему горсть драгоценных камней. Пекарь быстро выбрал самые вкусные булки, какие только у него были, и отнёс их в дом Абдаллаха.

На другой день Абдаллах отобрал по одному драгоценному камню из всех, какие у него были, и отправился к ювелиру, чтобы продать их. Как только ювелир увидел такие редкие камни в руках у бедно одетого человека, он тут же подумал, что перед ним вор. Незаметно подал он знак своему слуге, и тот привёл стражников. Стражники схватили Абдаллаха и привели его к царю.

Ювелир хотел выслужиться перед царем. Пошёл он вместе со стражниками и сказал царю:

— О повелитель, дошёл до меня слух, что из твоей сокровищницы пропали драгоценные камни. Я поймал вора, вот он. — И ювелир показал на Абдаллаха.Царь позвал царицу и положил перед ней камни, которые отобрали у Абдаллаха. Но царица только взглянула на них и тут же сказала:

— Это не мои камни. Эти камни гораздо прекраснее тех, что были у меня.

И она стала упрашивать царя, чтобы он купил их для царевны. Царь тут же приказал стражникам отпустить Абдаллаха и выругал ювелира за то, что он заподозрил ни в чём не повинного человека. Потом он начал расспрашивать Абдаллаха, как тот раздобыл эти сокровища. Абдаллах рассказал ему обо всём. Царь выслушал его и молвил:

— С сегодняшнего дня ты будешь править вместе со мной, Абдаллах. Абдаллах Морской будет всё время пополнять царскую сокровищницу, так что подобной ей не будет нигде на свете. Иди и приведи сюда свою жену и детей.

У Абдаллаха от счастья закружилась голова, ведь о такой милости он даже мечтать не осмеливался. Пошёл он домой за своей семьей. Царь тем временем приказал сшить для всех роскошную одежду. С того дня Абдаллах правил вместе с царём.

Каждый день в полдень ходил он на берег моря с корзиной фруктов и каждый раз приносил во дворец жемчуг и драгоценные камни. Царская сокровищница была переполнена, пришлось её расширить. А так как Абдаллах мог повлиять на государственные дела, люди в той стране стали жить гораздо лучше. Абдаллах не забыл о том, что такое голод и нужда, и начал заботиться о бедных. Для тех, у кого не было крыши над головой, он приказал построить дома. По его приказу запасы зерна справедливо делили между бедняками. Много новшеств ввёл Абдаллах. Царским вельможам это пришлось не по вкусу, но они были бессильны в своей злобе: царь считал Абдаллаха своим лучшим другом. Да и не могло быть иначе: ведь благодаря Абдаллаху царская сокровищница наполнилась жемчугом и редчайшими драгоценными камнями, которых свет раньше не видывал.

Абдаллах объездил всю страну и делал, что мог, для блага своих подданных. Однажды, прогуливаясь по городу, он остановился перед лавкой пекаря и удивился, что она заперта. Абдаллах стал расспрашивать соседей, что случилось с его другом. Ему рассказали, что пекарь как-то раз ушёл из города и не вернулся. Абдаллах начал разыскивать его по всей стране. Через неделю пекаря привели к Абдаллаху; нашли его в далёкой деревне, где он открыл пекарню и жил, не зная нужды.

Пекарь упал на колени перед Абдаллахом и воскликнул:

— Я не сделал ничего плохого, о повелитель, смилуйся надо мной, пожалей моих детей!

— Ты что, не узнаёшь своего друга? — спросил Абдаллах. — Встань, идём в мои покои, там мы вспомним старые времена.

Удивленный пекарь поднялся на ноги и отважился взглянуть на Абдаллаха. Только тут он узнал рыбака, с которым они когда-то были друзьями. Пекарь рассказал Абдаллаху, как он перепугался, увидев своего друга под стражей. Он подумал, что беднягу повели к царю из-за этих драгоценных камней. Пекарь не на шутку испугался, что и его призовут на суд за то, что он помогал Абдаллаху. Со страху он убежал из города. А теперь, когда всё так хорошо кончилось, радости друзей не было конца. Абдаллахсделал пекаря своим визирем, и с тех пор верные друзья не разлучались.Абдаллах Земной не забывал об Абдаллахе Морском. Каждый день ходил он к морю с корзиной фруктов, а получал за неё корзину драгоценных камней и жемчуга. Однажды он снова пришёл к морю, позвал своего морского друга, и когда тот вынырнул из волн, протянул ему корзинку с фруктами.Абдаллах Морской взял корзину и сказал:

— Настало время, Абдаллах Земной, пора показать тебе наше подземное царство.

— Но я же погибну в море! — воскликнул Абдаллах. — Человек не может жить в воде как рыба.

— Не бойся, — успокоил его Абдаллах Морской. — Я намажу тебя особой мазью, приготовленной из рыбьего жира, и ты будешь превосходно чувствовать себя под водой.

Он погрузился в воду и вскоре снова вынырнул на берег.

— Раздевайся, Абдаллах, — сказал морской житель. — И он намазал своего друга какой-то странной мазью. Потом он взял его за руку, и они вместе спустились в море.

Друзья плавали под водой, им попадались стаи диковинных рыб: одни светились, словно звёзды, другие переливались всеми цветами радуги. На некоторых было страшно смотреть, — такие это были чудовища. Но все они проплывали мимо и не обращали на друзей внимания. Абдаллаху Земному казалось, что всё это он видит во сне. Вокруг зеленели чудесные растения, они открывали свои огромные цветы и лепестками, словно ртом, ловили маленьких рыбок.

Абдаллах Морской привёл своего друга в город, расположенный на дне моря. Там жили существа, похожие на людей, только от пояса вниз вместо ног у них были хвосты, как у рыб. Абдаллах Земной не смог отказать морскому другу, когда тот пригласил его в свой дом, построенный из ракушек и перламутра. Тот не хотел отпустить его, пока не покажет ему всё в подводном царстве.

Абдаллаху Земному казалось, что он провёл под водой всего несколько часов. «Неплохо было бы посмотреть на все эти чудеса, — решил он. — Ведь ни одному смертному до меня не довелось этого увидеть».

Понравилось Абдаллаху, что здесь под водой не было ни богатых, ни бедных, у всех были красивые дома из ракушек и перламутра. Царь подводного царства ходил среди своих подданных, расспрашивал людей об их нуждах, разрешал их споры, как будто он был простым смертным.

— Все эти порядки я заведу на земле, — решил Абдаллах. Он уже недумал о том, сколько времени провёл под водой, а только старался всё узнать и запомнить, чтобы потом с пользой применить у себя дома.

На дне моря не было ни ночи, ни дня. Лучи солнца туда не проникали. Только сияние светящихся рыбок и растений освещало морской простор.Вскоре Абдаллаху показалось, что он провёл под водой неделю. Подумал он, что родные, наверное, беспокоятся о нём, а его друзья, царь и пекарь, уже разыскивают его по всей стране. Да и сам Абдаллах боялся, как бы за то время, что он провёл под водой, не пробрались к власти недовольные вельможи и не испортили всё то хорошее, что он сделал для своего народа.

— Позволь мне, друг Абдаллах, — сказал он однажды, — вернуться на землю. У меня там много дел, а семья и друзья беспокоятся обо мне.

Сначала Абдаллах Морской упрашивал Абдаллаха Земного остаться, но когда увидел, что никакие уговоры не помогают, проводил он друга на поверхность моря и сказал:

— Прощай, мы уже больше никогда не увидимся. Жаль, что ты не остался с нами. На земле тебя не ждёт ничего хорошего.

И прежде чем Абдаллах Земной успел ответить, его друг навсегда исчез в морской пучине.

Пошел Абдаллах прямо к скале, под которой он оставил свое платье, прежде чем спуститься в подводное царство. Но там он ничего не нашёл. В душе он проклинал вора и не знал, что ему теперь делать: не идти же в город раздетым. А тут как раз шёл мимо рыбак. Взглянул он на Абдаллаха и говорит:

— Что ищешь, приятель, вчерашний день? Идём со мной, поможешь мне ловить рыбу.

— Меня зовут Абдаллах, я друг царя, одолжи мне какую-нибудь одежду, а завтра приходи во дворец за наградой. Рыбак рассмеялся:

— Ты бы скорей сошёл за царского шута. Я не слыхал ни о каком царском друге, да и вообще сомневаюсь, что у него есть друзья. Я охотно верю, что тебя зовут Абдаллах. Абдаллахов здесь хоть пруд пруди, целый полк бы нас набрался. А идти во дворец за наградой я бы не решился. До царской столицы отсюда тысяча верст.

— Тысяча верст! — воскликнул Абдаллах.

Только сейчас он посмотрел по сторонам и увидел, что там, где раньше зеленели большие сады, сияли белизной стены домов и сверкали под синим небом башни царского дворца, теперь растут чахлые деревья да ютятся бедные хижины.Видно у бедняги был такой расстроенный вид, что рыбак перестал смеяться, подошёл к Абдаллаху и предложил ему пообедать вместе с ним. Он думал, что перед ним сумасшедший. Абдаллах поблагодарил его и, опустив голову, отправился в те места, где ещё недавно стоял его дом. Никак у него всё это не укладывалось в голове.

Подошёл Абдаллах к первой хижине. У порога сидел старичок и чинил рыбацкую сеть.

— О старик, не скажешь ли ты мне, как пройти в царскую столицу? — спросил Абдаллах.

— В столицу? Тебе пришлось бы идти туда долго-долго, недели и месяцы, — ответил старик.

— Как же так? Ведь столица была здесь, в этих местах, — удивился Абдаллах.

— Да, ты прав, но это было так давно, что об этом даже дед моего прадеда не помнит. Люди рассказывают, что правил здесь когда-то Абдаллах, хороший и справедливый человек. Говорят, что он даже водил дружбу с владыкой моря. Но кто знает, что из этого правда, а что выдумка.

Абдаллах чуть не сошёл с ума, когда услышал это. Понял он, что провёл иод водой не неделю, а сто лет. Не сказав старику ни слова, он пошёл к морю.

— Абдаллах Морской, Абдаллах Морской, помоги мне! — кричал он, что было силы.

Волны с шумом разбивались о скалы, но сколько Абдаллах ни звал, ни упрашивал, никто не вышел к нему.

И тогда Абдаллах вошёл в море, он заходил всё глубже, вот вода была уже ему по пояс, по шею, но он закрыл глаза, сделал еще один шаг, и солёная волна захлестнула его. У Абдаллаха закружилась голова, он хотел открыть глаза, но не мог. Веки у него стали вдруг такие тяжёлые, словно налились свинцом. Но какой-то голос всё время твердил: «Открой глаза, открой!» Абдаллах собрал все силы и поднял веки.

И вдруг увидел он вместо зелёной воды небо над головой, белые дома в зелени садов купались в солнечных лучах.

Абдаллах лежал, прикрывшись своей старой рыбацкой сетью. А одежда была на нём та же самая, которую он носил, прежде чем сделался другом царя. Тряхнул Абдаллах головой, ущипнул себя, собрался с мыслями и наконец понял, что всё это ему только приснилось. Как был он рыбаком, так и остался. Вскочил рыбак на ноги и запрыгал от радости, что скоро снова увидит своих детей и принесёт им вместо игрушек красивые ракушки. Но тут вспомнил Абдаллах про свои невзгоды. Ведь он уже сорок дней неможет вернуть пекарю долг, сегодня ему уже стыдно идти мимо его лавки. А чем он накормит своих детей?

— Попробую-ка я ещё раз, — подумал Абдаллах и забросил сеть в море. Только сеть скрылась под водой, а рыбак уже почувствовал, что она стала тяжёлой. Тянул он ее, тянул, уж думал, что не выдержит, но всё же не выпустил сети из рук. Поймал он целую кучу крупных жирных рыб. Взвалил рыбу на спину и весело зашагал к городу. Остановился рыбак около лавки пекаря, дал ему две самые лучшие рыбы, а остальные отнёс на рынок и выгодно продал.

Абдаллах вернул долг пекарю, а так как на рынке он накупил для детей целую охапку овощей и фруктов, то не смог взять у пекаря хлеб. Пекарь положил себе на голову десять самых лучших буханок, и сколько ни уговаривал его Абдаллах, сам отнёс их рыбаку домой. Только это и исполнилось из его сна. И ещё то, что они с пекарем стали друзьями. Вечерами встречались они у его лавки, разговаривали друг с другом, и пекарь очень часто просил рыбака рассказать об Абдаллахе Морском.

— Ах, вот если бы мы могли так советовать царю, как советовали во сне, — не раз вздыхали друзья, — людям бы тогда жилось лучше.

И пекарь с рыбаком снова и снова принимались обсуждать, что изменили бы они в своей стране. Дети внимательно слушали их и думали, что они-то наверное будут теми счастливцами, которые смогут давать советы царю.

Сказка об Абу-Кире и Абу-Сире

В одном городе жили рядом два ремесленника: красильщик Абу-Кир и цирюльник Абу-Сир. Оба они не вылезали из нужды. Красильщик был лентяй и плут, он часто обманывал и обкрадывал заказчиков. Если ктонибудь приносил ему в лавку ткань, то уже больше не видел её. Абу-Кир продавал материю, деньги проедал, а потом лгал заказчику и рассказывал разные небылицы: то он говорил, что ткань украли воры, то уверял, что она испортилась при крашении, словом, в отговорках у него недостатка не было. А цирюльник Абу-Сир был усердным и хорошим мастером, но что толку: был он беден и не мог предложить посетителям освежающей купальни, как это делали другие брадобреи и цирюльники.

И в лавку к красильщику Абу-Киру тоже уже никто не заглядывал; о его проделках знал весь город.

По вечерам сидели они перед своими лавками и жаловались друг другу на злую судьбу.

— Знаешь что, — сказал как-то красильщик цирюльнику, — давай отправимся в чужие страны, а то здесь мы с тобой с голоду умрём. А когда Абу-Сир согласился уехать, Абу-Кир сказал:

— О сосед, весь наш заработок мы будем складывать в один кошелёк и всё делить поровну, как настоящие друзья.

Добряк цирюльник и на это был согласен. На другой день на рассвете вошли они на корабль, который как раз отплывал в далёкие края.

На корабле не было цирюльника, так что для Абу-Сира сразу же нашлась работа.

Он брил купцов и матросов, а те давали ему лепешки, сыр, фиги, финики и деньги. Абу-Кир целыми днями валялся и всю еду, что получал Абу-Сир за работу, съедал один. Но Абу-Сир не упрекал красильщика и радовался, что друг его сыт; цирюльник мечтал о том, как хорошо они заживут в чужих странах, когда они оба будут зарабатывать.

Через три недели плавание окончилось, и корабль встал на якорь в гавани большого города. Красильщику Абу-Киру не хотелось расставаться с беззаботной жизнью на корабле. Наконец Абу-Сир уговорил своего ленивого друга, и они пошли по улицам незнакомого города. Ходили они целый день, не чувствуя под собой ног от усталости, пока наконец не сняли бедную каморку.

Красильщик Абу-Кир тут же свалился на ложе и уснул. И на другой день он спал до полудня, а Абу-Сир тем временем уже бегал по рынку и по пристани в поисках работы. Он не терял времени даром и трудился в поте лица. Вечером Абу-Сир вернулся домой с хлебом и фруктами. Этой еды и для двоих было много, но Абу-Кир всё съел один. Он даже не приподнялся с ложа. И так пошло день за днём: Абу-Сир с утра уходил работать и вечером возвращался с едой; иногда он приносил немного денег. А Абу-Кир целыми днями валялся на ложе и ещё упрекал друга за то, что тот приносил мало еды.

Прошло сорок дней с тех пор, как они поселились в чужом городе. И вот на сорок первый день цирюльник тяжело заболел. Он не мог подняться с ложа и думал, что теперь о еде и питье позаботится Абу-Кир. Но АбуКир и не думал вставать. Он выпросил у больного друга денег и послал одного мальчика, что жил в том же доме, за едой.

На четвертый день цирюльнику стало совсем плохо, и он потерял сознание. Абу-Кир решил, что он умер. И только тут, наконец, лентяй-красильщик встал и, не сказав никому ни слова, ушёл из дома. На рынке Абу-Кир купил себе на деньги своего друга прекрасные одежды и начал прогуливаться в новом наряде по городу.

Так подошёл он к лавке одного красильщика. Абу-Кир очень удивился, когда увидел, что все ткани выкрашены только в синий цвет. Он вошёл в лавку, вынул из кармана платок и протянул его красильщику.

— Эй, мастер, возьми этот платок и выкраси его в зелёный цвет, — сказал Абу-Кир.

— Этого я не сумею сделать, — покачал головой красильщик.

— Ну, тогда в красный цвет, — попросил Абу-Кир.

— И с этим мне не справиться, — вздохнул красильщик. — Здесь у нас умеют красить только в синий цвет.

Абу-Киру только это и нужно было узнать. Он вышел из лавки и отправился прямо во дворец султана. Красильщик велел слугам доложить о себе как о чудесном мастере из далёкой заморской страны. Он попросил султана, чтобы тот разрешил ему остаться в его городе и открыть здесь красильную мастерскую. Абу-Кир рассказал султану о том, какую чудесную пурпурную краску может он изготовить из морских ракушек и улиток, описывал ему красоту шафранового и багрово-красного цветов и другие чудесные оттенки.

Султан засыпал Абу-Кира деньгами, подарил ему красивый дом, полный прислуги, и приказал мастерам, чтобы они тут же начали строить большую красильню.

Тем временем Абу-Кир заказал в далёких странах всё, что нужно было для его ремесла. Когда красильня была готова, он принялся за работу. Абу-Кир нанял себе помощников и обучил их своему ремеслу. Тут он совсем перестал работать, целыми днями сидел, развалясь на высоком сиденье, и распоряжался, а рабы приносили ему разные лакомства и чудесные напитки. Заказы сыпались со всех сторон: сначала от султана и его приближённых, потом от знатных людей той страны. Все восхищались искусством Абу-Кира и хвалили его. Остальные красильщики в том городе вскоре лишились работы. Им ничего другого не оставалось, как взяться за самую чёрную работу в мастерской у Абу-Кира.

А что же делал тем временем цирюльник Абу-Сир? Когда бедняга снова пришёл в сознание, он очень удивился, увидев, что комната пуста. Абу-Сир не мог сдвинуться с места. Он стонал и звал на помощь, пока его не услышал привратник этого дома. Он вошёл в комнату, и Абу-Сир попросил его принести какую-нибудь еду, а главное, питье, ведь несчастный цирюльник погибал от жажды.

Он сказал привратнику, что заплатит ему за всё, как только вернётся его друг. Привратник заботился об Абу-Сире неделю, другую, но Абу-Кир не возвращался. Теперь уже Абу-Сир был уверен, что друг обворовал его и покинул в беде. Но привратник утешал его, как мог, и говорил, что не стоит из-за этого отчаиваться.

— Я буду заботиться о тебе до тех пор, пока ты не поправишься, — сказал он цирюльнику.

Абу-Сир поблагодарил привратника и пообещал расплатиться за всё.Но прошло целых два месяца, прежде чем он выздоровел. Как только Абу-Сир почувствовал, что может стоять на ногах, он отправился в город и стал искать работу. Цирюльник пришёл на рынок и увидел там богатый дом. Рядом с ним была большая лавка. Абу-Сир помнил, что раньше этих построек тут не было. Перед лавкой было шумно, как в пчелином улье, люди галдели, толкали друг друга, со всех сторон раздавались восхищённые возгласы.

Цирюльник спросил одного человека, что это за дом. Тот ответил ему, что здесь открыл красильню некий Абу-Кир, друг султана, замечательный мастер, который умеет окрашивать ткани в невиданные расцветки.

Абу-Сир обрадовался, услыхав об этом; он от души желал своему другу успехов и богатства. По доброте своей он простил Абу-Киру, что тот украл у него деньги и бросил его больного в нужде.

Цирюльник вошёл в лавку и увидел Абу-Кира, одетого в роскошный наряд. Красильщик сидел на дорогих подушках, окружённый рабами. Он лакомился сластями, разложенными на драгоценных блюдах, покрикивал на своих работников и распоряжался: «Сделай так, сделай этак!»

Но Абу-Сир не подозревал, что его ждёт. Как только Абу-Кир заметил цирюльника, он закричал:

— Держи вора!

И показал пальцем на Абу-Сира.

На бедного цирюльника тут же набросились слуги Абу-Кира, избили его и вышвырнули на улицу.

Несчастный Абу-Сир никак не мог понять, почему его друг так жестоко с ним обошёлся. Он потирал свои синяки, в висках у него гудело. Сам не свой бродил Абу-Сир по рынку.

Тут подумал он, что хорошо было бы помыться в бане, там он мог бы промыть свои раны и охладить ушибы. Цирюльник спросил одного из жителей города, как пройти в баню. Но тот ничего не ответил Абу-Сиру, только вытаращил на него глаза и пошёл своей дорогой.

Абу-Сир остановил второго прохожего и повторил свой вопрос.

— Что за баня? — удивился прохожий. — Что это такое?

— Это самое лучшее, что только есть на свете, — ответил Абу-Сир и начал рассказывать, какие бывают бани.

— Ничего подобного у нас здесь нет, — сказал ему прохожий. — Но я дам тебе добрый совет. Иди к султану и расскажи ему обо всём, что я только что от тебя услыхал. Наверное, счастье улыбнётся тебе.

Абу-Сир послушался горожанина, направился во дворец султана и попросил доложить о себе. А когда султан принял его, цирюльник сказал:

— О великий султан, довелось мне узнать, что в твоём городе нет бани! А как может такой прекрасный город обойтись без бани?

И Абу-Сир описал султану все прелести купания. Он сказал ему, что человек, побывавший в бане, молодеет душой и телом, что купание исцеляет больных, радует сердце и оживляет разум.

Султан приветствовал все новшества. Он тут же приказал нарядить Абу-Сира в роскошное платье, осыпал его деньгами и позволил цирюльнику выстроить в городе бани на любом месте.

Абу-Сир выбрал подходящее место и приказал построить бани, каких ещё свет не видывал. Вокруг здания невольники посадили кипарисы и розы. Среди них были укрыты фонтаны с душистой водой и беседки, где были спрятаны лютнистки. А когда здание было готово и всё вокруг шумело и благоухало, Абу-Сир пригласил в баню султана.

Султан пришёл в восторг от этого новшества и чуть со всем двором не перебрался в бани. Весь город ходил смотреть на них, а тот, кто хоть раз вымылся в бане, приходил туда снова и снова. Так Абу-Сир разбогател, расширил бани, чтобы места хватило для всех жителей города, украшал и достраивал здание, и султан каждый день бывал у него в гостях.

Когда Абу-Кир узнал об этом чуде, он подумал, что не худо было бы испытать на себе все блага, которые дают бани душе и телу. Красильщик направился к дому цирюльника. Но он остановился словно громом поражённый, когда увидал на пороге дома своего друга Абу-Сира в чудесном наряде, окружённого вельможами, которые домогались его благосклонности. Абу-Кир тут же опомнился и воскликнул:

— И ты до сих пор не вспомнил о своем добром старом друге, Абу-Сир? Почему ты не позвал меня к себе? Я так тосковал но тебе, что не выдержал и пришёл без приглашения.

— Но ведь ты приказал избить меня и вышвырнуть за дверь как раз тогда, когда я был в страшной нужде, — сказал удивлённый Абу-Сир.

И тут Абу-Кир начал клясться, что он ни разу в жизни и в мыслях не обидел своего друга. Правда, он как-то раз приказал выбросить за дверь одного воришку.

— Но теперь я вижу, — воскликнул Абу-Кир, — что это была ужасная ошибка. Ведь этот вор, как две капли воды, был похож на тебя, Абу-Сир. Но как я мог подумать, что это ты? Ведь я решил, что ты умер!

Он снова давал лживые клятвы, рассказывал, как тосковал по другу, как оплакивал его. Добряк Абу-Сир поверил каждому слову красильщика. Цирюльник пригласил друга к себе, оказал ему предпочтение перед самыми важными вельможами, угощал Абу-Кира и радовался, что им обоимтак повезло: и он, и его друг стали друзьями султана и его советниками. Но коварный Абу-Кир только краем уха слушал сияющего от счастья Абу-Сира. Он уже думал о том, как лишить друга благосклонности султана и навсегда избавиться от него.

— У тебя здесь есть всё, что нужно, — сказал он другу на прощанье. — Но всё же одного в твоих банях не хватает.

— Чего же? — спросил Абу-Сир.

— Я не вижу у тебя купальни с пенящейся водой, — ответил Абу-Кир.

— Ты прав, — согласился Абу-Сир. — Я сейчас же прикажу её сделать. Друзья попрощались и поклялись друг другу в вечной дружбе. Но красильщик Абу-Кир не пошёл к себе домой, он отправился прямо к султану и сказал ему:

— Твоё счастье, о великий султан, что сегодня я зашёл в баню. Тот человек, что построил бани, выдаёт себя за твоего друга, но знай, что он собирается тебя погубить.

Злой и завистливый красильщик оболгал Абу-Сира перед султаном, как только мог. Он рассказал ему, что познакомился с Абу-Сиром на корабле и что тот доверил ему свою тайну.

— Он говорил мне, — лгал Абу-Кир, — что послан заморскими князьями, а те приказали ему убить тебя, чтобы потом захватить твоё государство. О великий султан, верь, что я хотел передать его страже, как только мы сойдём на берег, но ловкий цирюльник тут же затерялся в толпе. И с той поры я не знал ни минуты покоя, опасаясь за твою жизнь. Лишь теперь камень спал с моего сердца, потому что я наконец нашел вероломного АбуСира.

Султан сначала не хотел верить Абу-Киру. Но Абу-Кир сказал:

— О султан, ступай завтра в баню. Ты увидишь, что Абу-Сир позовёт тебя в купальню с пенящейся водой. Но ты не поддавайся на обман. Вода в той купальне ядовитая. Если бы ты вошел туда, от тебя бы и косточек не осталось.На другой день султан отправился в баню. Абу-Сир встретил его со всеми почестями. Султан хотел, как обычно, выкупаться в розовой воде. Но Абу-Сир улыбнулся и сказал:

— О султан, сегодня я хочу тебя удивить. Я приготовил для тебя купальню с пенящейся водой, которая пахнет жасмином. Только она достойна тебя. Искупавшись в этой воде, ты почувствуешь себя на двадцать лет моложе.Как только султан услыхал слова цирюльника, глаза его гневно засверкали. Он тотчас приказал своим стражникам связать Абу-Сира и от-вести его в тюрьму. Потом султан позвал к себе капитана, начальника стражи, и сказал ему:

— Завтра на рассвете зашей этого злодея в мешок, положи его в лодку и отправляйся в море. Как только увидишь меня в окне дворца и услышишь, как я крикну: «Утопи его!», тут же бросай мешок в воду.

Но капитан был добрый человек, а Абу-Сир всегда мыл его даром в лучших купальнях, и вскоре они стали друзьями. Вот он и решил отблагодарить Абу-Сира за всё. Когда настала ночь, капитан вывел Абу-Сира из тюрьмы, посадил его в лодку и отвёз на остров, что стоял в море напротив дворца султана. Там Абу-Сир должен был ждать неделю, пока на остров не придёт корабль. Капитан хотел посадить Абу-Сира на этот корабль и отправить в далёкую страну, где ему уже не будет угрожать месть султана.

Абу-Сир не знал, как ему отблагодарить капитана. Цирюльник уселся в пустой хижине на берегу и стал думать, чем он так прогневал султана, что тот чуть не лишил его жизни.

На рассвете капитан зашил в мешок большой камень, погрузил его в лодку и поплыл по морю ко дворцу. Через некоторое время он увидел, что султан выглянул из окна, поднял руку и крикнул:

— Утопи его!

Капитан бросил в воду тяжёлый мешок, и султан начал потирать руки от радости. Он думал, что навсегда избавился от преступника, который хотел лишить его жизни.

Тут капитан заметил, как что-то сверкнуло и упало в воду. Знай он, что это было, так вёл бы себя совсем по-другому. Не пошел бы он, после того как причалил к берегу, во дворец к султану с опущенной головой, не ждал бы он с дрожью новых приказов султана, не боялся бы, что тот раскроет его хитрость и найдёт Абу-Сира живого и невредимого.

А султану не по себе стало. Как раз в тот миг, когда он довольно потирал руки, случилось что-то ужасное. Отошёл он от окна и задрожал всем телом. Уронил он в море свой золотой перстень. Перстень тот был не простой, а заколдованный, и так велика была его сила, что без него султан уже не мог быть грозным владыкой. Когда он указывал на кого-нибудь пальцем, на котором был перстень, с плеч несчастного тотчас же падала голова. И войска, и стража, и все люди в государстве повиновались султану только благодаря этому перстню. Все боялись его и беспрекословно подчинялись ему.

Султан не сказал никому ни слова и дрожал от страха. Он боялся, как бы кто-нибудь не догадался, что у него уже нет кольца: султан знал, что тогда подданные наверняка убьют его и выберут нового правителя.

А тем временем Абу-Сир сидел на берегу. Он закинул в море сеть, которую ему оставил капитан, и ловил рыбу. Уже с первого раза ему повезло: он вытащил полную сеть. Абу-Сир выбрал самую большую рыбину и начал потрошить её. Вдруг нож наткнулся на что-то твёрдое в жабрах рыбы. Цирюльник увидал, что это был золотой перстень. Изумленный Абу-Сир внимательно рассмотрел кольцо, потом надел его на мизинец и снова принялся за рыбу. Но он всё думал о том, как этот перстень попал рыбе в жабры. «Не лучше ли было бы выбросить его, чтобы он не принёс мне новой беды», — размышлял Абу-Сир.

Тут как раз проходили мимо две старые женщины. Увидев кучу прекрасной рыбы, они очень удивились. Абу-Сир помахал им рукой и хотел сказать, что они могут взять рыбу, если она им нравится. Но слова застряли у него в горле: у старух ни с того ни с сего головы свалились с плеч. Вокруг не было ни души, только незримый меч мог сделать это. У Абу-Сира от страха зуб на зуб не попадал, ему уже не хотелось жареной рыбы. Спрятался он в свою хижину и даже голову боялся высунуть: а что если незримый меч и его покарает?

Долго сидел цирюльник в своей хижине, забившись в угол, и вдруг услышал, как кто-то зовёт его. Абу-Сир узнал голос капитана. Тот пришёл сказать другу, что вскоре мимо проедет корабль, который заберёт АбуСира. Цирюльник поборол страх и вылез из хижины. Тут увидел он, что капитан стоит над трупами обезглавленных женщин и с изумлением смотрит на них. Абу-Сир уже протягивал руки, чтобы приветствовать капитана. Он радовался, что наконец покинет это заколдованное место. Но тут капитан заметил перстень у него на пальце и закричал:

— О брат мой! Не шевелись, опусти руки вниз, не то ты убьёшь меня! И тут же он спросил удивлённого Абу-Сира, откуда у него перстень. Капитан сразу узнал кольцо султана.

— Я нашёл его в жабрах рыбы, — сказал Абу-Сир.

— Я видел, как он падал в море, — вспомнил добрый капитан, — как раз в тот миг, когда султан высунулся из окна.

Капитан рассказал Абу-Сиру о волшебных свойствах этого перстня и объяснил ему, что тот, сам того не желая, отрубил головы двум женщинам.

— Что ты собираешься делать, Абу-Сир? — спросил капитан своего друга. — Ведь теперь ты самый могучий человек во всей стране.

— Отвези меня к султану, — молвил Абу-Сир. Капитан сказал:

— Что ж, будь по-твоему. Я отвезу тебя к султану, хоть тот и узнает, что я не выполнил его приказания.

Теперь капитан уже не боялся султана, без перстня он никому не был страшен.

Цирюльник и капитан подъехали ко дворцу, вылезли из лодки на берег и отправились прямо к султану. Султан сидел бледный, окружённый своими советниками и стражей, и всё время прятал руку, чтобы никто не догадался о пропаже перстня

Он с ужасом ждал, что будет, когда приближённые узнают об этом.Когда султан увидел капитана и Абу-Сира, он не подал виду, что могуществу его пришел конец.

— Да как ты осмелился? — крикнул он грозно на капитана. — Ты не только не утопил этого злодея, а ещё привел его ко мне! За это вы оба жестоко поплатитесь!

Он уже хотел приказать стражникам схватить капитана и цирюльника, но тут Абу-Сир сделал шаг вперед и осторожно, чтобы другие ничего не заметили, показал султану перстень на своем пальце. Султан чуть не лишился чувств и пошатнулся. Но ковры и куча подушек, что были у него за спиной, удержали его, и он не упал. Опомнившись, он приказал стражникам удалиться. Тут Абу-Сир протянул ему перстень и сказал:

— О султан, вот самое верное доказательство того, что я никогда не желал тебе зла. Разве у кого-нибудь ещё было столько возможностей стать султаном, как у меня? Но знай же, что я твой верный друг, а потому и возвращаю тебе перстень.

Султан тут же надел перстень на палец, и сразу у него словно гора с плеч свалилась. Он обнял Абу-Сира и воскликнул:

— О брат, благодарю тебя от всего сердца, ты спас мне жизнь.Абу-Сир спросил султана, за что тот так прогневался на него. Тут счастливый султан рассказал ему, как красильщик его предостерегал и о купальне с пенящейся водой, в которой, по словам Абу-Кира, султана ждала верная смерть.

— Прости меня, о друг, что я так легко поверил этой лжи, — просил султан со слезами на глазах.

Абу-Сир наконец понял, что его друг Абу-Кир не только лентяй, каких свет не видывал, но к тому же злой и никчемный человек. В душе он упрекал себя, что сразу не догадался об этом: ведь лень и подлость — родные сестры. Там, где одна делает грязное дело, другая через плечо смотрит, и обе друг дружку выдают.

А тем временем Абу Кир сидел в своём роскошном доме и распоряжался. Одной рукой он подпёр голову, а другую протянул к золотому блюду, полному разных сластей, и всё время ел. О своём несчастном друге Абу-Сире, которого по его вине постигла злая участь, он даже не вспоминал; теперь его завистливая душа успокоилась.

Вдруг с улицы послышался шум, в лавку вошли вооружённые воины, стащили Абу-Кира с подушек, связали его, посадили задом наперёд на осла и на глазах у всех горожан повезли к султану.

У Абу-Кира всё в голове перепуталось, не знал он, за что вдруг султан на него прогневался. Но когда красильщик увидел рядом с султаном живого Абу-Сира, понял он, что часы его сочтены.

Напрасно заступался за красильщика добряк Абу-Сир, султан не послушал его. И та расправа, которая ждала Абу-Сира, постигла Абу-Кира. Султан приказал бросить его в море.

Потом султан сказал цирюльнику:

— О Абу-Сир, попроси у меня, что тебе вздумается. Я исполню любое твое желание.

— У тебя такие хорошие бани, что лучшего и желать нечего, — ответил Абу-Сир.

— Я сделал для тебя всё, что мог. Позволь мне вернуться домой, в родной город. Раз уж я потерял единственного земляка, меня здесь ничто больше не будет радовать.

Султан уговаривал Абу-Сира, чтобы тот остался. Он обещал ему золотые горы, почести, предлагал жениться на его дочери, но Абу-Сир стоял на своём и всё твердил, что хочет вернуться на родину. Не сказал он вслух того, что думал: всё равно ничего хорошего его здесь не ждёт, раз уж султан так легко верит наговорам, а вся мощь его заключена в куске блестящего металла, который и сорока может утащить.

Султан приказал снарядить для Абу-Сира корабль и подарил его цирюльнику со всем, что там было: с матросами, зерном, дорогими тканями и редкими зверями.

Сорок дней плыл Абу-Сир по морю и наконец добрался до своего родного города.

Там он построил огромные роскошные бани, женился и до самой смерти жил счастливо среди цветущих садов, где росли кипарисы, цвели розы и жасмин, били фонтаны с ароматной водой; было там всё, чего только может пожелать человек, и всё вокруг благоухало, шумело и радовало глаз.

Сказка об умном враче

Один из иранских шахов был таким толстым и грузным, что это, как говорят, было во вред его здоровью. Он собрал всех врачей и потребовал, чтобы они его вылечили. Но что те ни делали, шах продолжал толстеть.

И вот однажды пришел к нему один умный врач.
— Я тебя вылечу, о шах, — сказал он. — Но дай мне три дня сроку, чтобы подумать, какое лекарство выбрать.

Когда прошло три дня, врач сказал:
— О шах! Я изучил твою судьбу и установил, что тебе осталось жить всего лишь сорок дней. Если ты мне не веришь, заключи меня в темницу и отомсти мне.

Шах приказал посадить врача в тюрьму, а сам, охваченный тоскливыми думами о близкой смерти, отказался от развлечений и верховой езды. Забота и грусть овладели им. Шах стал избегать людей. С каждым днем увеличивалась его тоска, и он худел.

Когда же прошло сорок дней, он приказал привести из тюрьмы врача и спросил его, почему он, шах, еще жив.
— О шах! — ответил врач. — Я пошел на хитрость, чтобы заставить тебя похудеть. Иного полезного для тебя лекарства я не нашел.

И шах щедро отблагодарил его.

Умный Мухаммед

Жил-был царь. Хотя он и был женат, детей у него не было. Однажды пришел к нему чужеземец-магрибинец (житель Магриба: Магрибом арабы называют страны Северо-Западной Африки) и сказал:

— Если я дам тебе средство, чтобы у твоей жены рождались дети, ты отдашь мне своего первенца?

Царь ответил:

— Хорошо.

Тогда магрибинец дал ему две конфеты-одну зеленую, другую красную — и сказал:

— Ты съешь зеленую, а жена твоя пусть съест красную.

Царь отдал красную конфету жене. Она съела ее, забеременела а родила мальчика, которого назвали Умным Мухаммедом. Он был смышленым, способным к наукам и к тому же имел красивый голос.

Потом царица родила второго сына, неловкого и неумного; его назвали Умным Ала; а потом родился и третий; тот был и вовсе глупым.
Через десять лет к царю пришел магрибинец и сказал:

— Отдай мне обещанного сына.

Царь отправился к жене:

— Пришел магрибинец за нашим первенцем.

— Ни за что не отдадим его, -сказала мать. -Лучше пусть заберет Али.

— Хорошо, — ответил царь.

Он позвал Али и передал его магрибинцу. Тот взял мальчика и отправился с ним в путь. Шли они горной дорогой до полудня; тут магрибинец спросил Али:

— Не голоден ли ты и не хочешь ли пить?

— Мы идем уж полдня. Как же тут не проголодаться и не захотеть пить? — ответил мальчик.

Магрибинец взял его за руку, отвел назад к царю и сказал:

— Нет, это не первенец!

Тогда царь позвал всех троих сыновей. Магрибинец протянул руку и указал на Умного Мухаммеда. Прошли они путь в половину дня, и магрибинец сказал Мухаммеду:

— Не голоден ли ты и не хочешь ли пить?

— Если ты хочешь есть и пить, то хочу и я, — ответил тот.

— Да, ты мой сын! — воскликнул магрибинец.

Он топнул ногой и спустился вместе с Умным Мухаммедом под землю.
Этот магрибинец был злым волшебником. Спустившись под землю, он привел мальчика во дворец, стоявший среди сада, принес ему какую-то книгу и сказал:

— Читай!

Умный Мухаммед взял книгу, но не мог понять в ней ни одного слова. А магрибинец сказал ему:

— Если ты не выучишь эту книгу наизусть за тридцать дней, я отрублю тебе голову. Затем он оставил его и ушел. Двадцать девять дней сидел над книгой Умный Мухаммед и не мог разобрать ни слова. Тогда он подумал: «Завтра я умру; пойду прогуляюсь перед смертью по саду».

Он вышел в сад и увидел там девушку, привязанную за волосы к дереву.

— Кто тебя привязал? — спросил он.

— Волшебник-магрибинец, -ответила девушка.

— А за что?

— За то. что я выучила наизусть книгу колдовства.

Тогда Умный Мухаммед отвязал девушку и сказал:

— Мне он тоже дал книгу, чтобы я выучил ее за тридцать дней: но я не выучил, и вот завтра я умру.

— Я помогу тебе. -сказала девушка, -но, когда магрибинец придет к тебе, скажи, что ты ничего не смог выучить. И она стала учить его по книге колдовства, а потом сказала:

— Теперь снова привяжи меня за волосы.

Умный Мухаммед привязал ее, .и они расстались.
В конце следующего дня магрибинец пришел к Умному Мухаммеду и спросил:

— Ты выучил книгу?

— Я не понял в ней ни слова, — ответил юноша.

Тогда магрибинец вытащил свой нож, отрезал Мухаммеду правую руку и сказал:

— Даю тебе отсрочку еще на тридцать дней; если не выучишь книгу наизусть, я отрублю тебе голову.

— Хорошо, — ответил Мухаммед.

Когда магрибинец ушел. Умный Мухаммед прочитал три слова из книги колдовства, и рука его приросла к своему месту. Он снова отправился к девушке, отвязал ее, и они стали прогуливаться по саду. И тут они вдруг нашли три потерянных листка из книги колдовства, которые магрибинец вот уже сорок лет тщетно разыскивал. Умный Мухаммед прочитал их, и они с девушкой сумели подняться на поверхность земли. Мухаммед привел двух коней, на одного из них сел он сам, а на другого села девушка.

— Ты поезжай к своим родителям, а я поеду к своим. — сказал Мухаммед.

Он приехал домой и постучал в дверь. Мать отворила ему, обрадовалась, и они пробеседовали до утра. А утром он сказал ей:

— Матушка! Я дам тебе ягненка; продай его, но ни за что не продавай веревку, которая будет на нем.

Мать взяла ягненка и пошла на базар. К ней обратился хозяин кофейни, торговец хашишом:

— Женщина, ты продаешь ягненка?

— Покупай его, но только веревку я не продаю, — ответила она.

— Хорошо. Продашь его за риал ?

— Да откроет Аллах врата прибыли, — возразила женщина.

— Хорошо. За полтора риала?

— Ладно, да пошлет Аллах тебе удачу, — ответила женщина.

Торговец хашишом, довольный, взял ягненка.

— Отведу-ка я его в подарок царю, — сказал он. И люди, которые сидели в кофейне, одобрили слова торговца:

— Правильно, это подарок, достойный царя.

Торговец хашишом принес тарелку с водой напоить ягненка. Ягненок поставил в тарелку передние ноги. Торговец ударил его. Ягненок поднял задние ноги, погрузился в воду — и исчез.

Торговец всплеснул руками:

— Ах! Ягненок утонул в тарелке!

Люди подумали, что торговец хашишом сошел с ума:

— Нужно его отправить в сумасшедший дом!

А магрибинец между тем отправился туда, где оставил Умного Мухаммеда. По он не нашел ни его, ни девушки и сказал:

— Клянусь Аллахом! Будь он хоть на седьмой земле, я приведу его.
И магрибинец направился в город, где жид Умный Мухаммед. Там он услышал людские толки о ягненке, утонувшем в тарелке. «Не иначе, как это проделка Умного Мухаммеда, — подумал магрибинец. — Нужно остаться здесь и подкараулить его».

А хитроумный Мухаммед на другой день позвал свою мать и сказал ей:

— Я дам тебе верблюда, продай его на базаре, но ни за что не продавай вместе с ним и повода, даже если бы тебе дали за него четыре тысячи золотых монет.

Мать обернулась и увидела перед собой верблюда. Она взяла его за повод, привела на базар и поручила перекупщику. А магрибинец стоял в это время на базаре и все видел.

Когда верблюд был передан, магрибинец обратился к перекупщику:

— Мне нужен этот повод. Купи для меня верблюда, если пожелает Аллах, за двадцать тысяч золотых монет. Я возьму только повод, а верблюда отдам тебе.

Перекупщик отправился к матери Умного Мухаммеда:

— Продашь верблюда за четыре тысячи золотых монет?

— Да откроет Аллах врата прибыли, — возразила она.

— А за пять тысяч продашь его? — спросил перекупщик.

— Хорошо, да пошлет Аллах тебе удачу. Но знай, что повод с верблюдом я продать не могу.

— На что тебе этот кусок веревки? — спросил перекупщик. — Возьми за него еще тысячу золотых монет и продай.

Мать Умного Мухаммеда обрадовалась, что может получить такое богатство, и согласилась. Магрибинец взял верблюда, отдал его перекупщику, а повод выдернул и положил к себе в сумку. Он поскакал в степь, радуясь, что Умный Мухаммед теперь у него в руках.

Но Умный Мухаммед обернулся вороном и взлетел ввысь. Тогда магрибинец превратился в коршуна и помчался за ним. Так летали они два дня и две ночи. Магрибинец стал нагонять Умного Мухаммеда. Но тот увидел внизу какой-то сад, спустился и обернулся гранатом на высоком дереве.
А сад этот принадлежал султану, отцу той девушки, которую освободил Мухаммед. Магрибинец отправился к султану:

— Я прошу у тебя один гранат. Болен близкий мне человек, и он просит гранатовых плодов. А мне сказали, что их нет нигде, кроме как в твоем саду.

— Разве сейчас время для гранатовых плодов? — спросил султан.
Магрибинец ответил:

— О султан! Если не найдется в твоем саду хоть одного граната, пусть падет моя голова.

Тогда султан позвал главного садовника и спросил:

— Правда ли, что у тебя есть гранаты?

— О господин! Разве сейчас время для гранатовых плодов? — изумился садовник.

— Видишь, пропала твоя голова, — сказал султан магрибинцу.

Но тот возразил:

— Прикажи садовнику обойти сад и поискать на деревьях.

По приказанию султана садовник отправился в сад. На одном из деревьев он увидел большой гранат, срезал его, принес и отдал султану. Тот посмотрел на красивый плод и усомнился, стоит ли отдавать его. Он позвал везира:

— Мне не хотелось бы отдавать этот гранат магрибинцу.

— А если бы в саду не нашлось граната, разве ты не отрубил бы голову магрибинцу? — спросил везир.

— Да, отрубил бы, — отвечал султан.

— Значит, гранат принадлежит ему по праву, — сказал везир.

И султан отдал гранат магрибинцу. Но не успел магрибинец взять его, как гранат раскололся, и все зерна рассыпались в разные стороны. Магрибинец тотчас обернулся петухом и стал клевать зерна одно за другим. Султан и везир глядели на все это с изумлением.

А Умный Мухаммед спрятался в зернышко, которое закатилось под ножку трона. Магрибинец продолжал клевать зерна, пока не склевал их все. Наконец он увидел и последнее зерно, в котором была жизнь Мухаммеда, и уже вытянул шею, чтобы схватить его, но зерно вдруг превратилось в кинжал. Кинжал ударил петуха в грудь и рассек ее пополам. Тут Умный Мухаммед принял свой прежний облик и предстал перед султаном.

— Расскажи, что тут произошло? — спросил султан.

И Умный Мухаммед поведал ему всю историю от начала до конца и сказал:

— Это я развязал волосы твоей дочери и освободил ее.

Султан позвал свою дочь.

— Дочь моя, знаешь ли ты этого человека? — спросил он.

Девушка ответила:

— Да, это Умный Мухаммед, который развязал мои волосы.

— Если он твой спаситель, ты должна выйти за него замуж, — решил султан.

Он приказал составить брачный договор, и все веселились целых сорок дней. А Умный Мухаммед и дочь султана стали жить счастливо и растить сыновей и дочерей.

Хитрый продавец

Некий человек стоял на базаре и держал в руках маленькую шкатулочку. Он расхваливал свой товар
— кусочки олова и горсточку растертых трав — и уверял, что любой покупатель может превратить это олово в золото.

Мимо проходил Ахмет. Услышав слова продавца, он остановился и спросил:
— Как же сделать такое чудо?
— Очень просто, — ответил владелец шкатулки, — возьми кусок олова и положи его в горшок, а горшок поставь на огонь. Когда олово растает, высыпь в него щепотку растертых трав и взбалтывай содержимое в течение двух часов. И тогда ты увидишь, что на дне горшка появится золотой слиток.

Обрадованный Ахмет купил у продавца самый большой кусок олова, зажал в кулаке горсточку растертых трав и отправился домой. Но не успел он пройти несколько шагов, как услышал, что хозяин шкатулки зовет его. Ахмет вернулся.

— Я забыл предупредить тебя, — сказал продавец, — когда будешь взбалтывать тающее олово, ни в коем случае не думай о танцующем белом медведе. Иначе у тебя ничего не получится.
Ахмет рассмеялся:
— С чего это я вдруг стану думать о белом медведе? Мне до него нет никакого дела.
Придя домой, Ахмет рассказал обо всем жене и дочерям и, спровадив их из кухни, весело принялся за работу.

Положил Ахмет олово в горшок, горшок поставил на огонь, а когда олово растаяло, высыпал туда щепотку трав и принялся усердно взбалтывать содержимое.
Прошел час, два, два часа с половиной.

Наконец жена, не выдержав больше, приоткрыла дверь и спросила:
— Ну, как золото — настоящее?
— Не иначе, как сам черт вмешался в это дело! — вытирая со лба пот, ответил ей измученный Ахмет. — Пятьдесят три года я живу на свете, и никогда не видел танцующего белого медведя — ни наяву, ни во сне. А сейчас, когда я не должен думать о нем, он мерещится мне везде. Он так и пляшет повсюду перед моими глазами — на полу, на полках, на столе. Даже когда я заглядываю в горшок, я и там вижу танцующего белого медведя.

Хлеб и золото

Аббас был бедный феллах. (Феллах — крестьянин , земледелец). Целыми днями трудился он, чтобы добыть пропитание себе и своей семье, а в свободные часы все думал о том, как бы найти клад, который избавил бы его от нужды.

Однажды в очень жаркий день Аббас, как обычно, работал в поле. Почувствовав сильную усталость, он сел под дерево и принялся мечтать: “Если бы Аллах дал мне волшебную силу, чтобы я мог превращать все, чего ни коснусь рукой, в золото, — тогда я избавился бы от тяжкого труда и зажил в полном довольстве”.

И вдруг он услышал голос:

— О Аббас! Сейчас ты получишь то, чего тебе так хочется! Положи свою руку на какой-нибудь предмет — и он тотчас превратится в чистое золото.

Аббас не поверил своим ушам. Но все же потянулся к земле и взял маленький камешек. Едва он коснулся его — камешек тут же превратился в чистое золото. Потом Аббас дотронулся до другого камня — и тот тоже стал золотым.

Аббас очень обрадовался и подумал: “Сейчас я отправлюсь в город и превращу пыль и камни в золото... Потом куплю много земли, построю на берегу реки дворец и окружу его огромным садом... Я куплю прекрасных коней и облачусь в роскошные одежды...”

Тут он хотел подняться, но, почувствовав сильную усталость, голод и жажду, понял, что не сможет идти.

“Съем-ка я то, что принес с собою утром из дому”, — решил он и протянул руку к завтраку, который лежал в маленьком мешочке возле дерева. Аббас взял лепешку, но, положив ее в рот, почувствовал металл. И хлеб превратился в золото!

В мешочке оставалась еще луковица. Аббас поспешно схватил ее. Каково же было его смятение, когда и луковица стала золотым слитком, который он не мог съесть!

Аббас страшно перепугался. Как он будет теперь пить и есть? Как будет жить в этом мире золотых слитков? Ведь так он очень скоро умрет от голода и жажды, даже не попользовавшись золотом, которое без труда дается ему в руки.

Так думал Аббас, представляя, как умрет в муках от голода и жажды, раз все, чего бы он ни коснулся, превращается в золото.

Но тут он открыл глаза, увидел себя примостившимся в тени дерева и понял, что грезил. Глубокий вздох облегчения вырвался из его груди; словно гора свалилась у него с плеч.

— Слава Аллаху, что все это было лишь сном! — проговорил он.

Царица духов и змей

Жил некогда в городе Бальсоре молодой человек по имени Азем, который занимался красильным мастерством. Он славился отличным вкусом в выборе своих красок, равно как и красотою своего лица, и веселым расположением духа. Но был он небогат и содержал еще доходами от трудов своих старуху мать, которая жила с ним вместе.

В один день, когда он был занят обыкновенно своей работою, увидел он вошедшего в его мастерскую богато одетого чужестранца, который, взглянув на него, вскричал:

— Как молодой человек с такой наружностью и с таким умом может заниматься подобным мастерством?

— Я не стыжусь, — сказал Азем, — честного моего ремесла и умею ограничивать мои желания.

— Но если бы представилось тебе, — продолжал незнакомец, — средство скоро составить свое счастье, неужели ты стал бы противиться и не хотел бы воспользоваться им?

— Нет, если бы оно не обременяло моей совести, то принесло бы мне большое удовольствие.

— Сын мой, — сказал чужестранец. — Я имею средство для этого; я знаю чудный секрет превращать простой металл в золото и могу составить твое счастье. Будь завтра как можно раньше в своей лавке.

Азем после ухода старика много думал о его предложении и, посоветовавшись с матерью, стал с нетерпением ждать утра.

На рассвете дня он побежал в свою лавку, желая свидеться с новым своим приятелем, который не заставил себя долго ждать и вскоре явился с плавильным горшком в руках. После обычных приветствий незнакомец попросил молодого человека развести огонь. Он спросил, нет ли у него какого-нибудь низкого металла — железа, свинца или чего подобного. Азем нашел старый медный горшок и изломал его на куски. Затем незнакомец взял сосуд, потом, сняв чалму, всыпал в него желтого песка, проговорил несколько таинственных слов, снял сосуд с огня, и в нем вместо меди очутился блестящий слиток золота.

Восхищенный Азем стал просить незнакомца поделиться тайной.

— Хорошо, я приду к тебе вечером, и если мы будем наедине, то с удовольствием открою секрет, — сказал незнакомец.

Вечером Азем приготовил по средствам своим богатый ужин и вскоре увидал входящего старика.

За ужином Азем много выпил вина, к которому не был привычен, и скоро опьянел.

Когда старик увидел, что Азем слишком пьян, то незаметно всыпал ему усыпительного порошка и заставил выпить. Как только Азем выпил, то повалился на свою подушку, погруженный в глубокий сон.

Злой старик воспользовался этим и, положив Азема в сундук, крикнул носильщиков, заранее приготовленных, которые, взяв сундук, отнесли его на корабль, готовый к отплытию.

Мать Азема, возвратясь домой, очень удивилась, что сына ее нет; прождав еще день, наконец догадалась, что с ее сыном случилось несчастье. Отчаяние бедной матери было невыразимо.

Между тем коварный похититель плыл с попутным ветром. Он был злой чародей, ежегодно он ездил в Хорасан, область Персии, чтобы сманить какого-нибудь мусульманина и посредством его добыть нужные вещи для алхимии и потом умертвить, дабы тайна его не была открыта.

Через два дня после их отплытия Барам (так звали чародея) открыл сундук и попрыскал какою-то жидкостью в лицо Азема. Азем чихнул, протер глаза и с удивлением стал озираться вокруг себя. Очень скоро он понял, что попался в сети злодея.

Обратившись к старику, Азем сказал:

— Что ты делаешь со мною, отец мой? Ты обещал мне удовольствия и богатства, то ли это, в чем ты меня обнадежил?

— Неверная собака, собака мусульманская, — отвечал чародей, — ты бы должен умереть от руки моей, и наслаждение мое должно бы составлять продолжение твоих мучений; ты сороковая жертва моя. Есть еще для тебя спасение: отрекись от ислама и поклонись священному огню, который я чту.

— Да погубит небо тебя и твою веру! — отвечал Азем, вскочив, как исступленный. — Клянусь Магометом, что никогда не променяю веры в истинного Бога.

— Несчастный! — возразил тотчас чародей, который не мог более воздерживаться. — Я постараюсь поколебать твое упорство.

Говоря это, он кликнул невольников и приказал сечь Азема бичом, а после истязания велел бросить его в нижнюю часть корабля, давая ему немного хлеба и воды для поддержания жизни. Подобного рода страданиям Азем подвергался ежедневно.

В один день плавания поднялась жестокая буря; волны поднимали корабль до облаков и грозили разбить его вдребезги. Корабельщикам пришла счастливая мысль, что причина гнева Божьего — истязания, которым подвергался Азем, поэтому они приказали тотчас освободить его, а Барама заставили просить у него униженно прощения. Невольников же его, в предупреждение возмущения, бросили за борт.

Буря утихла. Барам, скрыв гнев свой, притворными ласками опять получил доверие неопытного Азема.

Наконец показалась земля. Чародей вышел на берег с Аземом и сказал ему, что они прибыли в ту страну, где можно добывать золото. Он приказал капитану корабля дожидаться их месяц у этого берега, а затем они пошли в глубь страны.

Когда чародей увидел себя наедине с Аземом, он вынул из-под одежды небольшой тимпан с двумя палочками и стал бить марш; тотчас поднялась буря, и из обломков пыли явились три верблюда, из которых один был навьючен разными припасами.

Сев на верблюдов, они понеслись с удивительной быстротой. В продолжение восьми дней ничего не встречалось им на пути; на девятый же день Азем увидел блестящий замок, к которому он хотел направить путь, но Барам повернул влево, и верблюд Азема, несмотря на его усилия, последовал за Барамом.

Прибыв в лесок, они сели отдохнуть, и Барам объяснил, что этот замок обитаем злыми духами, которые сделали ему много зла.

Отдохнув, они опять пустились в путь и вскоре заметили вдали цепь черных гор. Барам сказал Азему:

— Вершина этих гор есть цель нашего путешествия, и если ты будешь исполнять мои приказания, то мы возвратимся богаче самих царей.

Спустя четыре дня они прибыли к подножию черных гор. Но они не были еще у цели своего путешествия: ужасная пропасть отделяла их от вершины горы.

Сойдя с верблюдов, они закусили, и Барам убил третьего верблюда, из которого вынули внутренности.

— Сын мой, — начал он, — теперь предстоит последнее усилие, для этого ты должен влезть в утробу верблюда; когда я зашью тебя, то большая птица рох, подумав, что это падаль, унесет тебя на вершину горы, и ты, почувствовав, что опустился, разрежь кинжалом кожу животного; выйдя, набирай скорей черной земли вот в этот мешок, который потом привяжи к веревке и спусти вниз; затем по этой же самой веревке спустись сам вниз.

Азем принужден был повиноваться и лезть в утробу животного.

Спустя некоторое время появился громадный рох и, подняв убитого верблюда, понес его на вершину горы.

Азем сделал все, как приказывал Барам, и уже приближался к скале с мешком черной земли.

— Сын мой, — кричал ему снизу Барам, — скорей привяжи мешок и опускай сюда, потом привяжи веревку к ближайшему дереву и спускайся сам.

Азем, не подозревая ничего, опустил мешок. Но едва Барам схватил его, как стал сильно тянуть веревку, чтобы стащить и Азема, который, не находя возможности спасти жизнь, должен был выпустить веревку.

— Мусульманская собака, теперь ты дорого заплатишь за унижение, какому подвергал меня! — закричал чародей. — Иди, отыскивай своих, уничтоженных мною товарищей, которых там тридцать девять человек.

Несмотря на отчаяние и просьбы Азема, он сел на верблюда и скрылся из виду. Азем долго плакал и убивался; наконец, успокоившись, уснул. Пробудясь, он увидел около себя громадную змею, готовую проглотить его. Азем мгновенно выхватил кинжал и ударил животное в голову. Величина змеи подала ему мысль снять с нее шкуру и сделать веревку, по которой он мог бы спуститься. Он тотчас принялся за работу и в скором времени завершил ее успешно.

После нескольких попыток он стал спускаться по сделанным им ремням и достиг наконец, не без труда, подошвы горы.

Поблагодарив Господа, он пошел по старой дороге, по которой приехал сюда.

Спустя некоторое время он увидел тот блестящий замок, в котором жили, по словам Барама, злые духи. Азем, несмотря на это, решился идти туда. Его поразило великолепие дворца и окружающего сада; после долгой нерешительности он вошел в дом и, пройдя первую комнату, нашел во второй зале двух девиц, играющих в шахматы.

Едва только они увидели его, как одна из них сказала:

— Ах, сестрица, это, вероятно, тот молодой человек, который несколько дней тому назад проехал здесь с чародеем Барамом.

— Я тот самый, — сказал Азем, бросившись к ее ногам и прося ее покровительства.

Сестры с удовольствием приняли его как брата, объяснив, что поставлены здесь родителем своим для наблюдения за замком.

Азем жил в полном согласии с сестрами, и дружба его с ними возрастала с каждым днем.

Случалось, однако, что в известное время его прятали в комнату, из которой он не мог ничего видеть, что происходило во дворце.

В один день пришло ему в голову не послушаться сестер и тихонько пробраться в лесок; и как велико было его удивление, когда он увидел в купальнях множество молодых женщин, прекрасных, как гурии. Азем особенно заметил одну из них, которой был очарован.

Он довольно часто употреблял эту хитрость, чтобы насладиться прелестями незнакомки. Обе сестры, не зная ничего, с горестью заметили, что брат их Азем худеет с каждым днем. В ответ на их неотступные просьбы объяснить причину этого, Азем признался в любви к прелестной незнакомке, точившей его сердце. Сестры высказались о безрассудности этой страсти, так как безумно смертному влюбиться в одну из сестер царицы духов, которой принадлежит этот замок.

Наконец, видя, что Азем не перестает тосковать, они из братской любви к нему открыли секрет, как достать незнакомку, посоветовав во время купания унести ее легкую одежду.

При первом же случае, когда нимфы разделись, влюбленный Азем похитил одежду любимой. После купания нимфы оделись в воздухе. Одна из них, оставшаяся пленницей, стала горько плакать и просить похитителя возвратить ей одежду, но безуспешно.

Долго она потом отвергала любезности Азема и сестер его. Но наконец прекрасное лицо юноши, его страстная любовь заставили ее ответить на его чувство, и вскоре Азем сделался супругом царевны Летучих островов.

Прожив там некоторое время, Азем вздумал посетить мать свою и объявил об этом жене и сестрам.

Распростившись с сестрами, молодые отправились в путь.

Прибыв в Бальсору, Азем нашел там свою мать, радость которой невозможно выразить словами; она с восторгом обнимала свою невестку, красота которой казалась ей обворожительной; она простирала руки к небу и благодарила за благополучие, которое оно ниспослало ей на старости лет.

Осыпанный дарами счастья и любви, Азем был тогда одним из богатейших и счастливейших жителей Бальсоры. Два прелестных сына вполне довершали его блаженство.

Прожив несколько лет в Бальсоре, Азем вспомнил об обещании, данном сестрам: навестить их. Призвав мать, отдал ей воздушное платье своей жены с наказом ни под каким видом не отдавать его ей. Затем, простившись с женою, детьми и матерью, отправился в путь.

Путешествие его было благополучно, и, прибыв во дворец сестер, он был принят ими с неописанною радостью.

Несколько дней спустя после отъезда Азима супруга его попросила у свекрови позволения сходить в общественные бани. Старая женщина согласилась и проводила сама свою невестку до бани, которую посещали знаменитейшие городские госпожи, а также и придворные халифа Гарун-аль-Рашида, находившегося тогда в Бальсоре.

Придя туда, они нашли в бане многих женщин из свиты султанши Зубейды, которые, едва увидели Аземову супругу, были поражены сверхъестественной ее красотою. Некоторые даже, не насытившиеся ее лицезрением, провожали ее до самого дома и возвратились очень поздно во дворец.

Когда Зубейда увидела, что они пришли, то изъявила свое неудовольствие таким долговременным отсутствием их и хотела непременно узнать причину этому. Услышав удивительные отзывы о красоте Аземовой супруги, она возымела сильное желание сама увидеть ее и в следующий день велела просить к себе Аземову мать.

Как только последняя к ней вошла, Зубейда сказала:

— Ничего не бойся. Я слышала, как расхваливают твою невестку и превозносят ее, как диво красоты; желая ее видеть, я повелеваю тебе привести ее ко мне.

Мать Азема не осмелилась противоречить повелению султанши, преклонила с почтительностью свою голову и, пообещав исполнить ее желание, поспешила домой.

— Султанша Зубейда хочет тебя видеть, — сказала она своей невестке, — поспеши к ней отправиться.

Супруга Азема обрадовалась такому известию, тотчас нарядилась в самое богатое свое платье и в сопровождении детей своих и свекрови отправилась во дворец.

Когда они прибыли, взоры всех устремились на них. Султанша, ослепленная столькими прелестями, вскричала:

— В какой стране могла родиться такая небесная красота?

Она с приветливостью пригласила ее сесть подле себя и велела принести для нее что-нибудь прохладительное. Она превозносила ее похвалами и просила рассказать свою историю, которая еще больше увеличила ее удивление.

— Государыня, — сказала ей Аземова супруга, — если ты удостаиваешь находить меня прекрасною в этом платье, что же бы ты сказала, если б увидела меня в моем собственном одеянии. Если тебе угодно удовлетворить свое любопытство, то прикажи моей свекрови отдать мне мое воздушное платье; она не посмеет тебе отказать в этом, и это предоставит тебе случай увидеть чудесное зрелище.

Зубейда, ничего не подозревавшая, приказала тотчас же Аземовой матери идти домой и принести одежду. При этих грозных словах старуха затрепетала, вспомнив обещание, которое она дала своему сыну, но не осмелилась сделать никакого возражения, пошла домой и принесла волшебное платье.

Зубейда долго и внимательно рассматривала его и удивлялась искусству, с каким эта легкая ткань выткана, потом передала ее Аземовой супруге, у которой блистали глаза от радости.

Коль скоро одежда находилась уже в ее власти, она поспешила надеть ее на себя, проворно сошла на дворцовый двор, взяла обоих детей в свои руки и прежде, нежели вздумали ее удержать, поднялась с ними в воздух пред удивленными взорами султанши и всей ее свиты.

— Прощай, любезная матушка, — закричала она, — поручаю тебе утешать супруга, скажи ему, что я никогда не перестану его любить, но непреодолимое желание видеть моих родных принуждает меня его оставить. Если же он так любит меня, что не может без меня жить, то должен отыскать меня на островах Ваак-аль-Ваак.

Сказав это, она поднялась выше и исчезла между облаками.

Когда Аземова мать потеряла ее из виду, отчаянию ее не было предела, она не в силах была скрыть горести и жаловалась на султаншу, как на виновницу ее злополучия.

Зубейда, сама проникнутая жалостью и скорбью, сожалела о своем любопытстве.

В то время, как все это происходило в Бальсоре, Азем посреди обильных и сердечных угощений думал о своей супруге и желал быть с нею. Он ускорил отъезд свой и, распрощавшись с сестрами, отправился в путь.

Когда он прибыл домой, он нашел мать свою одну, проливающую горькие слезы.

— Что приключилось? — вскричал он. — О матушка! Где моя жена, где мои дети?

При этом вопросе слезы старой женщины удвоились, и ничем невозможно выразить отчаяние Азема, когда он узнал о горестной потере.

Придя в себя, он стал спрашивать, что говорила в последний раз его жена. Узнав обо всем, он принял твердое решение отправиться на острова Ваак-аль-Ваак. Несмотря на слова людей, что эти острова лежат от Бальсоры на пути в 155 лет и что невозможно достигнуть их, Азем не переменил своего намерения и вскоре отправился в путь.

Когда он прибыл для совета к сестрам, которые были весьма удивлены его возвращением и особенно его предприятием, они всячески отговаривали его, представляя невозможность исполнения этого намерения.

Но видя, что никакие убеждения не действуют, они, посоветовавшись между собой, дали ему рекомендательное письмо к двум своим дядям, из которых один звался Абд-аль-Куддус, а другой Абд-аль-Сюллиб, и оба жили в отдалении трех месяцев езды.

Распростившись с сестрами, Азем отправился с письмами. После нескольких месяцев путешествия он приехал в долину; природа была тут так богата и обильна, что он некоторое время думал, что попал в рай земной. В некотором отдалении он увидел прекрасное здание и отправился к нему. Один почтенный старик сидел под красной колоннадой. Взор его с любопытством остановился на незнакомце, который приближался к нему, и он ему приветливо поклонился. Привлеченный благородным видом Азема, он пригласил его сесть.

Этот старик был Абд-аль-Куддус, который, прочитав письмо своих царевен и узнав о предприятии Азема, начал уговаривать его не предпринимать этого путешествия, так как оно полно опасностей и трудностей.

— Дорога идет, — говорил он, — по бесплодным, дикими зверями наполненным пустыням, необработанная, иссохшая земля не дает никаких плодов, и напрасно бы ты хотел, умирая от жажды, найти что-нибудь, чтобы освежиться: ни один источник не представится твоему отчаянному взору. Оставь же это, сын мой, не подвергай себя гибели и возвратись домой.

Но тщетно старался Абд-аль-Куддус поколебать решимость Азема; он ничего не хотел знать и, отдохнув, хотел отправиться в дорогу.

Старик, удостоверившись, что никак не может отговорить Азема, решился облегчить ему путь. Проговорив несколько таинственных слов, он приказал явившемуся пред его глазами духу перенести Азема к брату его Абд-аль-Сюллибу.

Дух посадил Азема на плечо и с необыкновенной быстротой помчался по воздуху. К закату солнца он представил его во дворце Абд-аль-Сюллиба.

Абд-аль-Сюллиб, прочитав письмо от племянниц, весьма удивился смелости молодого человека и так же, как и брат его, уговаривал отложить это предприятие. Но слезы и просьбы Азема растрогали старика, и он решился помочь ему. Созвав совет из десяти духов, старик спросил их мнение. Духи тоже удивились отважности молодого человека, но решили помочь ему — перенести его до границы владений своих.

Азем поблагодарил Абд-аль-Сюллиба и, распростившись с ним, полетел вместе с десятью духами. В продолжение одного дня и одной ночи они достигли земли Кафоор, границы их владений. Распростившись с Аземом, духи полетели назад.

Азем, принеся усердную молитву Аллаху, продолжал свой путь; он странствовал десять дней, не встречая ни одной живой души. Наконец он увидел трех человек, которые, повидимому, пылали сильным гневом. Азем вознамерился приблизиться к ним, чтобы их разнять, как все трое ссорящихся, у вид я его, тотчас воскликнули:

— Этот молодой человек должен быть посредником в нашем споре!

Когда он подошел к ним ближе, они спросили его, хочет ли он быть посредником. И когда Азем принял их предложение, они показали ему шапку, барабан и шар и сказали:

— Мы трое братьев, получившие это от родителей наших в наследство, но так как они перед смертью своей не объявили, кому какая вещь должна достаться, то между нами произошел жаркий спор, и потому будь нашим посредником и определи, что каждому из нас должно получить; мы клянемся, что определение твое нас успокоит.

Удивленный Азем спросил:

— Скажите же мне, какую цену может иметь каждая из этих трех вещей, потому что я за них ничего бы не дал.

— Молодой человек, — воскликнули они, — каждая из этих трех вещей имеет волшебную силу, которая, будучи взята отдельно, превосходит все сокровища земные. Соблаговоли только нас выслушать.

— Эта шапка, — сказал старший, — имеет силу делать невидимым. Поэтому тот, кто ею обладает, может достигнуть высочайшего счастья.

Азем со вниманием слушал рассказ о всех выгодах, какие можно извлечь из этой драгоценной шапки, и думал про себя, что никому бы она не была так полезна, как ему.

— Теперь, когда я удостоверен в достоинствах этой удивительной шапки, скажите мне также и о свойстве медного барабана.

— Обладающий такой драгоценностью, — сказал второй брат, — если попадет в самое опасное положение, мгновенно будет выведен из него, ударив по литерам, которые высечены на барабане.

«Этот барабан истинно для меня сделан, — сказал про себя Азем, — и он мне гораздо полезнее, нежели этим трем людям».

— И это очень хорошо, — сказал он второму брату, который так расхваливал ему барабан, — посмотрим теперь, какое достоинство заключается в этом деревянном шаре.

— Господин, — отвечал третий брат, — кто будет обладать этим шаром, тот найдет в нем чудесную силу. Он может кого бы то ни было в мгновение перенести из одного конца земли на другой; с помощью его можно в два дня совершить путь, на который потребно двести лет, надобно только ему назначить место, куда желаешь быть перенесен; он тотчас повернется и пролетит все пространство так скоро, как бурный вихрь, унося с собою желающего с ним путешествовать.

Когда третий брат окончил свою речь, Азем рассудил присвоить себе шар так же, как и другие две вещи.

— Но довольно того, — сказал он им, — что вы мне рассказали о силе этих трех вещей; я должен удостовериться также в истине ваших слов. Иначе я не могу быть вашим посредником.

— Ты справедливо рассуждаешь! — вскричали все три брата. — Испытай же их силу, как тебе угодно, и да поможет тебе Аллах в твоем предприятии.

Тогда Азем надел шапку на голову, прицепил барабан к своему поясу, бросил шар на землю и назвал место, куда хотел отправиться; послушный шар поднялся тотчас и пролетел с ним все пространство с быстротой ветра.

Когда братья увидали, что Азем так поспешно удаляется с их наследством, они бросились за ним, крича:

— Ты уже сделал желаемый опыт: разве еще не довольно? Будет, остановись же!

Но они тщетно кричали изо всех сил, Азем был уже на десять дней пути от них.

Его шар наконец остановился перед воротами обширнейшего здания. Азем вышел из своего кораблика и хотел узнать, ударив по барабану, какое это место, но его прервал голос.

— Ты победил, Азем, ты преодолел часть затруднений, которые тебе предстояли. Тщательно храни свой шар, потому что ты теперь находишься в области злых духов.

Азем последовал совету голоса, спрятал свой шар под одежду и, озираясь, спросил:

— Кто ты таков?

— Я, — отвечал голос, — один из духов, которые силою барабана тебе служат. Продолжай свой путь, потому что ты еще на три года пути от островов Ваак-аль-Ваак.

Азем продолжал путь и зашел в долину, покрытую гадами, змеями и хищными зверями. Он ударил по барабану и спросил:

— Какая это земля?

— Это земля драконов, — отвечал голос. — Будь осторожен, не мешкай здесь.

Азем во избежание несчастия надел шапку-невидимку и благополучно прошел страшную долину.

Наконец он достиг морского берега и увидал вдалеке острова Ваак-аль-Ваак, краснопылающие горы которых от лучей заходящего солнца казались позлащенными облаками. Первый взгляд на них наполнил его удивлением и страхом, однако он скоро ободрился и ударил несколько раз по барабану.

— Чего ты хочешь? — спросил его дух.

— Как мне достичь тех островов, минуя это обширное море? — спросил Азем.

— Ты этого не сможешь сделать, — сказал голос, — без помощи почтенного мудреца, который живет в пустыне у подножия горы.

Азем пустил шар и скоро прибыл к жилищу старца. Вошедши к нему, Азем был весьма дружелюбно принят им и стал просить его доставить ему средство переплыть море.

Старец, выслушав все приключения Азема, посмотрел в таинственную книгу и, прочитав несколько слов про себя, сказал ему:

— Завтра утром, сын мой, мы отправимся к этим горам, и ты переправишься через море, исполненное чудес.

С наступлением дня пустынник и Азем отправились в путь и, поднимаясь с трудом по чрезвычайной крутизне, достигли здания, которое имело вид укрепления. Они вошли во двор, посредине которого стояла исполинской величины статуя, из нее выходило множество труб, через которые лилась вода в мрачный обширный водоем. Это чудо было делом духов. Пустынник развел огонь, бросил в него душистый порошок и произнес многие неизвестные Азему слова. Только он окончил свое заклинание, как облака сгустились, поднялась сильная буря, молнии рассекали облака, и во всех горах раздавались удары грома.

Азем в великом страхе наблюдал, что вокруг него происходило. Наконец буря стихла, и старец обратился к Азему со словами:

— Теперь пойди и взгляни на море, которое переплыть тебе казалось невозможным.

Азем взошел опять на вершину горы и посмотрел с любопытством на море; как велико было его удивление, когда он не увидел ни малейшего следа его, тщательно искал он признаки этого моря, которое неизмеримостью своею так его устрашило.

— Возлагай, сын мой, — сказал ему мудрец, — упование свое на Аллаха и продолжай предпринятое тобою путешествие.

Произнеся эти слова, старик скрылся из глаз Азема.

Азем пустился в путь и наконец достиг островов Ваакаль-Ваак. Дивна и очаровательна показалась ему тут природа, особенно одно дерево наподобие ивы, на котором вместо плодов висели юные девы.

При виде этого чуда Азем совершенно смутился и воскликнул:

— О Аллах! Какое чудесное видение!

Пройдя далее по острову, он сел отдохнуть под дерево; в это время подошла к нему какая-то старая женщина и, изумленная, спросила его:

— Откуда ты взялся? Имей ко мне доверие, скажи.

Азем, ободренный словами ее, рассказал историю свою и спросил, не может ли она помочь ему.

Старуха обещала сделать все зависящее от нее и, пользуясь темнотою ночи, провела его в свой дом, строго приказав не показываться, дабы не привести в возмущение всю страну и женский народ в тревогу.

Азем, обрадованный, что наконец достигает цели многотрудного своего путешествия, обещал старухе все, что она хотела, и с сердцем, исполненным надежды, благодарил Аллаха и молил исполнить его желание: соединить с супругою и детьми.

Старуха приготовила Азему ужин, который он нашел вкусным, хотя кушанья этой страны были совсем непохожими на те, к каким он привык. После этого он лег и спал со спокойным сердцем.

Когда он открыл глаза, то увидел старуху, которая сидела в ногах его постели.

— Сын мой, — сказала она ему, — я должна тебе сказать, что супруга твоя после разлуки с тобою претерпела много горя. Никто лучше меня не может дать тебе о ней сведения, потому что я была кормилицей царицы и всех ее сестер. Я часто была свидетельницей ее горького раскаяния, которое она чувствует при одной мысли, что своевольно с тобою разлучилась, и я всячески старалась уменьшить ее горе.

Услышав эти слова, Азем начал горько плакать, старуха могла утешить его только обещанием вскоре представить его царевне.

После того, как она рассказала ему все бедствия его супруги со времени ее возвращения на остров, она отправилась во дворец, где застала царицу со своими сестрами. Они совещались по поводу судьбы Аземовой супруги, которой они никак не могли простить, что она вышла замуж за человеческое существо. Их совет решил замучить ее до смерти и кровью смыть позор, причиненный ею их высокому роду.

Как только старуха вошла, царица и сестры ее почтительно встали и просили ее сесть.

— Какое вы приняли решение насчет вашей злополучной сестры? — спросила она царицу.

— Так как она, — отвечала царица, — согласилась на неравный брак, отдав руку существу, которое не принадлежит к роду духов, и это бесчестье падает на нас, то мы решили предать ее смерти.

— Смерть ее падет на вашу голову, — вскричала кормилица, — потому что нам не позволено наказывать; впрочем, я прошу у вас одной милости — позволить мне еще раз ее увидеть.

Получив на это разрешение, она тотчас пошла в темницу к несчастной царевне, которую нашла бледною и утопающей в слезах; дети ее играли подле нее, стараясь невинными забавами своими и ласками рассеять печальные мысли своей матери. Кормилица утешила ее, обещая в скором времени прекращение ее мучений и свидание с Аземом.

Оставив обрадованную этими словами царевну, старуха отправилась к Азему.

Придя домой, она рассказала ему о совещании сестер царевны и советовала ему поспешить с похищением супруги.

Азем был вне себя, когда узнал о жестокосердном обращении с его женою.

Когда наступила ночь, кормилица привела его к подножию башни, в которой была заключена царевна.

Азем провел остаток ночи в молитве и, когда увидел утреннюю зарю, надел шапку на голову и сделался для всех невидимым. Царица явилась в сопровождении множества невольниц. Она отперла двери темницы, и Азем, смешавшись с ее свитой, вошел вместе с ними, не будучи никем виден.

С трудом он удерживал чувства горести и любви, которые его одолели при входе в это печальное жилище; он прижался в угол темницы и был свидетелем того, как царица обращалась со своею сестрою.

— Остановитесь, безжалостные, страшитесь мщения небес! — вскричал Азем, который не мог долее удерживать своего гнева.

Царица, устрашенная грозным голосом, который она услышала, со страхом озиралась вокруг себя и поспешно убежала со своими невольницами. Царевна же, узнав голос своего супруга, положила обе руки на грудь свою и подняла прекрасные глаза свои к небу, чтобы возблагодарить его за неожиданную помощь.

Оставшись наедине с царевной, Азем скинул шапку и бросился в объятия супруги. Долго проливали они слезы радости, наконец, успокоившись, стали придумывать средство к побегу.

В это время застучали ключи в двери, и вошла в темницу ключница, принеся пищу. Азем едва успел надеть шапку.

Поужинав с царевною, ключница легла спать тут же, в темнице.

Азем воспользовался этим случаем, подкрался потихоньку к ней и, отцепив связку ключей, которую она носила на своем поясе, отпер осторожно двери тюрьмы и вывел поспешно жену и детей своих из этого горестного жилища. Они шли очень скоро и, хотя были обременены двумя детьми своими, продолжали путь всю ночь, так что к солнечному восходу были уже далеко от города.

Когда царица узнала о побеге сестры, то пришла в неописуемый гнев; она призвала на помощь всех знакомых ей духов, которые наперебой старались исполнить ее приказания и тотчас с многочисленным войском пустились преследовать бежавшую с твердым намерением изрубить ее в куски.

Азем, увидев бесчисленное воинство царицы, схватил свой барабан и стал бить по нему. Легионы духов покрыли равнину, в минуту построились в боевой порядок и смело двинулись против войска царицы. Начался ужасный бой, какого никто до сего дня не видывал, потому что это были не люди, а духи со всей земли, воевавшие друг против друга. Духи Аземовы одержали наконец победу, и царица со всею свитою взята была в плен.

Когда Аземова супруга увидала старшую сестру в таком унижении, то бросилась к ногам супруга и стала умолять о пощаде. Азем уверил, что совсем не думает о мщении, обошелся с царицей с почтительною вежливостью и обещал забыть все ее несправедливости, если она возвратит сестре своей любовь.

Царица Ваак-аль-Ваакская, побежденная великодушием своего неприятеля, просила искреннего прощения за все жестокости к сестре своей.

С той минуты был заключен мир. Веселые празднества сопровождали его. Наконец бывшие неприятели распростились, как истинные друзья. Азем отправился домой и при помощи шара через несколько дней был у Абд-аль-Сюллиба, у которого прожил некоторое время, подарил ему в знак благодарности шапку-невидимку, весьма заинтересовавшую старика.

По пути супруги заехали к Абд-аль-Куддусу, который принял их тоже весьма ласково и получил от Азема в подарок барабан. Простившись с ним, путешественники отправились к двум сестрам, которые, заранее узнав о приближении их, вышли навстречу; веселые празднества продолжались целый месяц.

Надобно было и им наконец расстаться. Волшебный шар был подарен сестрам.

Азем с супругою прибыл в Бальсору. Невозможно выразить радость, какую испытала мать Азема, увидев опять сына, давно уже оплакиваемого ею.

Черная мидия


В давние времена на морском берегу жила одна-одинешенька бедная старушка. Ютилась она в покосившейся хижине – такой ветхой, что казалось чудом, как она еще не рухнула. Никого на свете не было у старушки – ни детей, ни близких. Чтобы не умереть с голоду, она собирала мелкую рыбешку, выброшенную волнами не берег, и питалась ею. Но когда бушевала буря, старушка не смела и носа показать из своей хижины, не то что отправиться за рыбой. Целые дни она сидела голодная и выходила, лишь когда море утихало. Тогда она собирала много рыбок и досок, выброшенных волнами на берег.
Однажды ночью поднялась страшная буря. Хлынул дождь, море заревело, на небе засверкали молнии, громовые раскаты потрясали земли, будто наступил конец света. Старушка забилась в угол своей холодной и сырой хижины и ждала, когда уймется непогода. Вдруг налетел такой сильный порыв ветра, что чуть было не снес хижину, и тут же в дверь кто-то постучал. Старушка до смерти испугалась, но все же пошла открыть – может быть, кто-нибудь нуждается в помощи и приюте.
Открыла она дверь и видит – на пороге лежит большая черная мидия. Из узкой щели между створками льется яркий, ослепительный свет. Старушка подняла мидию, положила на стол и вернулась, чтобы закрыть дверь. Но тут послышался чей-то далекий голос:
— Не закрывай дверь, и я тебя богато вознагражу!

Старушка послушалась. В тот же миг молнии перестали бороздить небо, буря стихла, море успокоилось. А хижину наполнил такой свет, какого старушка не видывала. Этот свет шел из большой черной мидии, которая медленно раскрывалась, словно огромный черный цветок.
Когда створки раковины совсем раскрылись, старушка еле удержалась на ногах от удивления. В раковине лежала девочка с золотыми волосами и такими блестящими глазками, каких не встретишь у людей. Но вместо ножек у девочки был рыбий хвост, весь усыпанный алмазами и розовыми жемчужинами.
Старушка очень обрадовалась ребенку. Взяла корзинку, устлала ее красными лепестками герани и уложила на них маленькую гостью. Корзинку она поставила под окошком, чтобы утром первые лучи солнца озаряли ее, а днем девочка могла видеть море. После этого старушка улеглась спать, радуясь, что ее одиночеству пришел конец.
Когда она уснула, дверь распахнулась, и в хижине появилась прекрасная русалка в короне из жемчугов. Она склонилась над ребенком, нежно взяла на руки, накормила и уложила обратно. На рассвете русалка грустно посмотрела на дочку, тихонько приблизилась к постели старушки, оставила горсть белых жемчужин и промолвила чуть слышным голосом:
— Спасибо тебе, бабушка, за то, что ты укрыла мою дочку от злого волшебника, который покорил мое царство и полонил меня. Оставь ее у себя на тридцать дней и тридцать ночей, и я богато вознагражу тебя за это.
Сказав это, морская царица тотчас исчезла. Проснувшись, старушка увидела жемчужины, оставленные ночной гостьей. Впрочем, они были ей не нужны. Старушка куда более обрадовалась, подобрав на берегу вдоволь рыбы, который ей должно было хватить на много дней.
Весь день она возилась с малюткой. А когда наступила ночь, дверь хижины опять распахнулась и вошла красавица-русалка. Она накормила и приласкала ребенка, опять оставила старушке в подарок горсть белых жемчужин, а утром исчезла, словно туманная дымка над морем.

Старушка смотрела за золотоволосой девочкой целых тридцать дней и тридцать ночей. И вот наступила последняя ночь. Старушка не ложилась спать – ждала русалку. Ровно в полночь дверь скрипнула и прекрасная морская царевна в жемчужной короне вошла в хижину.
— Я пришла за своей дочерью, — сказала она. – Твоя доброта победила злого волшебника. Если бы ты не взяла к себе черную мидию и не оставила дверь открытой, мы никогда не избавились бы от него. За это я богато вознагражу тебя, бабушка!
Царица протянула старушке свою жемчужную корону.
Та от всего сердца поблагодарила за царский подарок и добавила:
— Возьми свои жемчуга, красавица. Они не нужны мне. Если же ты хочешь доставить мне радость, позволь время от времени видеть твою золотоволосую девочку.
Морская царица улыбнулась, кивнула старушке и перед восходом солнца исчезла вместе с дочерью.
С того дня старушка каждое утро находила не берегу в изобилии пищу А когда море становилось гладким, как стекло, она вглядывалась в прозрачные воды и видела золотоволосую девочку с чудными глазками и усыпанным алмазами и жемчугом хвостом. Тогда старушка говорила:
— Какой прекрасный нынче день!

Восточные сказки

Похожие сказки:

  • Китайские сказкиКитайские сказки Китайские сказки
    Китай - очень удивительная и загадочная страна. Все ее жители просто обожают природу. Они с нежностью и заботой относятся не только к животным, но и к растения и […]
  • Японские сказкиЯпонские сказки Японские сказки

    Соломенная шляпа

    Давным-давно в маленькой деревне жил бедный старик со своей женой. Старик плел «каса» — большие соломенные шляпы на продажу, а его старуха […]
  • Туркменская сказка об Ярты-ГулокеТуркменская сказка об Ярты-Гулоке Туркменская сказка об Ярты-Гулоке
    КАК ЯРТЫ-ГУЛОК НАШЁЛ И ОТЦА И МАТЬ
    Было ли это или не было — ехал по раскалённым от солнца пескам старик. Он ехал на ишаке и вёл за собой на поводу […]
  • Немецкие народные сказкиНемецкие народные сказки Немецкие народные сказки
    В данном разделе представлены сказки и легенды народов Германии. Увлекательные истории о рыцарях и принцессах, любви и предательстве, щедрости и […]
  • Английские сказки необремененные интеллектом для малышейАнглийские сказки необремененные интеллектом для малышей Английские сказки необремененные интеллектом для малышей

    Три поросенка
    (Обработка С. Михалкова)

    Жили-были на свете три поросенка. Три брата. Все одинакового роста, кругленькие, […]
  • Еврейские народные сказкиЕврейские народные сказки Еврейские народные сказки
    Еврейские народные сказки
    Бедная вдова и клад
    Жила-была вдова и было у нее пятеро детей. Каждое утро уходила вдова на работу, а дети оставались дома. Она […]
  • Тысяча и одна ночь Сказки ШахерезадыТысяча и одна ночь Сказки Шахерезады Тысяча и одна ночь Сказки Шахерезады
    Шахерезада – это кто?
    Та женщина, которая рассказывала султану сказки на протяжении 1000 и 1 ночи. Сочиняла ли она их сама, или у нее была просто […]
  • Рождественские сказкиРождественские сказки
    Рождественские сказки

    Рождественская сказка

    Пауло Коэльо

    Как повествуется в одной знаменитой древней легенде, некогда в прекрасных рощах Ливана родились […]

Добавить комментарий